Соединенный Штаты в ближайшее время потеряют ключевой инструмент контроля, сохранившийся со времен последних дней холодной войны, - право размещать американских наблюдателей в России для подсчета ракет дальнего радиуса действия при покидании ими мест сборки.


Окончание периода получения неограниченного доступа на месте, скорее всего,  вызовет возражения в Конгрессе, при этом хорошо осведомленные источники в обеих партиях ведут споры относительно того, кто несет за это ответственность – администрация Джорджа У. Буша (George W. Bush) или администрация Обамы (Obama).
Республиканцы озабочены ранее не объявленным соглашением между администрацией Обамы и Кремлем, заключенным в октябре, в котором есть положение об отъезде американских инспекторов в эту субботу. Закрытие этого пункта проверки, предупреждают они, нанесет вред способности Вашингтона следить за выполнением Москвой согласованных сокращений ее ядерного арсенала.


Демократы, с другой стороны, настаивают на том, что они «связаны» соглашением, достигнутым в конце прошлого года между администрацией Буша и Москвой, но не ставшим достоянием общественности. Это, говорят они, не оставляет команде Обамы иного выбора.
Группа американских наблюдателей в Воткинске (Votkinsk Portal Monitoring Facility) действует согласно положениям Договора о сокращении наступательных вооружений (СНВ I) на Воткинском машиностроительном заводе, расположенном в 600 милях к востоку от Москвы. На этом предприятии собираются все российские межконтинентальные баллистические ракеты (МБР).


Сотрудники администрации и представители Конгресса подчеркивают, что действующий мандат этого пункт мониторинга истекает вместе с завершением срока действия договора СНВ в субботу на этой неделе, а администрация Обамы приняла решение не добиваться заключения нового договора, который бы позволил американцам остаться на месте.
«Американские и российские официальные лица подписали 20 октября целый ряд документов, устанавливающих процедуры, которые надо будет соблюдать после завершения мониторинга со стороны США действий на предприятии по производству российских МБЛ в Воткинске», заявил один из сотрудников Государственного департамента.


Обе страны сначала договорились о «непрерывном мониторинге» в соответствии с договором от 1987 года о ракетах средней дальности с ядерными боеголовками, подписанным президентом Рейганом (Reagan) и советским лидером Михаилом Горбачевым.
Соответствующим пунктом проверки на территории США был определен бывший завод по производству ракет Hercules Aerospace, расположенный в городе Магна (Magna), штат Юта (Uta), который русские покинули более восьми лет назад.


Хотя Соединенные Штаты не производят новых ракет дальнего радиуса действия, Россия продолжает это делать, и в этой стране были произведены десятки ракет с того момента, когда 15 лет назад начался мониторинг. Договор СНВ запрещает производство определенных типов ракет, и верификация этих положений осуществлялась располагавшимися в Воткинске американцами, которые пересчитывали и проверяли каждую ракету, покидавшую территорию завода, подчеркивают аналитики.


Однако командующий российскими ракетными войсками стратегического назначения Николай Соловцов, по сообщению Российского информационного агентства, заявил, что сборка и размещение следующего поколения ракет РС-24 начнется с момента истечения срока действия договора. Аналитики полагают, что это весьма вероятно, поскольку Москве не было запрещено разрабатывать новые ракеты.
Во время визита президента Обамы в Москву в июле этого года обе стороны согласились разработать новый договор по контролю над вооружениями, который должен прийти на смену договору СНВ. Обе стороны также поставили себе цель сократить количество ядерных боеголовок до уровня в пределах между 1500 и 1675 единицами в течение семи лет.


Представляется маловероятным, чтобы обе страны смогли уложиться в срок до 5 декабря, которые они сами себе поставили, однако официальный представитель Государственного департамента Иан Келли (Ian Kelly) заявил в понедельник, что США надеются, что проект договора будет готов к концу месяца.
«Здесь два главных приоритета – это сокращение ядерных арсеналов, а также сохранение механизмов верификации и мониторинга, которые являются ключевыми положениями договора СНВ», отметил господин Келли.


Представители Конгресса заявили, что сотрудники администрации Обамы проинформировали их о том, что они «связаны» договором, заключенным администрацией Буша, о закрытии пункта мониторинга в Воткинске. Они также отметили, что администрация Буша вообще не хотела продлевать договор СНВ.
Заместитель государственного секретаря по вопросам верификации, выполнения условий и реализации в администрации Буша Пола ДеСаттер (Paula DeSatter) отметила, что она в ноябре 2008 года направила русским предложения относительно нового договора СНВ, однако достичь договоренности по этому поводу не удалось.


Она подтвердила, что в договоре не было положения о продлении работы пункта проверки в Воткинске, однако она объяснила это решением команды Буша «не ограничивать количество средств доставки», поэтому и не было необходимости пересчитывать каждую произведенную российскую ракету. «Нам не нужен был полный режим верификации из договора СНВ», добавила она.
В отличие от этого, команда Обамы «поддержала подход, содержащийся в договоре СНВ, относительно ограничения как боеголовок, так и ракет»,  так что для них имеет смысл сохранить пункт проверки в Воткинске, отметила она.


«Не было ничего такого в нашем предложении, что лишило бы возможности администрацию Обамы добавить Воткинск или любую другую верификационную меру, если бы они взяли на вооружение такой подход», подчеркнула госпожа ДеСаттер.
Однако исполнительный директор Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрил Кимболл (Daryl Kimball) заявил, что команда Обамы не могла вернуться назад и пересмотреть заключенное в прошлом году соглашение.


Представители администрации Обамы заявляют, что они серьезно относятся к ракетной программе Москвы и ведут переговоры о новых мерах по верификации, которые должны прийти на смену постоянному представительству США в Воткинске. Они отказались сообщить детали.
Господин Кимболл отметил, что к числу других способов проверки количества производимых Россией ракет  можно отнести регулярные инспекции, обмен данными и сбор разведывательной информации, в том числе и наблюдение за испытательными полетами.
«Насколько значимым окажется (потеря Воткинска) зависит от того, какие будут выработаны новые механизмы верификации», подчеркнул он.


Однако некоторые представители Республиканской партии в Конгрессе предупредили о существенных негативных последствиях прекращения работы этого пункта. По их мнению, ничто не может заменить ежедневный мониторинг на месте, а администрация Обамы должна была попытаться продлить срок его действия и включить это положение в новый договор.
Официальные лица США пытаются дополнить «промежуточное» соглашение, которое должно быть подписано на этой неделе, для того, чтобы некоторые верификационные меры смогли сохранить свое действие до завершения работы над продолжением договора СНВ. Однако группа мониторинга, по их словам, покинет Воткинск.


«После того как группа проверки покинет Воткинск, русские смогут разместить сотни ракет», подчеркнул старший помощник одного из членов Республиканской партии в сенате. «Россия – это большая страна, и над ее территорией пролетает много спутников», так что будет нелегко подсчитывать количество ракет на основе данных об испытательных запусках.
Другой помощник одного из членов Республиканской партии отметил, что «весь смысл контроля над вооружениями» состоял в том, чтобы Соединенные Штаты узнавали больше о потенциале российских вооруженных сил, чем это можно сделать только на основе оценок.
«У нас серьезные проблемы по части оценок, но мы стали лучше понимать нашего противника» после заключения договора СНВ и других соглашений, подчеркнул он. «Вы не можете подсчитать мобильные ракеты из космоса».


Представители администрация Обамы подчеркивают, что обе страны не являются больше врагами и что они сделала все возможное для улучшения отношений с Россией. «Характер наших отношений изменился, и мы довольно хорошо представляем себе, на что направлены ракетные программы России», отметил один из американских чиновников.
И, тем не менее, критики говорят, что связи еще не находятся на таком уровне, чтобы Вашингтон мог полностью доверять Москве.


«Впервые за последние 15 лет широкий набор средств верификации, оповещения, уничтожения, а также другие меры по укреплению доверия прекращают свое действие в субботу, отметил сенатор-республиканец из Аризоны Джон Кил (Jon Kyl) на слушаниях в сенате в конце прошлого месяца. По его мнению, договор СВН нужно было продлить.


Господин Кимболл отметил, что есть еще одна причина, по которой администрация Буша должна взять на себя хотя бы часть ответственности за потерю доступа на завод в Воткинске. По его мнению, администрация США «не возражала против разработки Россией ракет РС-24, и ее представители не хотели продолжения других типов юридически обязывающих проверок, основанных на положениях договора СНВ».
«Сенатор Кил не выступал раньше на сенатских слушаниях против решения администрации Буша не продолжать важнейшие положения договора СНВ относительно мониторинга и верификации в 2008 году, однако сейчас он жалуется на то, что администрация Обамы недостаточно предпринимает усилий для сохранения эффективного мониторинга американских и российских ядерных арсеналов, - подчеркнул господин Кимболл. – Раньше он был против этого, а теперь он за».


Один из старших помощников господина Кила сказал, что сенатор всегда уделял большое внимание верификации, но сейчас он стал более активно выступать по этому поводу, так как господин Обама хочет добиться сокращения ядерных арсеналов обеих стран до значительно более низкого уровня, чем господин Буш, предлагавший уменьшить количество боеголовок соответственно до 1700 и 2200 единиц.
«Если вы хотите заявить об обоснованности сокращения мер контроля за выполнением русскими условий договоров, то вы должны быть в высшей степени уверены в том, что они выполняют взятые на себя ограничения, подчеркнул он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.