Соединенные Штаты и Россия далеко отошли от характерных для времен холодной войны жестокой вражды и соперничества с высокими ставками. Однако в последние годы отношения между их правительствами были напряженными и непродуктивными. Таким образом, согласие, которого президент Барак Обама и президент Дмитрий Медведев достигли по вопросу о сокращении ядерных арсеналов, стало приятным сюрпризом.

Переговоры с русскими по этой проблеме могут оказаться полезной практикой перед обсуждением других вопросов – таких, как Иран и Северная Корея. Растопить лед, возникший в отношениях между странами при президенте Джордже Буше, – это хороший шаг к тому, чтобы в итоге найти общий язык, а не новые поводы для конфликтов.

Однако договор, который Медведев и Обама подписали в четверг, хорош не только этим. Во-первых, он приведет к сокращению запасов боеголовок, которые сейчас намного больше, чем нужно обеим сторонам. По условиям нового договора СНВ, каждая из стран сможет сохранить 1550 ядерных боезарядов и 700 средств доставки (то есть ракет и бомбардировщиков).

На бумаге это означает 30-процентное сокращение по сравнению с текущим уровнем. Однако эти цифры сильно преувеличены. На самом деле, Соединенным Штатам придется уничтожить лишь около 100 боезарядов, а русским - 190.

В основном «сокращения» будут заключаться в пересмотре методов подсчета боеголовок. Однако, даже в таких скромных объемах ядерное оружие сокращать все равно стоит, особенно с учетом остающейся у обеих стран способности многократного взаимного уничтожения.

Столь же важно, что соглашение обновляет и расширяет систему верификации, которая была создана истекшим в декабре Договором о сокращении стратегических наступательных вооружений 1991 года. Режим контроля и инспекций гарантирует, что Вашингтон будет знать число и местоположение российских ракет дальнего действия, на случай, если русские решат смухлевать.

Консерваторы тревожились, что администрация уступит российским требованиям и откажется от планов по противоракетной обороне. Однако договор не подразумевает никаких ограничений на ПРО – по той простой причине, что Обама не согласился на них, и Медведев, в конце концов, перестал настаивать. Это серьезно повышает шансы на ратификацию договора Сенатом.

Однако, вероятно, самое важное в этом договоре то, что он придает вес усилиям США по предотвращению распространения ядерного оружия. Договор о нераспространении ядерного оружия обязывает подписавшие его неядерные страны не пытаться получить бомбу, однако он также требует от ядерных держав «в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разоружению».

Трудно убеждать соседей в необходимости сдерживать распространение ядерного оружия, если ты сам не выполняешь собственных обязательств и не сокращаешь свои арсеналы. Теперь же, когда в следующем месяце в Нью-Йорке начнется конференция по пересмотру Договора о нераспространении, США будет проще доказывать на ней необходимость не дать Ирану получить ядерную бомбу.

Конечно, новый договор СНВ станет в лучшем случае небольшим шагом как в отношениях между Соединенными Штатами и Россией, так и в деле контроля над вооружениями. Но это, по крайней мере, шаг вперед, а не назад.