В январе этого года первый чернокожий президент США Барак Обама пришёл в Белый Дом с лозунгом «Да, мы можем» ('Yes we can'), но за первый года своего правления это оптимистичное заверение постепенно уступило место более осторожному «Видно будет”.


Обама завершает год с определёнными успехами. В начале 2009 г. он добился принятии плана оживления американской экономики, размером в 787 миллиардов долларов. Удалось избежать спада производства, и экономика начала вновь расти. Не так давно он был удостоен в Осло Нобелевской премии мира.
Но осталось и много нерешённых вопросов: проведение миграционной реформы перенесено на следующий год; реформа здравоохранения продвигается в Конгрессе черепашьим шагом; боевые действия в Ираке и Афганистане не только продолжаются, но и (в случае последнего) будут нарастать.


Прагматизм


То, что нынешний хозяин Белого Дома провозгласил в качестве одного из новых направлений своего внешнеполитического курса, а именно, борьбу с изменением климата, на этой неделе вылилось в подписание в Копенгагене соглашения о минимальных мерах в данной области. Оно буквально было выстрадано после долгих и трудных переговоров, и сам Обама признал этот документ «недостаточным».
Американский президент заявил о «значительном рывке» в первый год его правления.


Сразу после своего прихода в Белый Дом Обама объявил о закрытии тюрьмы в Гуантанамо, о новых усилиях по установлению мира на Ближнем Востоке и грандиозный план по оживлению американской экономики.
Пока осуществляется только план экономического развития. Мирный процесс на Ближнем Востоке, похоже, пробуксовывает как всегда, а Белый Дом признал, что не сможет закрыть тюрьму в Гуантанамо к указному сроку - 20 января - но продолжает принимать меры в этом направлении, объявив недавно о приобретении тюрьмы в Иллинойсе, чтобы поместить туда некоторых заключённых из Гуантанамо.


Возможно, его прагматизм с особой силой проявился в вопросах изменения климата и реформы здравоохранения. В обоих случаях для достижения консенсуса ему пришлось пойти на соглашения, которые сильно недотягивали до его первоначальных ожиданий.
Но, как заметил Обама в Копенгагене, «если бы мы надеялись достичь (всех целей), то не добились бы никакого прогресса».


Сеятель


Чего хотел Обама в этом году добиться, так это продвижения вперёд. Или, как выразился его советник по политическим вопросам, Дэвид Аксельрод, «посеять сейчас, чтобы собрать жатву потом».
Этот принцип он применяет и во внешней политике. В ходе каждого визита он предлагал осуществить своего рода «перезагрузку» в отношениях  со своей страной.


Его попытки добиться доверия в отношениях с Москвой, по крайней мере на данный момент, похоже, дают определённые результаты. Объявив о том, что размещение в Европе системы противоракетной обороны откладывается, он добился того, что Москва проявляет гораздо большую готовность в вопросе введения санкций против Ирана. Обе страны намерены вскоре подписать договор о ядерном разоружении взамен истекшего в начале декабря Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СТАРТ).
Что касается отношений с Европой, Обама добился от союзников поддержки своей новой стратегии в Афганистане, предусматривающей усиление группировки сейчас и начало вывода иностранных войск из этой страны в июле 2011 года.


В первый день декабря американский президент объявил о размещении 30 тысяч свежих американских солдат в этой стране. Страны НАТО дополнительно отправят туда 7000 военнослужащих. Менее понятными остаются пока результаты его политики в отношении Китая.


Глава американской администрации совершил государственный визит в Пекин, за который подвергся серьёзной критике у себя дома в связи с кажущимся отсутствием явных результатов. Обама пытался заручиться поддержкой Китая в связи с приближавшейся конференцией на высшем уровне по вопросам изменения климата и в вопросе введения санкций против Ирана.


На встрече глав государств по изменению климата правительство Китайской Народной  Республики до последнего момента не ставило свою подпись под соглашением о минимальных мерах, а его позиция в отношении ядерных устремлений Ирана поистине неисповедима.


Именно отношения с Ираном (Обама и этой стране предложил осуществить «перезагрузку», но его попытки сближения были отвергнуты) станут одним из первых пробных камней внешнеполитического курса Белого Дома в следующем году. США предложили Ирану до конца года дать ответ на предложения мирового сообщества по его ядерной программе, угрожая в противном случае введением новых санкций. Развитие событий на данном направлении и поддержка других стран станут наглядным показателем того, насколько успешна эта политика.