После многомесячных переговоров с Россией представители администрации Обамы с надеждой говорят о крупном шаге вперед, который может быть сделан уже на этой неделе. Он позволит двум сторонам подписать новое соглашение, которое придет на смену самому масштабному договору по сокращению ядерных вооружений, поскольку срок его действия заканчивается 5 декабря.

Поводом для оптимизма послужил октябрьский визит в Москву советника по национальной безопасности США Джеймса Джоунса (James L. Jones), который представил своему кремлевскому коллеге пакет предложений по новому договору о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). Об этом сообщили американские и российские официальные лица. Москва пока не дала официальный ответ на эти предложения, однако высокопоставленные российские руководители отреагировали на них положительно.

Российский президент Дмитрий Медведев заявил в субботнем интервью, что стороны имеют "все шансы договориться о создании нового договора, определить новые пороговые значения [вооружений], определить меры контроля и подписать юридически обязывающий документ уже в конце этого года". И американские политические руководители, и Пентагон едины в своей поддержке предложений Джоунса. Кремлевское руководство решило посоветоваться с российскими военными и получить их одобрение либо рекомендации по встречным предложениям.

Заключение соглашения, которое придет на смену договору СНВ от 1991 года, это важнейший первый шаг в рамках амбициозной программы президента Обамы в области международного контроля вооружений. Аналитики и законодатели с тревогой наблюдали за приближением крайнего срока подписания этого документа. Они опасались прекращения действия сложных процедур инспекций и проверок, которые обеспечивают стабильность в балансе сил и отношениях двух ядерных гигантов. Стороны обсудили вопрос о том, чтобы данные процедуры действовали до тех пор, пока не вступит в силу новый договор.

Оптимизм американских руководителей резко контрастирует с той озабоченностью, которую выразили недавно аналитики из США и России. Они отмечают, что переговоры не привели пока к окончательной договоренности по ключевым вопросам, таким как предельное количество пусковых установок для ядерного оружия, процедуры проверки, американские предложения об установке неядерных боезарядов на стратегических ракетах наземного и морского базирования, а также системы противоракетной обороны. Соединенные Штаты не хотят идти на значительные уступки России в ее жестких требованиях увязать вопросы разоружения и ПРО.

Новым договором СНВ предусматриваются весьма скромные сокращения боезарядов. Сейчас, в соответствии с июньским соглашением от 2002 года, заключенным между бывшими президентами Джорджем Бушем и Владимиром Путиным, каждой из сторон разрешено иметь от 1700 до 2200 боеготовых ядерных зарядов. На саммите в июле Обама и Медведев договорились о новых предельных значениях от 1500 до 1675 боеголовок с каждой стороны.

Больше споров вызвал другой вопрос - о сокращении стратегических бомбардировщиков, способных нести ядерное оружие на борту, а также ракет наземного и морского базирования (на подводных лодках). Русские в этом вопросе настаивают на более существенных сокращениях, чем американская сторона. Они предложили резко снизить разрешенный порог с 1600 единиц с каждой стороны до 500. Американские же переговорщики предлагают ограничиться 1100 единицами. Предложение Джоунса представляет собой "разумный компромисс", заявил представитель США, отказавшийся назвать точную цифру. Есть предположение, что Джоунс предложил потолок в 700 единиц.

Русские по-прежнему хотят, чтобы в это число вошли все пусковые установки для стратегических ракет, включая и те, что несут боеголовки в обычном, а не только в ядерном снаряжении. Американская сторона может согласиться с такой позицией.

Еще один спорный вопрос, по которому продолжаются дебаты - это программы проверки. Русские говорят о том, чтобы прекратить инспекции американцев на своих заводах по производству ракетного оружия, поскольку Соединенные Штаты их на свои заводы не пускают, объясняя это тем, что больше не производят стратегические межконтинентальные баллистические ракеты.

Хотя многое говорит о том, что новое соглашение может быть достигнуто к 5 декабря, на ратификацию этого договора в американском Сенате могут уйти долгие месяцы. Помня об этом, сенатор-республиканец от штата Индиана Ричард Лугар (Richard G. Lugar) внес в четверг законопроект, который позволит Обаме временно продлить группам российских инспекторов право на проведение инспекций в США (на взаимной основе).

Выступая с трибуны Сената, Лугар заявил: "Прекращение инспекционной деятельности противоречит интересам и США, и России".

Высокопоставленные американские представители сообщили Washington Post, что хотят запустить "переходный механизм", когда истечет срок действия договора. Он позволит продолжить инспекции, обмен данными, а также процесс уведомления об испытаниях, перебросках систем вооружений и прочих изменениях. Эти представители высказывались на условии соблюдения анонимности в связи с секретным характером переговоров.

Соединенным Штатам и России принадлежит более 90 процентов мирового ядерного арсенала. Обе стороны выражают надежду, что их действия по сокращению запасов ядерного оружия вдохновят другие страны на поддержание более жестких мер, направленных на предотвращение распространения смертоносного оружия в таких странах, как Иран.

Ожидается, что Россия очень скоро даст ответ на предложения Джоунса, возможно, когда стороны сядут в понедельник за стол переговоров в Женеве.

"Мы надеемся, что это будет последний раунд, и что к 5 декабря мы договоримся о новом соглашении", - заявил агентству "Интерфакс" представитель российского МИД Андрей Нестеренко. Эти слова цитирует агентство Agence France-Presse.

Заместитель госсекретаря по контролю вооружений Эллен Таушер (Ellen O. Tauscher), которая была в Москве вместе с Джоунсом, сказала следующее: "Есть вопросы, которые нам необходимо дорабатывать, но есть и продвижение вперед".

Даже если новый договор будет вскоре подписан, нет никаких шансов, что его направят в Сенат на ратификацию до будущего года. Представители администрации признают, что им придется подготовить большое количество дополнительного материала, чтобы дать ответы на вопросы, уже заданные ключевыми фигурами из Республиканской партии, в том числе, сенатором от Аризоны Джоном Килом (Jon Kyl), который следит за переговорным процессом.