Администрация Обамы ведет переговоры с союзниками и Конгрессом на предмет введения строгих экономических санкций против Ирана в том случае, если он не ответит на предложение президента Обамы о переговорах на тему его ядерной программы: речь идет о перекрытии иранского импорта бензина и других продуктов нефтепереработки.

Как сообщают официальные лица европейских государств и Израиля, вариант действий против компаний, поставляющих Ирану 40 процентов потребляемого бензина, был обсужден с этими странами. Законопроект, предоставляющий Обаме соответствующие полномочия, уже получил поддержку 71 члена Сената; ожидается, что и в Палате представителей принятие аналогичного законопроекта не должно встретить сопротивления.

По словам израильских чиновников, советник Обамы по национальной безопасности Джеймс Джонс упомянул об этой перспективе в ходе визита в Израиль на прошлой неделе.

В воскресенье Белый дом заявил, что не будет ни подтверждать, ни опровергать содержание переговоров с участием Джонса. Но другие чиновники администрации сообщили, что, по их мнению, его цель - довести до сведения израильского правительства позицию Обамы: Израиль должен прекратить делать намеки на проведение военной операции против ядерных объектов Ирана в том случае, если не будет продвижения до конца года, и дать администрации время для того, чтобы ввести 'реально болезненные', по словам государственного секретаря Хиллари Родэм Клинтон, санкции, которые могли бы вынудить Иран пойти на переговоры.

Администрация Буша рассматривала и отвергла вариант с перекрытием поставок бензина Ирану, который добывает нефть, но не обладает достаточным потенциалом в сфере нефтепереработки, чтобы удовлетворить свои потребности в бензине.

Но практическая реализация бензинового эмбарго давно считается рискованной и крайне сложной: для этого потребовалось бы участие России и Китая, которые, наряду с другими странами, ведут выгодную торговлю с Ираном. Иран пригрозил перекрыть в ответ экспорт нефти и закрыть движение судов через Ормузский пролив в условиях крайней уязвимости мировой экономики.

Публично Обама ничего не говорил об этой возможности после президентских дебатов в октябре прошлого года с сенатором от Аризоны Джоном Маккейном. 'Если мы сможем перекрыть импорт необходимого им бензина и продуктов нефтепереработки, то это начнет менять анализ затрат и выгод, - заявил тогда Обама. - Это поставит их в более жесткие условия'.

Теперь Белый дом вообще отказывается обсуждать этот вопрос. Заместитель советника по национальной безопасности Денис Макдоно (Denis McDonough), заявил, что администрация не будет комментировать консультации с союзниками, проведенные в частном порядке. Но европейские дипломаты подтверждают, что в последние недели они провели частные переговоры с чиновниками администрации на тему возможного введения таких санкций в том случае, если Иран проигнорирует назначенный Обамой крайний срок для начала переговоров к открытию сессии Организации Объединенных Наций в середине сентября.

Оценки возможной эффективности эмбарго - даже в том случае, если согласятся Россия, Китай и большинство стран Европы - осложняются политической неразберихой в самом Иране.

Некоторые аналитики считают, что санкции могут еще больше дестабилизировать ослабленный режим; по мнению других, президент Махмуд Ахмадинежад может воспользоваться ими для того, чтобы переключить внимание с президентских выборов в Иране, результаты которых оспариваются по сей день, на конфронтацию Ирана с Западом.

'Драконовские санкции не имели смысла ни в 2005, ни в 2006 годах, - говорит Р. Николас Бернс, который в качестве заместителя государственного секретаря по политическим вопросам отвечал в администрации Буша за выработку стратегии в отношении Ирана. - Но при нынешней слабости и уязвимости правительства Ахмадинежада введение гораздо более жестких санкций представляется оправданным, с одной оговоркой', - заявил он в интервью. По его словам, если президент намерен создать коалицию стран, то Конгресс должен предоставить Обаме полную свободу действий в том, что касается угрозы применения, введения и снятия санкций.

На прошлой неделе Бернс и другие эксперты по Ирану выступали на слушаниях в сенатском комитете по банкам, председатель которого, сенатор от Коннектикута Кристофер Додд (Christopher J. Dodd), заявил, что 'наша задача - вооружить президента полным набором жестких санкций, призванных усилить давление на иранский режим'.

Некоторые из сенаторов, поддерживающих предлагаемый законопроект - Закон о санкциях за поставку продуктов нефтепереработки в Иран, - считают, что он представляет собой более благоразумный ответ на ядерную программу Ирана, чем предоставление президенту полномочий по использованию, в случае необходимости, военных средств, что сделал Сенат для президента Джорджа Буша во время его противостояния с Саддамом Хусейном.

Аналогичный законопроект готовится и в нижней палате Конгресса, а член Палаты представителей от Калифорнии демократ Джейн Харман, часто выступающая по вопросам разведки и национальной безопасности, заявила в минувшие выходные, что 'по мнению большинства, именно так можно действительно причинить ущерб Ирану'. По ее прогнозу, законопроект беспрепятственно пройдет через обе палаты.

Но легкое принятие не упростит реализацию санкций. Как обнаружила администрация Буша, проводя в ООН три резолюции об умеренных санкциях, Иран обладает мощными рычагами давления на компании и страны, зависящие от его нефтяной продукции. Как предупредил Бернс, 'если санкции будут вводить только американцы, то они не будут иметь успеха'.

Сьюзан Мэлоуни (Suzanne Maloney) из Института Брукингса, одна из экспертов по Ирану, выступавших на прошлой неделе в Сенате, предупреждает о том, что Иран настолько богат ресурсами, что сможет справиться с приостановлением поставок, а потенциал конфронтации будет велик. 'Иранцы не привыкли капитулировать, - заявила Мэлоуни. - Этот режим считает, что лучшая защита - хорошее нападение'.

Законопроект предусматривает введение санкций против любой компании, которая продает или поставляет бензин в Иран, исключающих ее из числа поставщиков правительства Соединенных Штатов и нацеленных на замораживание ее финансов или страхования при погрузке. Но многие эксперты опасаются, что эффективное претворение санкций в жизнь потребует патрулирования побережья Ирана, что может привести к конфронтации с корпусом стражей исламской революции.

Белый дом крайне немногословен по поводу своей иранской стратегии и не обсуждал предлагаемый законопроект в открытую. Но он уже участвует в закулисных маневрах с Израилем. В последние недели израильские чиновники говорят о том, что нежелание Америки давить на Северную Корею, продолжающую разрабатывать ядерную программу, свидетельствует о том, что Соединенные Штаты могут терпимо отнестись и к ядерному потенциалу Ирана.

В свою очередь, советники Обамы опасаются того, что израильтяне могут пытаться вынудить администрацию к поспешным действиям, сокращая свои оценки того времени, которое потребуется Ирану для создания ядерного оружия. На самом деле, никто не знает, насколько быстро он сможет его создать, но многие технические проблемы уже решены.

'Вопрос, на который нам предстоит ответить, - говорит один американский дипломат, - заключается в том, могут ли их сегодня сдержать какие-либо санкции, учитывая то, насколько они приблизились к своей цели'.

_____________________________________________________________

Обсудить публикацию на форуме