Почему они нас не любят? Часть 1

 

Сначала не навреди
Преподобный Роберт У. Тобин (Rev. Dr. Robert W. Tobin)


Очень «они» хотят причинить нам вред? Ответ на этот вопрос очевиден уже много лет. Оказывая слепую поддержку Израилю, Соединенные Штаты нанесли огромный вред арабскому миру.

С 1948 Соединенные Штаты мешали всем значительным усилиям призвать Израиль к ответственности за нарушения международных законов и резолюций ООН.

В то время как вы читаете это, палестинцев убивают, бросают в тюрьмы, грубо и жестоко с ними обращаются и всячески вытесняют их. Израиль утверждает, что Иерусалим, который должен был стать corpus separatum (лат. - отдельным субъектом – прим. перев.) под международным контролем, открытым для молитвы, жизни и общения всех людей независимо от их вероисповедования, является его извечной столицей, и вытесняет из города мусульманское и христианское население.

С 1994 года мы с женой побывали там более 20 раз. Мы работаем с христианами, мусульманами и иудеями, стремящимися покончить с оккупацией ненасильственным способом. Палестинцы и другие арабские лидеры говорят с 1988 года, что палестинцы могут согласиться на жизнь внутри границ 1967 года. Однако израильское правительство – используя поселения, дороги, КПП, разрушения домов и убийства – ясно дало понять, что его целью является вся территория. Последние пять лет мы наблюдаем значительное уменьшение шансов на мир.

Арабский мир видит в Соединенных Штатах самую вопиющую форму лицемерия и самодовольства. Делая вид, что являемся честными посредниками, мы уже много лет стремимся манипулировать палестинцами от имени израильского правительства. Организуя мирные переговоры, мы одновременно продолжаем поставлять израильской армии вооружения на миллиарды долларов, обвиняя тем временем палестинцев в использовании насильственных методов и неспособности быть «партнером по миру».

Мы встречались с двумя группами членов группировки Хамас, которые ясно заявили, что пойдут на переговоры, если будут созданы равные условия. Они признают Израиль, если Израиль определит свои границы и признает жизнеспособное палестинское государство в границах 1967 года. Арабские государства сделали схожее предложение. Однако Соединенные Штаты игнорируют подобные жесты и поддерживают Израиль, продолжающий морить голодом людей в Газе и атаковать мирные демонстрации палестинских фермеров, стремящихся предотвратить кражу своей земли.

Проще говоря: Они хотят причинить нам вред, потому что мы причинили им вред – и продолжаем это делать.

Медленная секуляризация
Эндрю Басевич (Andrew J. Bacevich)

Светская современность несет в себе множество требований, но самое важное из них следующее: правление Бога должно прийти к концу. В той степени, что оно вообще сохраняется, вся религия должна ограничиться частной жизнью. Таково предварительное условие для полного вхождения в современный мир: мир личной свободы и материального достатка, личного выбора и чувства личного удовлетворения. (Ну, по крайней мере, такова реклама.)

Так что примирение религии с современностью предполагает исключение Бога из политики. Другого способа нет. Запад, после изрядной борьбы и насилия, в общем и целом согласился с этим утверждением к середине 17-го века.

Даже в современных Соединенных Штатах, которые запросто можно назвать самым «религиозным» промышленно развитым государством, религиозные символы и риторика присутствуют в сфере общественной жизни, особенно во время предвыборных кампаний, однако никто всерьез не думает, что Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi, спикер Конгресса США – прим. перев.) или Джон Бонер (John Boehner, глава республиканцев в Конгрессе США – прим. перев.) советуются со священными текстами или просят Бога о подсказке прежде, чем проголосовать в Конгрессе. Мнения лиц, проводящих опросы общественного мнения, и лоббистов считаются гораздо важнее, чем все, что по этому поводу может сказать Бог.

Даже несмотря на очень значительное число «фундаменталистов» среди наших сограждан, разделение церкви и государства твердо установлено.

В исламском мире дело обстоит по-другому. Там Бог остается центральной фигурой политики. Традиционный ислам требует, чтобы дело так и было. Передача Бога в сферу частной жизни просто невообразима.

Однако современность требует, чтобы Бог отошел в сторону. И современность устроила полноценное нападение на исламский мир, используя все возможные средства, чтобы развратить и ниспровергнуть – те же средства, которые она использует для обучения  наших собственных детей подчинению требованиям рынка и превращению в покорных потребителей.

Этот штурм открывает мусульманам глаза на то, чего у них нет: в основном это вещи однократного применения, но это также и демократия, диктатура закона, легитимное правительство и экономика, способная на инновации, изменения и создание рабочих мест.

Мое собственное мнение таково: очень много мусульман возмущены тем, что современность им пытаются силой навязать посторонние, которые при этом сами не обязательно являются образцами добродетели и которые, похоже, совершенно не замечают недостатков своего собственного образа жизни. Некоторые мусульмане выражают это возмущение через насилие, целью которого является Запад и, в первую очередь, главный представитель Запада (и современности) – Соединенные Штаты.

С 11 сентября Запад, под руководством США, отвечает на это насилие, удвоив свои усилия по навязыванию мусульманам современности. В результате мы имеем глобальную войну с террором, в центре которой (на сегодняшний день) находятся военные кампании, призванные принудить Ирак и Афганистан принять предпосылки современности.

Мы объявляем себя освободителями – Операция «Долговечная свобода!» - и в наших глазах это так и есть. Однако некоторые среди получателей нашей доброты видят ситуацию по-другому. Они видят в нас неверных, несущих коррупцию и неверие. Неудивительно, что в результате антагонизм и сопротивление становятся еще сильнее.

Недавно Пентагон переименовал глобальную войну с террором. Сегодня вооруженные силы называют ее Долгой войной – подходящее имя, потому что существующий конфликт обещает быть очень, очень долгим.

Хороши ли, плохо ли, но требования современности будут выполнены. В конце концов, ислам смирится с ее условиями, как это произошло и с христианством. Бог в своей мудрости, похоже, позволяет этому произойти.

Однако примирение Запада с современностью произошло на его собственных условиях и по его собственному графику. Отказывая исламу возможность развиваться на своих собственных условиях и по своему собственному графику – потому что (фальшивые) требования глобализации говорят нам, что так нельзя – мы на Западе делаем неизбежным тот факт, что некоторые мусульмане и дальше будут чувствовать себя вправе пытаться нанести нам вред.

Войти в положение
Салим Муваккил (Salim Muwakkil)


Вопрос, заданный Хелен Томас, редко бывает адресован нашему руководству.

Почему?

Наша государственная мифология требует, чтобы мы игнорировали жестокую (часто продвигаемую корпорациями) реальность нашей глобальной политики в пользу пустых банальностей о приверженности Америки демократии, которые повторяются до чувства полного отвращения. Что же касается мотивации террористов, традиционным ответом является либо «они ненавидят наш образ жизни», либо утверждение о том, что им промыли мозги, доведя до иррациональной и убийственной исламской нетерпимости.

Редко кто рассматривает их действия в поисках правдоподобных побуждений. Согласно репортажу агентства Associated Press, выпущенному 29 декабря 2009 года, у Абдулмутталаба (нигериец, попытавшийся взорвать самолет на Рождество – прим. перев.) были йеменские друзья, заявившие, что он «открыто выражал свою симпатию к палестинцами и свой гнев по поводу действий Израиля в Газе». Израильское нападение на Газу началось на Рождество 2008 года, и Абдулмутталаб выбрал Рождество 2009 года для своей провалившейся попытки теракта.

Как сообщалось, израильское нападение на Газу также сыграло свою роль в теракте Хумама Халиля абу Мулала аль-Балави, иорданца, взорвавшего себя в январе в Афганистане, когда вместе с ним погибли семеро агентов ЦРУ.

Трехнедельный штурм Газы привел к смерти около 1400 палестинцев. Многие мировые организации, включая Международный красный крест, Amnesty International и Human Rights Watch, обвинили Израиль в беспричинной жестокости в ходе наступления на Газу.

Миссия ООН по расследованию конфликта в Газе, в своем 575-страничном отчете, подготовленном под руководством южноафриканского судьи Ричарда Голдстоуна, пришла к выводу, что в ходе военной кампании в Газе Израиль совершил военные преступления. Хамас и другие вооруженные палестинские группировки также обвиняются в отчете в возможных военных преступлениях, однако их нарушения незначительны по сравнению с прегрешениями израильтян.

Голдстоун, сам еврей, является уважаемым международным юристом и бывшим главным обвинителем на трибуналах ООН по военным преступлениям в Руанде и бывшей Югославии. Несмотря на этот послужной список, Соединенные Штаты до сих пор в основном отвергают отчет Голдстоуна: Конгресс проголосовал за осуждение отчета в прошлом ноябре, а президент Барак Обама назвал его «однобоким и некорректным».

Эта реакция многих огорчила. «Неспособность потребовать справедливости за нападение на мирное население в Газе и южном Израиле покажут лицемерие американской политики, - заявила Сара Леа Уитсон (Sara Leah Whitson), директор ближневосточного офиса правозащитной организации Human Rights Watch. – Администрация Обамы не может требовать, чтобы за серьезные нарушения в местах вроде Судана и Конго людей привлекали к ответственности, одновременно давая полную свободу действий союзникам вроде Израиля».

Американцы должны войти в положение мусульман, живущих в исламском мире. Они должны бессильно наблюдать за тем, как вторжения, смены режима, оккупации, эксплуатация ресурсов, взрывы и другие нападения разрушают их родные земли. Они должны наблюдать, в то время как их лидеры, многие их которых являются не несущими никакой ответственности диктаторами, поддерживаемыми Соединенными Штатами, не оказывают практически никакого сопротивления этим разнообразным вторжениям.

Как могут молодые пакистанцы и афганцы игнорировать растущий список гражданских жертв, пострадавших от ракетных ударов самолетов-беспилотников? Что должны чувствовать палестинцы по поводу неумолимой оккупации своих земель Израилем с однозначной поддержки США? Почему Соединенные Штаты должны быть неуязвимы для последствий своей внешней политики?

Как показала Хелен Томас, мы редко задумываемся над этими вопросами. Однако другие продолжают их задавать, и их ответы вызывают все большее беспокойство.

Другие жертвы
Джеймс Спенсер (James Spencer)


«Почему терроризм?» «Почем они хотят причинить нам вред?»

Здесь на самом деле два вопроса – рассудочный «почему терроризм?» и более эмоциональный «почему против нас?»

Не существует универсально признанного определения «терроризма». (Эта ситуация в основном является результатом израильско-арабского спора: две стороны имеют диаметрально противоположные точки зрения по поводу того, кого считать «борцом за свободу», а кого «террористом».) Но в одном согласны все: цель терроризма – терроризировать. По большому счету терроризм стремится достичь политических целей асимметричными (насильственными) методами. Решение использовать терроризм обычно происходит из позиции слабости по отношению к мощи государства (аль-Каида) или обоснованности продвигаемой цели среди населения (Тимоти Маквей).

Если большие группы населения несут в себе глубокую обиду, движение обычно формируется как многосторонний мятеж. Если баланс сил между государством и организацией менее определен, результатом может стать партизанская война. (Многие террористические кампании начинаются как партизанская война, прежде чем перейти к стадии терроризма по мере того, как стойкость государства начинает утомлять боевиков.)

«Почему против нас?» - это вопрос (политического) восприятия: исламские террористы убили гораздо больше мусульман, чем христиан, евреев или индусов. Многие из этих погибших были «сопутствующими потерями» в ходе терактов против жителей Запада, но многие были убиты просто за принадлежность к не той секте (и этот же процесс разрушал Европу в течение сотен лет). Для большинства террористов религия – это политическая идентификация, а не мотивирующий фактор. Это подтверждается большинством террористов, стремящихся остаться в живых, чтобы насладиться, как они надеются, земными плодами своих трудов. Схожим образом, некоторые из наиболее эффективных ближневосточных террористов были христиане или друзы, работавшие на националистические организации.

Для большинства людей мотивирующий фактор очень прост (отсутствие возможностей, месть, безысходность) либо на индивидуальном, либо на коллективном уровне. Ненависть обращена не столько на свободы, которыми мы наслаждаемся на Западе, сколько на те же свободы, в которых им отказано. Многие считают, что эти репрессии происходят при попустительстве Запада (ради дешевой нефти и прочего) или с нашей открытой поддержкой. Наш отказ вмешиваться в некоторые ситуации и наше активное вмешательство в другие (часто считающиеся направленными против мусульман) часто рассматриваются как доказательство этого. Самым очевидным примером этого является ситуация со «священной землей», где два народа воюют за одну землю и ее жизненно важную воду.

Западная поддержка действий Израиля, идущих вразрез с громко провозглашаемыми Западом демократическими ценностями, сегодня является ключевым фактором мотивации направленного против нас насилия. Однако так было не всегда – Соединенные Штаты создавали и управляли многочисленными школами на Ближнем Востоке и их уважали за предоставление современного образования и незаинтересованное присутствие (в отличие от англичан и французов, управлявших в то время большей частью Ближнего Востока). Это изменилось с приходом «поселенческого колониализма» Израиля (проводимого теперь под эгидой США) и круглосуточной способности наблюдать за происходящим на Ближнем Востоке.

Как президент Барак Обама признал в своей речи, произнесенной в Каире, использование Западом «мягкой силы» (проведение нашей внешней политики в соответствии с нашими демократическими ценностями), вероятно, способно значительно уменьшить риск направленных против нас террористических актов.