Прага, Чехия. Это была неприятная новость, хотя ничего неожиданного в ней не было. Мне позвонила одна из постоянных авторов Transitions Online (журнала, в котором я работаю редактором), живущая в России. Она была в шоке: газета, в которой она работает, только что отправила ее - своего последнего штатного репортера - в неоплачиваемый отпуск на месяц.

В наше время американским читателям не привыкать к историям об умирающих газетах. Однако если на Западе этот процесс в основном связан с падением тиражей и конкуренцией со стороны онлайн-изданий, то в России и некоторых других странах ему усиленно помогает правительство.

По мере того, как замолкают независимые голоса, в мире множатся места - от Албании до Зимбабве - в которых доступ оппозиции к СМИ ограничен и в которых инакомыслящие, если они хотят, чтобы их услышали, вынуждены прибегать к насилию и экстремизму.

Газета нашего автора, независимая и нередко критиковавшая Кремль, не получала прибыльных государственных заказов на размещение рекламы, а рекламные расходы частных компаний в кризис резко сократились. Газета продолжает кое-как существовать, активно используя материалы информагентств, однако ее будущее остается под вопросом.

Как писала наш автор в своей колонке: 'Правительственные чиновники в России тесно связаны с деловым сообществом. Это значит, что для частного СМИ конфликт с могущественными людьми чреват прямыми финансовыми потерями. Российские редакторы привыкли прислушиваться к тревожным сигналам'.

Явственно растущую проблему 'мягкой цензуры' рассматривает в своем январском докладе Центр международной помощи СМИ (Center for International Media Assistance) при Национальном фонде в поддержку демократии (National Endowment for Democracy). Речь идет об использовании правительствами своих рекламных фондов, чтобы награждать дружественные СМИ и наказывать настроенные критически. К такому же поведению правительства могут принуждать и частные компании.

Наш корреспондент в Албании Бесар Ликмета (Besar Likmeta) писал о тактике кнута и пряника, которой придерживается правительство этой страны по отношению к СМИ. Кнутом служат притеснения, внезапно обнаруживающиеся налоговые недоимки, иногда прямые штрафы.

В роли пряника для послушной прессы выступают, по словам г-на Ликметы, 'доходы: от продолжительных, финансируемых из госбюджета рекламных кампаний, прославляющих достижения правительства в борьбе с коррупцией, а также в строительстве школ и инфраструктуры'.

Во многих из этих стран газеты остаются единственными независимыми голосами, так что мишенью для государства служат в основном именно они. Например, в России Кремль давно взял под прямой контроль часть телеканалов, а остальные отдал своим друзьям.

Интернет вряд ли служит достойной заменой. Во-первых, во многих из подобных стран он все еще не слишком распространен. Во-вторых, в местах, где режим особенно суров, Интеренет либо частично блокируется, либо посетители интернет-кафе обязаны предъявлять документы и в результате, в лучшем случае, опасаются заходить на сайты, которые правительство считает сомнительными. В худшем случае, их могут потом выслеживать.

В качестве примера доклад приводит случай, о котором стало известно в сентябре , благодаря усилиям Центра журналистики и общественной этики (Center for Journalism and Public Ethics) в Мехико.

'Центр журналистики и общественной этики сообщает, что губернатор штата Пуэбло Марио Марин Торрес (Mario Marin Torres) отказался размещать рекламу на трех новостных сайтах, критически отзывавшихся о нем и писавших о его возможных связях с бизнесменом, причастным к сети педофилов. По словам директора одного из трех изданий - портала e-consulta - Родольфо Руиса Родригеса (Rodolfo Ruiz Rodriguez), 'это до смешного несправедливо: они заключают контракты с газетами, у которых совсем нет рейтинга и которые даже не могут указать свой реальный тираж, а нас отсекают за критический настрой'.

Ряд комментаторов полагает, что корнем зла является государственная реклама как таковая. Разумеется, самодовольная пропаганда, о которой писал Ликмета, совершенно бессмысленна. Однако на страницах газет должно уделяться место и правительственным кампаниям в сфере здравоохранения и образования, а также официальным объявлениям о конкурсах и сборе предложений. Без всего этого правительство станет менее открытым для нужд граждан.

В странах, в которых недостаточно развит частный сектор, а значит и коммерческая реклама, многие издания все равно будут зависеть от правительственных объявлений.

Доклад предлагает несколько возможных решений, в том числе, добиваться прозрачности государственных рекламных контрактов, требовать от правительства, чтобы оно размещало свои объявления там, где они скорее дойдут до целевой аудитории, превращать независимые СМИ в некоммерческие организации, и наконец, для тех мест, где законы о свободе прессы существуют, но не соблюдаются - обращаться в суд.

Хорошо, хотя бы, что страны, желающие вступить в НАТО, должны обладать демократическим правительством, а Европейский Союз требует принять - и соблюдать- набор законов, гарантирующих основные свободы. Тем не менее, Европейской комиссии также следовало бы обратить внимание на проблему 'мягкой цензуры'.

Как же быть с остальными странами? Иностранная помощь для наиболее бедных из них редко ставится в зависимость от реформ в этой сфере. Даже в странах с внешними признаками демократии - например, в европейских государствах бывшего коммунистического блока - у граждан нет привычки к свободе СМИ, и поэтому они довольно равнодушно реагируют на случаи манипулирования прессой и запугивания журналистов.

И, наконец, есть Россия. В своем недавнем докладе, посвященном Индексу защищенности СМИ, занимающийся развитием независимых СМИ и гражданского общества Совет по международным исследованиям и обменам (International Research and Exchanges Board) ссылался на данные проведенного в октябре 2007 года опроса, согласно которым лишь 2 процента россиян считают свободу получать и распространять информацию любыми законными способами одним из своих важнейших конституционных прав.

Многие в России не обращали на это внимания, пока росло влияние России, и росли их стандарты жизни. Возможно, когда замолкнет еще больше независимых голосов - или когда по ходу кризиса финансовое положение людей заметно ухудшится - ситуация переменится.

Как ни странно, именно пример России показывает, как могут выжить независимые СМИ. 'Новая газета', в которой работала известный критик Кремля Анна Политковская, пока ее в 2006 году не застрелили, выходит благодаря щедрости своих богатых владельцев - Михаила Горбачева и олигарха Александра Лебедева.

Кроме этого, по всей Восточной Европе и Средней Азии существуют мелкие, финансируемые за счет грантов и выходящие в основном в Интернете издания, вроде нашего, которые заодно служат центрами по обучению журналистов. Они обычно привлекают молодых авторов, по горло сытых псевдожурналистикой, которую они видят в своих странах. По-видимому, поддержка независимых СМИ по всему миру постепенно превращается в своеобразную благотворительность.

Спасти часть этих СМИ может только изменение законов или позиции власти, в противном случае экономический кризис закончит то, что начали правительства.

Обсудить публикацию на форуме