Подписав в четверг новый договор с Россией, в соответствии с которым ядерные вооружения американского и российского арсенала урезаются на треть, президент Обама назвал этот этап «шагом долгого пути», который «станет основой для дальнейших сокращений».

Но, если даже заключение этого нового Договора о сокращении стратегических вооружений (START) оказалось для Обамы делом более тяжелым и напряжённым, чем он ожидал (Обама не смог уложиться в первоначально назначенные сроки достижения соглашения, в начале декабря), то дальнейшее продвижение по пути сокращения вооружений, вероятно, повергнет его в ещё большую растерянность.

Появившись в Праге в блестящем приёмном холле вместе с президентом Медведевым, Обама предложил неполный перечень следующих этапов, которые он надеется предпринять: дальнейшие сокращения стратегических вооружений, сокращение тактических вооружений обеих стран, нацеленных на Европу, и меры по уменьшению запасов неразвёрнутого оружия каждой из сторон.

Однако следующий шаг на пути сокращения ядерных вооружений окажется, вероятно, значительно более крутым, говорят эксперты по вооружениям.

Барьеры перед дальнейшим сокращением вооружений

Во-первых, для ратификации подписанного сегодня договора необходимо получить поддержку 67 сенаторов США. Однако некоторых консервативных творцов политики этот договор привел в ярость: они утверждают, что это сокращение приведет к нестабильности за счет искушения, которое может возникнуть у других ядерных держав (особенно Китая), подумать о возможности достижения ядерного паритета.

Россия, со своей стороны, обеспокоена тем, каким образом снижение ядерного арсенала отразится на её образе сверхдержавы. Кроме того, она, вероятно, воспротивится любым сокращениям тактических вооружений, в частности, потому, что рассматривает их как какую-то гарантию в ситуации превосходства сил НАТО в области традиционных вооружений.

«Для русских, в связи с ухудшением возможностей для развертывания традиционных вооружений, ядерное оружие приобрело особую важность для всей их военной доктрины, - говорит Эндрю Кучинс, (Andrew Kuchins), директор российских и евразийских программ в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне. – Это ставит под сомнение, насколько возможно или насколько сложно будет в будущем достигнуть соглашения с русскими по следующему раунду сокращений вооружений».

Важно не «перехвалить» новый START, считает Кучинс. США и Россия, с новым лимитом, составляющим 1550 ядерных боеголовок с каждой стороны, ещё надолго останутся господствующими мировыми ядерными державами.
 
Тем не менее, договор важен, добавляет он: во-первых, потому, что его заключение свидетельствует о значительном улучшении рабочих связей между США и Россией при правлении Обаме, а во-вторых, как послание для остального мира.

Правильный момент


Кучинс отметил, что это «чрезвычайно важно», что соглашения удалось достигнуть до майской конференции Организации Объединенных Наций по пересмотру Договора о нераспространении ядерного оружия. Договор  1970 года призывал ядерные державы, США и Россию, сокращать свои арсеналы в обмен на то, что неядерные государства воздержатся от всех притязаний на владение ядерным оружием.

Обама упомянул об этом в своём пражском заявлении, сказав, что США и Россия «вместе» «придерживаются своих обязательств в рамках NPT, который должен стать основой нераспространения ядерного оружия в мире».

По мнению экспертов по ядерным вооружениям, и США, и Россия, если они планируют на будущее дальнейшие сокращения ядерных вооружении, должны всё в большей мере принимать в расчет Китай. Однако пока вряд ли новый START, с его снижением числа боеголовок до 1550, заставит Китай, владеющий примерно двумя сотнями готовых к немедленному развертыванию стратегических боеголовок, броситься со всех ног им навстречу, считает Роджер Моландер (Roger Molander), специалист по ядерному оружию в RAND Corp., Арлингтон, штат Вирджиния.

«Вы [США и Россия] можете планировать переход сразу к многосторонним переговорам, в обход следующей двусторонней стадии, но уже сейчас можно предвидеть, что скажут вам китайцы: «Вы, ребята, смеётесь? У вас по 1550 боеголовок, и вы говорите, что мы тоже должны присоединиться к переговорам?»,  - говорит Моландер. – Позовите нас, когда их у вас останется где-то по 800-900».

И добавляет: «Новый START – хорошее начало. Но, если вы намерены достигнуть дальнейших сокращений, все эти проблемы – китайцы, тактические и неразвернутые вооружения – придётся решать».