Наконец Дмитрий Медведев и Барак Обама выразили готовность подписать 8 апреля в Праге Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), предусматривающий сокращение числа боеголовок до 1550 единиц у каждой из сторон - что почти на 30 процентов ниже того уровня, который существовал до последнего времени.

Возможное подписание, а главное - ратификация такого договора можно однозначно расценивать как большую политическую победу администрации Обамы, который осуществит свою заветную мечту и поможет двум давним противникам - России и США - сблизить позиции.

В апреле прошлого года Барак Обама выступил в Праге с речью, призвав стремиться к полному отказу от ядерного оружия в мире в долгосрочной перспективе.

"Я не настолько наивен, чтобы думать, что эта цель будет достигнута быстро. Возможно, этого не случится даже, пока я жив", - сказал президент США, отметив, что бездействие все равно остается худшим вариантом.

Однако возникает вопрос, насколько целесообразно и возможно ли полное ядерное разоружение?

Бытует мнение, что с окончанием "холодной войны" наличие в арсенале государств ядерного оружия не имеет смысла. В то же время, к сожалению, нынешний политический курс и внешнее позиционирование некоторых стран делают абсолютно невозможным полный отказ от ядерного оружия.

Полное ядерное разоружение и вывод оружия из Европы сделают государства-члены НАТО более уязвимыми и нанесут мощнейший удар по новым восточноевропейским членам альянса, которым и так было обещано, но не выполнено развертывание ключевых элементов системы противоракетной обороны. Ядерное оружие сейчас является неким гарантом безопасности всего альянса. У США есть обязательства перед своими союзниками в НАТО и во всех альянсах, где страна состоит, а сокращение стратегического вооружения страны может сильно ослабить США и поставить под угрозу уверенность союзников в дееспособности США как защитника.

Реалии таковы, что в современном мире ядерное оружие является средством предотвращения глобальных войн. Прежде всего, оно исполняет политическую функцию устрашения. Именно угроза использования ядерного оружия со стороны определенных государств предотвращает начало войн.

Россия и США пытаются подать пример сокращением своего вооружения другим странам, но где гарантии, что другие страны, обладающие ядерным оружием, последуют этому примеру; что тогда делать с ядерными державами, не подписавшими договор. Ядерные державы - Китай, Индия, Пакистан, Израиль могут просто поддержать идею Обамы, но ни в коем случае не откажутся от своих собственных запасов оружия.

Очевидно, что пока в мире останется хоть одна страна - обладатель ядерного оружия, мир нуждается в существовании адекватного противовеса.

Не стоит забывать о существовании Ирана, заставить отказаться от своих амбиций который не смогли ни многочисленные санкции, ни угроза начала военных действий. А также Северной Кореи, которая не только развивает свои ядерные программы без контроля международного сообщества, но и, постоянно проводя испытания, нервирует соседей, что в свою очередь может привести к гонке вооружений.

В начале следующего месяца, возможно, договор и будет подписан, но какой будет его дальнейшая судьба, пока не известно, учитывая, что договариваться будут только две, может, и самые крупные, но далеко не единственные ядерные державы.

Кстати, вопрос, договорятся ли эти две державы до конца, не до конца ясен, так как договору предстоит ратификация Сенатом США, а Россия не будет соглашаться с дальнейшим сокращением боеголовок.

После всего сказанного возникает вопрос, что же будет дальше? Однозначного и логичного ответа на этот вопрос сейчас нет, и складывается впечатление, что Обама такими заявлениями пытается повысить свой имидж и отработать "премию Мира".

Пока слишком рано говорить "прощай оружие" и, приветствуя заявления двух стран и ожидая реального прогресса в нелегком деле "построения безъядерного мира", нельзя не думать об утопическом оттенке всей этой затеи.