Социализм — это философия проигравших,
это символ веры безграмотных,
это евангелие завистливых,
его главная добродетель — это равное распределение несчастья

Уинстон Черчилль

 

Кто будет спасать мир, если Америка превратится в страну третьего мира? Когда кредиторы, воротилы, социалисты, коммунисты, марксисты и фашисты отберут у Америки её богатство, ресурсы, свободу и суверенитет, то откуда будут браться деньги на спасение бедных стран планеты от природных и антропогенных катастроф?


Если Америка ослабнет, у кого будет военная сила, нужная для сохранения стабильности на всей планете благодаря гарантии взаимного уничтожения? У России? У Китая? У Европы?

Если наши лидеры доведут нас до беспамятства и банкротства своими социальными программами, конечной целью которых является один лишь экономический и финансовый коллапс, если мы по доброй воле оглушим сами себя и отправимся в новое средневековье, кто будет оказывать гуманитарную и медицинскую помощь пострадавшим от землетрясений, наводнений, оползней, ураганов, цунами, извержений вулканов и всего остального, что может сделать с нами возмущённая Земля в любое время, в любом месте?

Если банда воров, засевшая в этом логове беззакония — Вашинтоне, — продолжит рушить нашу энергетику, ставя бессмысленные драконовские барьеры на пути к эксплуатации наших собственных энергетических ресурсов, — откуда мы будем брать деньги? Если они захватят наши деньги, наше продовольствие, нашу воду, наше топливо и нашу медицину, откуда возьмётся тот дух предпринимательства, который сделал нас самой богатой, самой сильной и самой щедрой нацией на Земле? Если они отберут нашу свободу — кто будет зарабатывать деньги, на которых и покоится наша сила и наша щедрость?

Но давайте на минуту остановимся. А когда, собственно, страны третьего мира научатся помогать себе сами, а не смотреть каждый раз выжидающе на американского налогоплательщика? Да, мы — щедрый народ, но почему это мы всегда помогаем этим народам и тем, кто не хочет помогать самим себе, не хочет готовиться к беде, хотя любой разумный человек понимает, что она наступит… когда-нибудь… где-нибудь… через год… а может быть, завтра?

В сейсмоопасных дождливых тропических регионах землетрясения всегда приводят к большим человеческим жертвам из-за разрушения построек, так как материалы, с помощью которых возводятся сооружения, очень плохие, а нормы безопасности недостаточно строги. Необожжённые кирпичи из песка, глины и соломы при землетрясении превращаются в жидкость и приводят к почти мгновенному разрушению здания под весом потолочных балок и крыши. Плохие фундаменты, выстроенные на плохой почве, тоже приводят к разжижению грунта и падению постройки. Всё это отлично известно в развитых странах, но диктаторы, деспоты и воры, управляющие бедными странами, разворовывают национальные богатства, а население держат в необразованности и неведении: не только на Гаити, но и во многих других странах Центральной и Южной Америки, Карибского бассейна и Африки, на Ближнем Востоке, в Индии, Индонезии, Малайзии, Вьетнаме и — даже в Китае.

Но главную тяжесть вины несут на себе большие города и высокая плотность населения. Большие города особенно страдают от землетрясений, пожаров, наводнений, цунами, ураганов, торнадо, эпидемий и такой антропогенной катастрофы, как война. В Порт-о-Пренсе, например, где проживало три миллиона человек, от землетрясения развалилось громадное количество зданий, в том числе и жилых домов, и улицы завалило непроходимыми баррикадами из обломков. Прекратилось водоснабжение, работа канализации, не стало света и газа. Никто не оказывал людям первую помощь, кроме них самих. Тушить пожары было бесполезно: не было воды в гидрантах.

Санитарная обстановка в городе катастрофическая, людям грозит разгул болезней. Нет электричества, и не работают ни отопительные, ни охладительные приборы, не работают холодильники. Разрушенные газопроводы стали причиной сильнейших пожаров. Если землетрясение пока не уничтожило город до конца, его ещё может уничтожить «огненный шторм».

Когда идёт война, противоборствующие стороны не бомбят сельскую местность: они бомбят города, где расположены машины и орудия ведения войны и где можно быстро убить большое количество мужчин, женщин и детей, тем самым поставив врага на колени. Надо ли вспоминать Дрезден, Берлин, Хиросиму, Нагасаки?

Число жертв на Гаити будет нарастать, измеряясь тысячами и тысячами. Недели сложатся в месяцы, среди обломков будут находить всё новые и новые раздавленные тела. Смрад разлагающейся плоти станет невыносимым, он въестся в одежду и заразит нечистую еду, которой они питаются. Из кранов перестанет течь питьевая вода. Ещё долгие месяцы единственным источником пригодной для питья воды будут привозные бутылки. Многие погибнут от голода, жажды, болезней и просто безнадёжности.

Но вновь богатая и щедрая Америка поднимется и отдаст миллиарды на гуманитарную и медицинскую помощь. Добровольцы из Америки тысячами отправятся на Гаити, чтобы помогать беспомощным, потерявшим надежду бездомным людям, прозябающим там.
И несмотря на всё это, несмотря на всю нашу щедрость, на нашу помощь, почти повсюду в мире мы будем вызывать ненависть и зависть. Они будут завидовать нашим деньгам, нашему жизненному уровню. Они не понимают, что мы так сильны и так богаты, что мы живём так хорошо только потому, что мы — свободны.
По крайней мере — пока.

Но, что если сбудутся мечты социалистов и мы лишимся свободы, благодаря которой имеем деньги и щедрость? Кто же тогда поможет сирым и убогим мира сего снова встать на ноги?

Так и будет, если американцы позволят сборищу галдящих воров прибрать к рукам всю власть, на всех ступенях американского правительства, и вести нас по роковой дороге вниз, прямиком к драконовским законам, ограничениям, карательным мерам, коллективизации, самокритике, саморазрушению и полному отупляющему рабству.

Но почему-то, как-то, что-то убеждает нас в том, что американцы не позволят этому случиться. И вновь будет так, что государство испугается народа, а не народ — государства.

И где бы вы ни были — несите людям весть Свободы!