Президент Барак Обама (Barack Obama) и его помощники много говорят о том, насколько его подход к мировым делам отличается от подхода Джорджа У. Буша (George W. Bush). Значительно меньше они говорят о том, что его подход имеет очень много общего с подходом другого Буша – Джорджа Г. У. Буша (George H.W.Bush).


Медленно, но верно господин Обама так выстраивает внешнюю политику, что она все больше напоминает того президента Буша, который стоял у руля в момент окончания холодной войны, чем того президента Буша, который руководил страной после разрушительного террористического нападения на США.
Характерным признаком внешней политики старшего президента Буша был выбор в пользу прагматизма и стабильности, а не в пользу идеализма и риска. При этом акцент делался на многостороннем, а не одностороннем подходе. Кроме того, можно отметить готовность работать с теми лидерами в мире, которые реально существуют, а не с теми, с которыми Америка предпочла бы иметь дело.


Многие из этих отличительных признаков можно увидеть в решении господина Обамы направить дополнительно 30 000 солдат в Афганистан. В заявлении по этому поводу господина Обамы не было возвышенной риторики о распространении демократии или проведения преобразований в Афганистане, которые могли бы быть упомянуты президентом Бушем младшим. Вместо этого акцент был сделан на стабилизации Афганистана, а не на исправлении ситуации в стране -  все это свидетельствует о менее идеалистическом подходе, и это похоже на то, чего можно было бы ожидать в такой ситуации от Буша старшего.


Был также сделан особый акцент на том, чтобы сделать большую афганскую волну (Afgan surge) международной, а не односторонней акцией – следовательно, было оказано сильное давление на союзников с тем, чтобы они одновременно увеличили свои воинские контингенты, а это еще одна характерная черта политики первого Буша. Объявленная стратегия также основывается на формуле  быстро войти в страну и быстро выйти из нее при постановке ограниченных целей.

 

Это напоминает решение первого президента Буша выбить иракские войска из Кувейта в 1991 году и завершить там эту операцию, вместо того чтобы продолжить движение на Багдад и сместить Саддама Хусейна (Saddam Hussein).
Господина Обаму часто критикуют за его излишнюю склонность к высокопарной риторике, а также за избыток амбиций во внутренней политике, однако ничего подобного в его заявлении по Афганистану не было – это также похоже на то, как делал свои заявления по вопросам внешней политики старший президент Буш.


В целом можно говорить о том, что младший президент Буш, особенно после террористической атаки 11 сентября 2001 года стремился использовать всю мощь США для того, чтобы изменить мир, и он не был готов при этом идти на компромиссы. Его отец в большей степени пытался использовать силу США для стабилизации мира, и он был готов идти на компромиссы для достижения этой цели. Оба эти подхода подвергались критике. Недостаток подхода младшего Буша состоял в том, что он был слишком идеалистичным и слишком напыщенным, тогда как старшего Буша критиковали за отсутствие идеализма и излишнюю осторожность.


Как бы там ни было, президент Обама все больше приближается к категории Буша старшего.
«Акцент на внешнюю политику делается также для самой внешней политики, а не для проведения преобразований», подчеркивает президент Совета по внешней политике (Council on Foreign Relations) Ричард Хаасс (Richard Haass), работавший с администрациями обоих Бушей. – “Это больше возврат к Бушу 41, чем к Бушу 43», добавляет он, используя порядковый номер президентства для того, чтобы отличить отца от сына. Не случайно Обама во время прошлогодней кампании заявил, что он восторгается подходом президента Буша старшего к международным делам, и, вместе с тем, он открыто критиковал его сына.


Принято рассматривать подход старшего Буша к международной политике сквозь призму первой войны в Персидском заливе, но еще лучше о его подходе свидетельствуют его уверенные действия в период упадка и падения Советской империи. На этом фронте Буш последовательно делал акцент на сохранение стабильности в ходе перемен, а не на скорости этих изменений, и риск зайти слишком далеко в свержении Советов перевешивал для него риск остановиться на полпути.


Таким образом, первый президент Буш долгое время сохранял лояльность по отношению к советскому лидеру Михаилу Горбачеву, несмотря на требования о поддержке  от импульсивного самопровозглашенного российского реформатора Бориса Ельцина. В исключительно опасной ситуации он предпочитал до конца иметь дело со стабильным, знакомым ему лидером, вместо того, чтобы иметь дело с менее стабильным и, по сути, незнакомым бунтарем.


Старший президент Буш приложил много усилий, работая совместно со своими союзниками для того, чтобы стратегия в период развала Советского Союза и объединения Германии была бы общей для Запада. Он работал почти непрерывно в контакте прежде всего с британским премьер-министром Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher) и канцлером Германии Гельмутом Колем (Helmut Kohl).


Вследствие этого США оказывались в неловком положении, и иногда казалось, что Америка пытается замедлить распад своего главного врага.  «Было бы неблагоразумно» - эта фраза стала настолько широко распространенным описанием подхода Буша, что она превратилась даже в объект для шуток в программе «Saturday Night Live» (Субботним вечером в прямом эфире)( (юмористическая программа на американском телеканале NBC – прим. пер).


Президент Обама, разумеется, не перенял подход старшего Буша целиком. Когда администрация первого Буша приняла решение начать войну против иракских сил в Кувейте, то это было сделано с использованием подавляющей военной силы, чего не скажешь об избранном подходе нынешнего президента в отношении Афганистана.


В определенной мере экономическая слабость Америки в настоящей момент, вероятно, требует сделать выбор в пользу менее амбициозного подхода, чем это пытался делать Джордж У. Буш. Стало сложнее, к примеру, вести полемику с Китаем по поводу прав человека и одновременно рассчитывать на поддержку со стороны Пекина в финансировании раздувающегося долга, или противостоять в одиночку Ирану, когда военная машина США и так напряжена до предела. Возможно, подход старшего Буша был проявлением благоразумия, тогда как подход Обамы, судя по всему, обусловлен необходимостью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.