Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) поехал в Вашингтон с визитом для представления новому американскому правительству. Там он встречается с Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) и, возможно, еще и с Бараком Обамой (Barack Obama). Накануне встречи было ясно: у Клинтон и Штайнмайера - много общего. Прежде всего, их связывает одно - они сами хотят занять кресло своего шефа.

С появлением светлого образа Барака Обамы стало популярно сравнивать немецких политиков с их американскими коллегами. Франк-Вальтер Штайнмайер, немецкий министр иностранных дел, поехал в Вашингтон с визитом для представления своему новому американскому коллеге, и в одном пункте Хиллари Клинтон точно можно сравнить со Штайнмайером, по крайней мере, с ранним Штайнмайером.

Поскольку в начальный период работы 'большой коалиции' канцлер Германии от Христианско-демократической партии столь энергично и непринужденно вращалась в поле деятельности своего социал-демократического министра иностранных дел, то президент Обама облачил главу своего Госдепа в корсет из собственных представлений.

Обама назначил спецпосланников для Ближнего Востока, Афганистана и Пакистана, а также по защите климата, сформулировал новые акценты в сфере контроля за вооружениями, обозначил линию на взаимопонимание с мусульманским миром и разрядку в отношениях с Россией.

Это напоминает те времена, когда Меркель впервые потребовала у прежнего президента США Джорджа Буша (George W. Bush) закрыть Гуантанамо и действовала на европейской арене или на саммите 'Большой восьмерки', как будто бы внешняя политика принципиально входила в сферу ее ведения как начальника. Штайнмайер, который вчера в Вашингтоне договорился с Хиллари Клинтон о совместном обеде, больше не является лишь министром иностранных дел при Меркель, он еще и кандидат на пост канцлера от Социал-демократической партии Германии.

Штайнмайер давно старается расставить собственные политические акценты. Например, в вопросе разоружения, в ближневосточном мирном процессе, а также в таких областях, как внешняя энергетическая политика и требование новой трансатлантической повестки дня (была озвучена в его речи в Гарварде в апреле прошлого года), которая должна выходить за рамки политики безопасности.

Со своей стороны, Хиллари Клинтон, которая на праймериз проиграла Обаме, а потом неожиданно была приглашена своим соперником руководить министерством иностранных дел, также старается выработать свой собственный профиль. 'Smart Power' - т.н. разумное сочетание 'мягкой' и 'твердой' силы - является главным требованием ее политики. Само понятие 'Smart Power' как альтернатива 'милитаризму и высокомерной однополярности' правительства Буша порекомендовала использовать демократам работавшая в ООН дипломат Сьюзан Носсель (Suzanne Nossel) в публикации в журнале 'Foreign Affairs' еще в 2004 году. Клинтон снова и снова ссылается на идею 'Smart Power', например, во время слушаний в сенате после ее номинирования Обамой на пост госсекретаря и, наверное, также во время своих бесед со Штаймайером вчера.

Штайнмайер стал вторым министром иностранных дел, который смог посетить Клинтон с визитом. Лишь Дэвид Миллибенд (David Miliband), его коллега из Лондона, двумя часа ранее заявил о себе в Госдепе. Особые американо-британские особые отношении не допускали бы другой последовательности - в ведомстве федерального канцлера также исходили из того, что на начальственном уровне Обама, само собой разумеется, посетит Гордона Брауна (Gordon Brown) перед визитом к Ангеле Меркель (Angela Merkel).

Дискуссии, ведущиеся в Германии, о будущих германо-американских отношениях уж слишком суживались на ключевом слове 'Афганистан', критиковал Штайнмайер накануне своей беседы с Клинтон, с которой он познакомился в прошлом году во время Мюнхенской конференции безопасности. Но существует намного больше аспектов. 'Многое становится по-другому, легче, лучше, - считает Штайнмайер, - но трения также будут существовать. Не каждый день - медовый месяц и будут возникать вопросы, в которых позиции сторон не совпадают'.

Но уже сегодня заметно, что темы, которые он, Штайнмайер, принимает близко к сердцу, теперь можно было бы начать обсуждать в Вашингтоне. К ним относятся возвращение к переговорному процессу в рамках ДОВСЕ и реализация инициативы по заключению нового договора СНВ. Отказ от чисто военного определения политики безопасности придал бы США и Западу новую достоверность. Германии следует 'без наивной эйфории правильно оценивать шансы', - говорит министр иностранных дел и кандидат на пост федерального канцлера от СДПГ Штайнмайер.

________________________________

Восстановление связи с Россией ("The Times", Великобритания)

Новая попытка разоружения ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Здесь могла бы начаться американо-российская оттепель ("The Guardian", Великобритания)

Лед тронулся ("The Guardian", Великобритания)

* * * * * * * * * *

Музей погибшей советской цивилизации (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Трудности перевода: "Это - фашисты!" или "Так всегда поступал КГБ" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Гайд-парк vs Лобное место (Общественная палата читателей ИноСМИ)

ИноСМИ и интернет-солдаты Урфина Джюса (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.