В последнее время в экспертных кругах идут бесконечные разговоры о снижении интереса США к Южному Кавказу. По их мнению, приоритеты внешней политики США относительно региона существенно изменились, причем по объективным причинам.

Сегодня, мол, официальный Вашингтон делает основной упор на окончательное решение иракской проблемы и достижение военного успеха в Афганистане. США также сосредоточились на решении иранского ядерного досье. Так что администрация Барака Обамы не ставит основным приоритетом Южный Кавказ, как это делали предыдущие администрации. Одним словом, активного участия официального Вашингтона в делах Южного Кавказа можно ожидать только после того, как американские вооруженные силы будут полностью выведены из Ирака и Афганистана, то есть после 2020 года.

С другой стороны, одним из факторов снижения интереса США к Южному Кавказу называется наличие в самой стране внутренних проблем - им сегодня не до Кавказа.

И, наконец, нашлись такие, которые, несомненно, выдают желаемое за действительное: США уступили Южный Кавказ России.

Начнем с того, что в корне всех этих пессимистичных прогнозов стоит падение популярности президента США в стране.

Так, в течение первого года пребывания президента США Барака Обамы в Белом доме уровень его популярности стремительно опустился до рекордно низкой отметки. Как показали результаты последнего опроса общественного мнения, проводившегося исследовательской службой Харриса, рейтинг нынешнего главы государства оказался ниже, чем у семи его предшественников после первого года пребывания у власти.

В настоящее время деятельность Обамы на посту главы американской администрации одобряют лишь 40% соотечественников. При этом 60% из более чем 2,5 тыс. опрошенных расценивают ее крайне негативно.

Отметим, что в течение полугода президентства Обамы его рейтинг не опускался ниже 60%. По мнению аналитиков, в основном обвал рейтинга объясняется разочарованием, которое испытывают американцы, поняв, что у нового президента нет четкого плана для разрешения имеющихся в стране проблем.

Одним словом, будущее не сулит Обаме ничего хорошего. Экономика США возрождается слишком медленными темпами, уровень безработицы также остается неизменным. Если учитывать, что еще ни один президент в истории США не смог увеличить свою популярность во второй год президентства, то прогноз для Обамы и его Демократической партии накануне предстоящих промежуточных выборов в Конгресс, которые пройдут в ноябре, действительно мрачный.

А поскольку проистекает увязка внешней политики с внутренней, то экспертами делается соответствующий вывод об изменениях и во внешней политике. Но так ли это? Прежде всего следует отметить, что нынешняя администрация США уже сформировала свое отношение к Южному Кавказу. Разумеется, это не означает кардинального снижения роли региона во внешней политике Вашингтона, но все же предполагает новый формат интересов и приоритеты в части решения экономических, политических и военных задач.

Действительно, нельзя не согласиться с тем, что сегодня Афганистан и Ирак уносят чрезвычайно много ресурсов США. Учитывая, что территория Южного Кавказа в общем, Грузии и Азербайджана в частности, является маршрутом коммуникационного сообщения с Афганистаном и Центральной Азией, можно констатировать геостратегическую значимость региона для США.

Безусловно, если бы сотрудничество США с Россией получило развитие, значение не только Южного Кавказа, но и Турции снизилось бы. Но этого не произошло, и приоритеты США в отношении Южного Кавказа в этом плане остались неизменными: военно-транзитные функции региона сохраняют свою значимость.

Бесспорно, приоритеты изменились в другом.
Сегодня США экономические задачи, связанные с добычей и транспортировкой нефти и газа, стараются рассматривать обособленно и менее политизировать эти функции. Совершенно очевидно, что США сохранят свой контроль над главными энергетическими коммуникациями региона и созданным американо-британскими усилиями гигантским энергетическим комплексом в Кавказско-Каспийском регионе.

Кроме стратегического нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, регион интересует многие государства в качестве транзитного пути "голубого топлива". "Набукко" и "Южный поток" выступают главными конкурентами в этом споре. Согласно последней информации, пока побеждает российский проект.

Поэтому западное сообщество в лице Вашингтона делает все, чтобы сохранить свое влияние на Южном Кавказе, при этом пытаясь снизить уровень конфронтации в глобальном и локальном формате с Россией.

Проблема в том, что Россия считает, что она имеет все "геополитические права" на влияние и военно-политическое присутствие на Южном Кавказе. Совершенно очевидно, что Россия не способна конкурировать с Западом, прежде всего с США, из-за так называемых "правил поведения". Они у США и России в корне различаются. К примеру, в Кремле, по непонятной причине, считают, что Южный Кавказ нуждается в системе сдерживания внешних экспансий и угроз, и только военное присутствие России может обеспечить в той или иной мере безопасность региона.

При этом ясно, что на самом Южном Кавказе не все с этим согласны. К примеру, в Грузии считают, что размещение американских баз на ее территории является важнейшим фактором безопасности. Политика и позиция Грузии гораздо более однозначны, понятны и более позитивно воспринимаются в США. И в Азербайджане многие рассматривает главным и действительным гарантом своей безопасности не Турцию и, конечно же, не НАТО, а именно США. Поэтому Азербайджан также позитивно и с надеждой рассматривает размещение американских баз в Грузии и вообще усиление присутствия США в регионе. Нельзя забывать и о роли Ирана на Южном Кавказе, которая весьма велика, несмотря на то, что США и Турция осуществляют политику сдерживания влияния Тегерана. Дело в том, что в настоящее время ирано-армянские отношения переживают новый этап развития. Иран и Армения создают инфраструктуру, имеющую оборонное и важное экономическое значение. Между двумя государствами имеется договор о сотрудничестве на случай войны. В соответствии с договором в военное время Иран обеспечивает тыл Армении, а Армения не допускает создания блокады Ирана и использования ее территории для нанесения ударов по Ирану.

Но, как бы то ни было, Запад стремится к определенной стратегической стабильности в регионе Южного Кавказа, в то время как Россия интерпретирует для себя эту определенность как стратегическую нестабильность, поскольку она может потерять рычаги управления над небольшими государствами Кавказа и близлежащих регионов. По этой причине Россия в течение нескольких лет стремится к установлению через "Газпром", "ЛУКойл", РАО ЕЭС, "Русал" и другие свои компании экономического контроля над энергоресурсами, национальными трубопроводными системами, производством электроэнергии и распределительными электрическими системами стран региона. Поскольку энергетическое развитие имеет важное значение для стран региона, то энергетические интересы США в потенциале будут продолжать оказывать влияние на будущее развитие Южного Кавказа.

Надо полагать, что под снижением "интереса США к Южному Кавказу" имеются в виду вопросы поддержки демократии и прав человека, которые до сих пор присутствовали на внешнеполитической повестке США. Тем более, что этим проблемам всегда уделялось повышенное внимание. Но дело в том, что изменения в акцентах к этим приоритетам время от времени отражали меняющийся баланс экономических, политических и социальных сил в американском обществе, а также внутри политической и финансовой элиты страны. И, следовательно, отношение любой американской администрации зависит от внутриамериканского баланса сил. А баланс сил, как видно из последнего опроса общественного мнения, не в пользу администрации Обамы.

И наконец. Буквально за последний месяц Южный Кавказ и, в частности, Азербайджан друг за другом посетили первый заместитель госсекретаря США Джеймс Стейнберг и заместитель госсекретаря США по политическим вопросам Уильям Бернс. А это что-то да означает...

Встреча президентов в Батуми может стать основой для прорыва на путях взаимовыгодного сотрудничества

В воскресенье президент Серж Саргсян вернулся из Грузии, где находился с частным визитом по приглашению грузинского лидера Михаила Саакашвили. Встреча проходила в Аджарии, с достопримечательностями которой знакомил своего армянского гостя грузинский президент.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.