Так называемую доктрину «долгой войны», которая обещает, что в ближайшие 50-80 лет на пространстве от Европы до Южной Азии будет существовать «дуга нестабильности», создаваемой группировками повстанцев, приняла на вооружение группка чиновников Пентагона и их единомышленников. Это было сделано без всякого общественного обсуждения, без парламентских слушаний. По словам одного из создателей данной доктрины, Ирак, Афганистан и Пакистан – это «всего лишь маленькие войны в рамках большой войны».

Оцените всю смелость данной идеи. 80 лет необъявленной войны – это 20 будущих президентских сроков, целые поколения еще не родившихся избирателей. Между тем, число американцев, погибших в Ираке и Афганистане, сейчас приближается к 5000, а число раненых во много раз больше. Если прибавить к этому жертв 11 сентября, получится, что только за первые 10 лет «долгой войны» погибло 8000 американцев. А если учесть, что американские вооруженные силы уже сейчас крайне растянуты, можно представить себе последствия еще семи десятилетий боев.

Финансовые издержки также невообразимо велики. Как подсчитали экономисты Джозеф Стиглиц (Joseph E. Stiglitz) и Линда Билмс (Linda Bilmes), один только Ирак обойдется Америке в общей сложности в 3 триллиона долларов. Эти расходы в сочетании с бюджетным дефицитом последних лет «практически не оставляют г-ну Обаме или его преемникам пространства для внутриполитических инициатив», писала в феврале New York Times в своем анализе бюджета. Продолжая дефицитное финансирование «долгой войны», мы лишаем нынешнее молодое поколение ресурсов, которые понадобятся ему в будущем.

Впервые термин «долгая война» был применен к конфликтам, в которые Америка оказалась вовлечена после 11 сентября, в 2004 году тогдашним главой Центрального командования вооруженных сил США генералом Джоном Абизайдом (John P. Abizaid). Позднее, в 2005 году, его использовал уходивший в отставку председатель Комитета начальников штабов США генерал Ричард Майерс (Richard B. Myers).

По словам Дэвида Килкаллена (David Kilcullen), главного советника генерала Дэвида Петреуса (David H. Petraeus) по борьбе с партизанскими формированиями и активного сторонника доктрины «долгой войны», концепция была доработана «в комнатах без окон в глубине Пентагона» небольшой командой аналитиков, которой в 2006 году удалось добиться включения термина в публикуемый раз в четыре года Оборонный обзор (Quadrennial Defense Review) – долговременную военную программу США. В том же 2006 году президент Джордж Буш в своем ежегодном послании Конгрессу заявил, что «наше поколение вовлечено в долгую войну с непреклонным врагом».

Постепенно термин получил признание. Томас Рикс (Thomas E. Ricks) журналист из Washington Post, ставший писателем, использовал его в качестве заголовка для эпилога к своей вышедшей в 2009 году книге об Ираке, в которой он доказывал, что этапу активных боевых действий в этой стране еще далеко до завершения.

Потом он просочился в юридический язык. Судья Федерального апелляционного суда Дженис Роджерс Браун (Janice Rogers Brown), любимица американских правых, недавно вынесла решение позволяющее бессрочно содержать заключенных под стражей, потому что иначе «после каждой успешной кампании долгой войны пришлось бы выпускать на свободу захваченных раньше бойцов «Талибана»».

Среди военных аналитиков ведущим критиком доктрины «долгой войны» считается Эндрю Басевич (Andrew J. Bacevich) - ветеран Вьетнама, преподаватель Бостонского университета. По его словам, она зародилась «в узком кругу непотопляемых самопровозглашенных экспертов», которые считают общественное мнение «объектом для манипулирования», если вообще принимают его во внимание.

Концепция «долгой войны» по-прежнему популярна, хотя в новом Оборонном обзоре, выпущенном в феврале 2010 года министром обороны Робертом Гейтсом (Robert M. Gates), она больше не упоминается. Как отметил один из журналистов, этот обзор явно фокусируется на том, чтобы «закончить войны, которые мы ведем сейчас, прежде чем думать о новых».

Тем не менее, мы продолжаем участвовать в бесконечных войнах, которые перетекают одна в другую. Политические конфликты в Ираке угрожают сорвать назначенный на 2012 год полный вывод американских войск из страны.

Если из Ирака войска выводятся, то контингент в Афганистане - наоборот наращивается - до 100 000 человек. Спецпредставитель США Ричард Холбрук (Richard C. Holbrooke) обещает, что, как только мы достигнем успеха в этом регионе, мы поймем это с первого взгляда. Тем временем, афганская война заставила «Аль-Каиду» перебраться в Пакистан, и теперь американская разведка проводит против нее тайные операции совместно с пакистанскими военными. Недавно наш спецназ увеличил число тайных операций в Йемене.

Конца всему этому не видно. Питер Нойманн (Peter Neumann), эксперт в области безопасности из лондонского Кингс- Колледжа, считает, что Европа превратилась в «мозговой центр» мирового джихада, так как террористы-подпольщики скрываются под защито законов о гражданских правах. Значат ли его слова, что НАТО скоро придется оккупировать Европу?

Пора положить стратегию «долгой войны» под микроскоп, обсудить ее в СМИ и представить на рассмотрение Конгресса. Граждане Америки вправе участвовать в обсуждении стратегии, которая скажется на их будущем и будущем их детей. Есть, по крайней мере, три вопроса, которые заслуживают общественной дискуссии:

* Какую роль идея «долгой войны» играет в современной политике Соединенных Штатов? Могут ли Пентагон или президент принимать ведущие к войне решения без обсуждения и без санкции Конгресса?

* С кем именно мы ведем «долгую войну»? Считаем ли мы «Аль-Каиду» (или «исламский фундаментализм») единым врагом, каким в свое время было принято считать «международный коммунистический заговор»? Можно ли вести «долгую войну» против любой из децентрализованных группировок, окопавшихся от Европы до Южной Азии, опираясь лишь на общую санкцию?

* Наконец, сколько денег «долгая война» будет стоить налогоплательщикам, сколько она унесет жизней американцев и какой урон причинит репутации Америки в мире? Оправданы ли такие потери? Если нет, то каковы альтернативы?

Президент Обама продемонстрировал свое несогласие с доктриной долгой войны, однако открыто от нее не отрекся. Он пообещал к 2012 году убрать все американские войска из Ирака, наперекор тем, кто, подобно Риксу, предсказывает продолжение боевых действий с оккупацией в стиле Кореи. Обама также обещает «начать» вывод американских солдат из Афганистана к лету 2011 года, наперекор тем, кто требует оставаться в стране, пока не будет достигнута бесспорная победа. Обама заявил кадетам Вест-Пойнта, что «наши войска не могут оставаться в Афганистане бесконечно, потому, что страна, строительство которой меня больше всего интересует, – это наша собственная страна».

Для неоконсерваторов и для некоторых сотрудников Пентагона, для которых «долгая война» - это способ заполнить пустоту, оставшуюся после окончания холодной войны, все это звучит наивно. Они будут стараться втянуть Обаму в «долгую войну», требуя создать постоянные базы в Ираке, замедляя вывод войск из Афганистана и защищая тайные операции в Пакистане. Когда насилие будут вспыхивать, Обамы будут обвинять в том, что он слишком рано начал выводить войска. Если ситуация будет стабильной, ему будут говорить, что это происходит благодаря оставшемуся в регионе воинскому контингенту. В итоге мы будем продолжать тратить деньги, которых у нас нет, на войны, которые никогда не закончатся.

Эти вопросы стоит обсудить сейчас, пока у нас в будущем еще есть что-то, кроме войны.

Том Хейден - бывший член сената штата Калифорния, автор книги «Долгие шестидесятые: от 1960 года до Барака Обамы» («The Long Sixties: From 1960 to Barack Obama»), читает курс по «долгой войне» в Скриппс-колледже.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.