Что может быть смешнее, чем присуждение Бараку Обаме Нобелевской премии мира? Только реакция тех, кто счел это присуждение «преждевременным», как если бы блеск внешней политики Обамы был столь самоочевиден, а ее успех гарантирован, что норвежцам достаточно было бы подождать несколько лет - и всем бы стало ясно, что американский президент достоин премии.


Чтобы поверить в это, надо быть мечтательным подростком (лучше всего скандинавом или членом Социалистического интернационала) или верить каждому слову Белого дома. Собственно говоря, именно так там и оправдывают привычку президента раскатывать с извинениями по Европе и Ближнему Востоку – дескать, национальное самоочернение - виноват, контакт и понимание – не должно приносить немедленных результатов; оно просто сеет семена добрых чувств, из которых потом непременно произрастут внешнеполитические успехи.


Сам Чонси Гардинер (Chauncey Gardiner) (персонаж фильма «Будучи там», садовник, ставший советником президента – прим. перев.) не мог бы сказать лучше. Что ж, посмотрим, чего президент добился за девять месяцев.


Обама держал язык за зубами, когда в Иране расстреливали демонстрантов, и даже признал легитимность бандитского режима, незаконно вернувшего себе власть в результате сфальсифицированных выборов. Что в итоге? Иран стал еще безжалостней подавлять оппозицию и продолжает развивать свою ядерную программу.


Во время визита в Китай госсекретарь Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) не включила в повестку дня вопрос о правах человека, а сам Обама опозорился, отказавшись встречаться с Далай-ламой (то есть, конечно, как нам говорят, «отложив встречу» с ним). Что в итоге? Китай ни на дюйм не отступил в вопросах о Северной Корее, Иране и правах человека. Зато они с Россией теперь пытаются лишить доллар статуса мировой резервной валюты.


Чем закончилась история с «уважением к мусульманам», Каирской речью и беспрецедентным давлением на Израиль, от которого Обама требовал полностью заморозить строительство поселений? Как сообщает The Post, «последствия инициативы с поселениями оказались негативными», и теперь перспективы мира между арабами и израильтянами, «скорее всего, ухудшились».


А к чему привел наиболее громкий внешнеполитический шаг президента– внезапный отказ от соглашений с Польшей и Чехией о противоракетной обороне, против которых так яростно выступала Россия? Для восточноевропейцев это был сокрушительный удар, а Россия получила бесплатную возможность восстановить влияние в регионе, который уже надеялся, что под защитой Америки он вновь обрел независимость.


Впрочем, может быть не бесплатную? Мы же, наверное, должны были что-то получить за то, что продали наших друзей? Может быть, в тайне Обама договорился с Россией о том, что она поможет нам остановить иранскую ядерную программу пока не поздно? «Подождите немного», - заявляют представители администрации, которые неделю спустя после отказа от ПРО радостно доказывали, что туманные заявления президента Дмитрия Медведева оправдывают предательство.


Между тем, его слова звучали настолько двусмысленно, что даже в то время позиция администрации выглядела нелепой. Но вот Клинтон на этой неделе направилась в Москву завершить сделку – и что она получила?


«Россия не уступает в вопросе о санкциях; Клинтон не смогла переубедить оппонента», - так подвела The Post итоги случившегося.
Отметим то, как основательно проучили Клинтон. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что санкции и угрозы давления «контрпродуктивны». Еще раз: хуже, чем бесполезными, он считает не только санкции, но даже угрозы давления.


Впрочем, ситуация продолжает ухудшаться. Не дождавшись уступок от русских, Клинтон пошла на уступки сама! Санкции? Какие санкции? «Для них еще не время, - теперь утверждает она. – М не пришли к окончательному решению. . . но мы хотели бы, чтобы Иран сотрудничал см международным сообществом».


Но подождите, разве еще в июле Обама не говорил, что Иран должен пойти на уступки до саммита «большой двадцатки» в конце сентября? Когда этот срок прошел разве не он предупредил Иран, что его постигнут «болезненные санкции» и что он должен «сменить курс или ожидать последствий»?


Где нынче прошлогодний снег… США теперь отступают даже со своих сомнительных позиций трехнедельной давности. Видите, никаких санкций? Мы снова будем пытаться взаимодействовать с Ираном - как нам и советуют русские.


Генри Киссинджер (Henry Kissinger) однажды сказал, что основная работа Анатолия Добрынина, вечного советского посла в Вашингтоне, состояла в том, чтобы объяснять кремлевским лидерам, что когда Соединенные Штаты предлагают нечто невыгодное для себя, это не обязательно ловушка.


Сегодня Добрынин уже не нужен. Российское руководство, с трудом верящее в такую удачу, больше не нуждается в переводчиках, чтобы понять, что за нелепыми метаниями команды Обамы, за всеми этими подарками и «кнопками перезагрузки» не скрывается никаких коварных, дьявольских, хитроумных, или даже просто серьезных планов. Что это чистый непрофессионализм, завернутый в наивность и прикрытый доверчивостью. Короче говоря, в самый раз для Нобеля.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.