Внешняя политика США – дело первостепенной важности. Особенно для всех остальных государств. Да спросите простого жителя любой страны, в которую введены американские войска, или которую Вашингтон бомбил, или пострадавшую от санкций; а некоторым и просто надоела наша манера приставать, во все вникать и предъявлять настойчивые требования по любому поводу, крупному или мелкому.

Сегодня Вашингтон глубоко увяз в афганской войне и в непрекращающихся междоусобных разборках в Ираке. Ирану Соединенные Штаты по-прежнему угрожают военными акциями. Вашингтон раздает гарантии безопасности направо и налево, по всей Азии и Европе. Американские базы и американские войска опоясали весь земной шар; американские корабли и воздушные судна владычествуют на океанах и в атмосфере земли. Цена такого присутствия высока в самом прямом смысле слова; в период бюджетного кризиса США, с учетом инфляции, тратят больше  денег на военные расходы, чем в любой период времени после Второй мировой войны; почти половину всех военных расходов в мире несет Америка.

Какой вопрос бередит сегодня души наших конгрессменов? А вот такой: можно ли квалифицировать события, происшедшие в Оттоманской империи во время Первой мировой войны, как геноцид против ее подданных армянской национальности? В современных условиях обеспокоенность этим вопросом выглядит довольно странно. Неожиданное возвращение к таким проблемам возможно лишь потому, что внешняя политика стала еще одним полем битвы, где сталкиваются между собой влиятельные «группы с особыми интересами». Сегодня американцы становятся заложниками различных этнических групп, использующих правительство США для помощи своим семьям, друзьям, живущим за границей соотечественникам. Политический курс Америки в отношении Кубы, Восточной Европы, Гаити, Израиля, Турции и других стран меняется в зависимости от внутренней политики.

Вот резолюция о геноциде армян, утвержденная Комитетом палаты представителей по иностранным делам большинством в один голос. Почему американские конгрессмены выносят суждение о том, как следует квалифицировать массовые убийства, произошедшие сто лет назад на другом конце земного шара?

Нации, обвиняемой в совершении геноцида, больше не существует. Каждый правительственный чиновник, участвовавший в организации убийств, и, почти наверняка, каждый солдат или гражданский человек, участвующий в убийствах, давно уже мертв. Можно ли расценивать эти действия как «геноцид» или нет – какое это имеет значение? Разве убийства могут не быть жестокими и бесчеловечными?

И какое значение имеет решение Конгресса по этому вопросу? Разве от американских законодателей зависит, был геноцид или нет? Они не могут своим решением зачеркнуть то, что было, или, наоборот, сделать существующим то, чего никогда не происходило. Какому историку есть дело до мнения большинства американских законодателей?

Действительно, если политические деятели США вправе судить Оттоманскую империю – чего ж на этом останавливаться? Тогда уж Конгресс должен обвинить Великобританию в геноциде во время картофельного голода в Ирландии. И еще более кровавым событием была дележка Лондоном своей индийской колонии.

И, конечно, следует многое сказать о зверствах вождя гуннов Атиллы и его орд, когда они опустошали просторы Евразии. Можно обвинить Рим в геноциде за разрушение Карфагена; ведь даже нацисты не посыпали солью завоеванные ими земли. А разве можно забыть торжество смерти, разрушения и грабежа во времена Великой французской революции? И этот разгул деструктивных сил не прекращался на всем протяжении наполеоновских войн.

Очевидно, резолюция о том, что против армян был совершён геноцид, не имеет ничего общего с самим фактом геноцида. В действительности, целью этой акции Конгресса была критика Турции. За этим решением стоят члены армяно-американского сообщества, насчитывающего 80 тысяч человек; им помогали многие американцы греческого происхождения, у которых есть свои основания не любить Анкару (вторжение и оккупация Кипра, преследования православной церкви в Турции, угроза военных действий против Греции из-за споров о границах и прочее). На другом полюсе – американцы турецкого происхождения, за которыми стоит правительство Турции.

Существует множество реальных политических проблем, актуальных для Турции. Но все большее сомнение вызывает, должны ли американские политики рассматривать их как условия безопасности США. Политика Турции в отношении Кипра и курдов, в частности, ставит перед Вашингтоном ряд серьезных проблем. Однако эти проблемы не имеют ничего общего с геноцидом армян в 1915 году. Голосование Конгресса по «вопросу» о геноциде не способствует формированию разумной политики ни в одном месте земного шара.

Другая этническая иммигрантская группа таким же образом держит в заложниках политику США в отношении Кубы. Легко понять раздражение многочисленного кубино-американского сообщества, сосредоточенного во Флориде, долговечным диктаторским режимом Кастро. Однако это раздражение ни в коем случае не оправдывает продолжающееся эмбарго на торговлю с Кубой.

Санкции имели смысл во времена «холодной войны»: тогда войну между Соединенными Штатами Америки и Советским Союзом можно было хотя бы представить себе, помыслить теоретически, и на фоне этого считать Кубу форпостом Москвы. Но «холодная война» канула в Лету, а эмбарго явно провалилось. Сегодня Фидель Кастро и Ко, по всем признакам, уверен в своей власти как никогда, и продолжается сражаться с американским президентом – десятым при жизни кубинского режима. Все, что удалось сделать Вашингтону, - это превратить игрушечного диктатора маленькой нищей островной исправительной колонии в прославленный символ международного сопротивления империализму янки – дав ему, тем самым, законное оправдание его собственных явных экономических просчетов.

Обширная восточноевропейская диаспора в Америке давно играет определенную роль в политике США в этом регионе. Большая часть ее работы была достойна похвалы: напоминание миру о жестокости господства Советов в отношении «порабощённых народов».

Но ведь после падения Берлинской стены Варшавский пакт растворился, Советский Союз дезинтегрировался, и теперь больше нет никакой необходимости в существовании блока НАТО, по меньшей мере, НАТО под управлением США. Между тем, восточные европейцы пустили в ход всё своё немалое политическое влияние для скорейшего распространения существующего альянса на восток, с подключением к нему наций, никогда не считавшихся важными для американской безопасности.

В результате конфликт между Москвой и Вашингтоном стал более вероятен, что вряд ли можно считать успешным результатом с точки зрения Америки. И хотя США не были заинтересованы в оправдании войны с Россией, как ядерной державой, за возвращение восточноевропейским государствам статуса независимости, их убеждение, что Вашингтон стоит за спиной, побуждает их действовать более дерзко. Это особенно четко проявилось в грузинском конфликте: стремящаяся в НАТО Грузия первой развязала войну с Москвой за спорные территории, стремящиеся к обретению независимости. Политические круги США должны сказать спасибо, что Германия и другие европейские государства перекрыли Тбилиси возможность стать членом НАТО.

Точно так же, на Вашингтон оказывалось безумное давление с целью вынудить его открыто вмешаться в украинскую политику. Американцы украинского происхождения стремились к подстраховке так называемой «оранжевой революции» и победе на выборах 2004 года Виктора Ющенко; их давление заставило правительство США таким образом и поступить. Действительно, с американской точки зрения Ющенко представлялся лучшим выбором. Но его оппонент, Виктор Янукович, видимо, привержен прагматическому политическому курсу, хотя и слегка развернутому в сторону Москвы. И поскольку Америка преуспевала, даже когда Украина была частью Российской империи и Советского Союза, этот поворот не должен представлять большой политической проблемы для Вашингтона.

Результаты политики США не блестящи. За свое пятилетнее правление политика Ющенко вызывала распри в стране, сам он обнаруживал недальновидность, а порой и совершенно безумную некомпетентность, и был вышвырнут из кабинета в декабре, умудришись набрать меньше шести процентов голосов. Янукович выиграл последний тур выборов, и теперь дяде Сэму нечего показать в качестве итога своих усилий, кроме физиономии, забросанной тухлыми яйцами и гнилыми помидорами.

Этнические группировки американцев способствовали также проведению США неуклюжей политики на Балканах, которую можно описать в двух словах «сербы всегда проигрывают». Многие американские хорваты выступали в поддержку жестоких этнических чисток среди сербского меньшинства в Краине. Вашингтон же, занимавшийся подготовкой хорватских вооруженных формирований, теперь отказывается от своей причастности к этническим чисткам, жертвами которых стали сотни тысяч сербов.

Албано-американское лобби, в свою очередь, активно ратовало за интервенцию США в Косово, где конфликт в итоге вылился в гражданскую войну. Статус этой территории едва ли важен для Европы и совершенно безразличен Америке. Да, правящие сербы частенько действовали как бандиты – как и другие правительства в аналогичных обстоятельствах, например, именно так поступала в Курдистане Турция, член НАТО. Америка с союзниками свергли власть сербов – что ж, теперь пришедшие к власти этнические албанцы провели собственную кампанию этнических чисток, направленную против сербов, цыган и некоторых других народностей. И вот на руках у Вашингтона  и Брюсселя оказалась потенциально зависимая, экономически бедная и политически нестабильная нация, которую большинство стран отказывается признать, на членство которой в ООН Россия наложила вето.

Даже Гаити пострадало от тирании лоббистской политики групп по интересам. Этот остров, объект неоднократных военных вторжений, пострадал от грубого авторитаризма и жестокой нестабильности, оставаясь по-прежнему в безвылазной нищете. Хотя не было никаких причин рассчитывать на лучшие результаты от очередного американского вторжения, администрация Клинтона в 1994 году силой восстановила власть Жана-Бертрана-Аристида (Jean-Bertrand Aristide), отчаянного демагога. К этому действию президента подтолкнули многочисленные влиятельные афроамериканцы, включая  «собрание чернокожих в Конгрессе» - и вот через десять лет администрация Буша отправляет свои войска на Гаити, чтобы отправить того же Аристида в ссылку. Даже до недавнего землетрясения остров Гаити был, возможно, самым многострадальным регионом в западном полушарии.

Или возьмём Израиль. Можно много чего сказать о демократическом государстве, которое, несмотря на собственные пороки, более серьезно относится к правам человека, чем его авторитарные соседи. Но в американской помощи он, как региональная военная супердержава, не нуждается. И постоянное военное положение миллионов палестинцев порождает гнев не только против самого Израиля, но и против самого упорного и важного зарубежного патрона Израиля, Соединенных Штатов Америки.

Всегда можно найти разумные причины, чтобы две нации скооперировались в решении вопросов, представляющих взаимный интерес. Однако в нормальных обстоятельствах Вашингтон не стал бы так щедро субсидировать и регулярно поддерживать нацию, которая на практике нуждается в постоянном обеспечении безопасности. Но обстоятельства ненормальны, учитывая внутригосударственную поддержку Израиля многими евреями и христианами (особенно евангелическими). У этих группировок разные причины выступать в поддержку государства Израиль – так, многие из христиан считают, что евреев стоит собрать всех вместе в Израиле и убить в военном конфликте до возвращения Иисуса Христа – однако политические устремления сходны. Результат благоприятен для Израиля, но не для США.

Нет ничего плохого в лоббировании групп по интересам в сфере внешней и внутренней политики. Однако политическим деятелям следует скептически относиться к эгоистическим доводом лоббистских меньшинств, а граждане должны требовать, чтобы интересы Америки ставились превыше всего. Это не принизит заступников, которых раздирает преданность интересам двум народов, но наглядно покажет, что благодетели в сфере внешней политики – не меньше, чем их сподвижники внутри страны – часто готовы пожертвовать национальными и общественными интересами ради более узких местечковых проблем. Учитываются потребности в субсидировании фермеров, корпоративном благополучии; идет делёж политических «жирных кусков»; обсуждаются дотации для Wall Street и многое другое. К сожалению, когда речь идет о международных узких местах, последствия политики, проводимой в интересах отдельных особых групп, выходят далеко за пределы Америки.

Большинству американцев дела нет до внешней политики США. А между тем эта внешняя политика часто имеет дорогостоящие, а иногда и смертельные последствия для внутренней жизни страны. Настало время американским гражданам потребовать от политических деятелей страны, xтобы они в рассматривали вопросы войны и мира как нечто большее, чем просто еще одно столкновение интересов особых групп.

 
Дуг Бэндоу – старший научный сотрудник Института Катона; в прошлом специальный помощник президента Рональда Рейгана. Он – автор и издатель нескольких книг, в том числе книги «Зарубежные авантюры: новая глобальная империя Америки» («Foreign Follies: America's New Global Empire» (Xulon))

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.