ВАШИНГТОН. Когда президент Обама в прошлом месяце говорил по телефону с российским президентом Дмитрием Медведевым, у него сложилось впечатление, что они вплотную подошли к подписанию долгожданного договора по контролю вооружений, заключение которого ожидалось еще в декабре.

Однако к удивлению Обамы, Медведев оказался не готов поставить свою подпись под соглашением, и поднял ряд вопросов, требующих дополнительного обсуждения. Как рассказывали американские представители, повесив трубку, расстроенный Обама понял, что стороны сблизились не настолько, как ему казалось. И он снова отправил свою делегацию на переговоры.

Судорожные усилия по составлению договора, призванного стать показателем его достижений на посту президента, продемонстрировали, как много у Обамы препятствий на пути перезагрузки отношений с Россией после периода многолетней напряженности.

По словам чиновников из администрации, после длительных задержек и разногласий они поняли, что когда дело доходит до заключения соглашений с Москвой, ничто нельзя считать решенным до самого последнего момента, и редко что-то проходит столь же гладко, как и планируется.

На этой неделе переговорщики предпринимают новые усилия по выходу из тупика, пытаясь закончить переговорный процесс к концу месяца, чтобы новый договор можно было продемонстрировать на международном саммите по нераспространению ядерного оружия, который Обама проведет в апреле в Вашингтоне. Подчеркивая свою решимость заключить сделку, он направил заместителя государственного секретаря по контролю над вооружениями Эллен Тошер (Ellen Tauscher) в Женеву, чтобы та помогла урегулировать сохраняющиеся разногласия. А госсекретарь  Хиллари Клинтон планирует на следующей неделе поехать в Москву.

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров во вторник сделал прогноз, что договор может быть готов к концу месяца. Мы постараемся подойти к его заключению в течение двух-трех недель, сказал Лавров. "Для этого у нас есть все шансы". Эти слова министра процитировали российские информационные агентства.

Белый Дом также выразил осторожный оптимизм, когда переговорщики возобновили работу в Женеве. "Они дорабатывают последние остающиеся детали нового договора, - сказал пресс-секретарь Белого Дома Роберт Гиббс (Robert Gibbs), - мы, конечно же, надеемся, что это можно будет сделать в ближайшее время".

Вместе с тем, Гиббс добавил, что администрация не будет торопиться и не пойдет на заключение плохой сделки ради подписания договора до саммита, намеченного на 12-13 апреля. "Говорю вполне откровенно, если для заключения соглашения, полностью соответствующего нашим интересам, понадобится гораздо больше времени даже после апреля, то Соединенные Штаты  возьмут это дополнительное время", - заявил он.

Договор по контролю вооружений является частью сложных дипломатических усилий, направленных на создание новых взаимоотношений с Россией. Он тесно взаимосвязан с такими проблемами, как Иран, ПРО и Афганистан. Обама надеялся восстановить отношения благодаря более простым соглашениям, которые помогли бы укрепить взаимное доверие и привели к углублению сотрудничества в таких областях, в которых между бывшими противниками давно уже существуют разногласия.

Однако заключить даже, казалось бы, простые соглашения очень непросто. Новый договор в области вооружений должен был стать, по сути дела, прямой заменой Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений от 1991 года, известного по сокращению СНВ. Администрация надеялась, что успех на переговорах станет катализатором для более масштабного и более амбициозного раунда переговоров в области разоружения. Однако, когда срок действия договора СНВ в декабре прошлого года истек, новое соглашение все еще не было готово.

"Это далеко не легкое дело, на это уйдет вечность, и еще предстоит непростая борьба за ратификацию, - заявил специалист по нераспространению из вашингтонского исследовательского Центра Карнеги за международный мир Джордж Перкович (George Perkovich), - это очень сложная работа".

Некоторые чиновники из администрации говорят, что обе стороны проявили чрезмерный оптимизм по поводу сроков трансформации двусторонних отношений, в которых накопилось гораздо больше багажа проблем, чем им казалось изначально. "Нам сейчас трудно заново научиться танцевать в паре", - заявил один высокопоставленный представитель администрации, попросивший не называть его имя в связи с деликатностью проводимых в настоящее время переговоров.

По словам американских представителей, решение проблемы скрывается в настойчивости и терпении. Один из примеров этого – июльское соглашение, заключенное Обамой и Медведевым в Москве. Оно предусматривало возможность переброски американских войск и оружия через российское воздушное пространство в Афганистан. Прошли месяцы, но из-за бюрократических проволочек не было сделано фактически ни одного рейса.

Однако в последние месяцы самолеты все же начали пересекать воздушное пространство России. По словам американских представителей, на сегодня осуществлено около ста полетов, то есть, один-два рейса в день. То, что американские воинские подразделения будут перебрасываться через российскую территорию, является важным символом и значимой вехой для двух стран, которые на протяжении четырех десятилетий готовились к войне друг с другом.

Белый Дом также выражает уверенность, что заручится поддержкой России по поводу резолюции ООН о введении новых санкций против Ирана за то, что тот отказывается прекратить свою программу обогащения урана. Москва в прошлом трижды поддерживала такие резолюции, но при этом всегда добивалась, чтобы они были не столь жесткими, как того хотелось американцам. На сей раз, как говорят чиновники из администрации, русские готовы на более решительные меры.

Новый договор по-прежнему похож на ускользающую мишень, но Обама надеется, что он позволит расширить сотрудничество. Проект самого договора на 20 страницах был готов еще несколько  месяцев назад. Сейчас переговорщики работают над более объемным протоколом к нему, который составит от 100 до 150 страниц, и в котором будут изложены все технические детали. Согласно условиям договора, количество развернутых стратегических боезарядов и систем доставки должно быть сокращено как минимум на четверть.

Но остаются нерешенными такие проблемы, как противоракетная оборона и обмен данными телеметрии. В январе прозвучало заявление о том, что часть элементов измененной системы ПРО разместит на своей территории Румыния. Это вызвало раздражение у Москвы, которая попыталась вновь включить данную тему в повестку переговоров, стараясь добиться ограничения американских планов.

Как говорят официальные лица, в итоге в преамбулу договора, скорее всего, включат заявление, в котором будет определена взаимосвязь между наступательными и оборонительными вооружениями. Это поможет снять озабоченность России без согласования обязательных пороговых показателей.

Длительные задержки и проволочки вызывают различные домыслы и догадки у администрации по поводу того, как она обращается с русскими. Это, по словам чиновников, вызывает трения между Белым Домом и госдепартаментом, и даже внутри самого госдепа.

По словам специалиста по вопросам нераспространения Перковича, отчасти заключение договора задерживается из-за расчетов обеих сторон относительно того, что они могут из него извлечь. Кому этот договор нужен больше? Москве, поскольку ей все равно предстоит сокращать свой арсенал по причинам экономического характера? Или Обаме, потому что ему нужен импульс силы для проведения апрельской встречи?

"Это состязание в вопросе о том, кому он больше нужен", - говорит Перкович.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.