У администрации Обамы замечательный период. После года напряженных внутренних споров она выпустила новую ядерную стратегию. И после года напряженных переговоров с русскими президент Обама подписал в Праге новый договор СНВ с президентом Дмитрием Медведевем.  В понедельник президент примет лидеров более 40 стран на саммите по ядерной безопасности, чьей целью находится поиск способов получить контроль над ядерным топливом, свободно вращающемся в мире.

Новый договор СНВ - это первый осязаемый результат обещания администрации “нажать на кнопку перезагрузки” в американско-российских отношениях. Новый договор желанен, но как мера разоружения - это лишь скромный шаг, предполагающий сокращение лишь 30 процентов от предыдущего уровня, и часть этого сокращения состоит лишь в изменении формулы подсчета боеголовок, а не их реального уничтожения. Возможно, главным достижением договора является тот факт, что переговоры, приведшие к его подписанию, свели американцев и русских в серьезном обсуждении того, как уменьшить ядерные угрозы.

Так что должно произойти теперь? Мы с нетерпением ожидаем следующего договора, основанного на успехе предыдущих договоров СНВ и ведущего к значительно большим сокращениям вооружений - включая сокращения тактического ядерного оружия и сокращения, требующие уничтожения вооружений, а не просто переноса их на сохранение.

Но наши обсуждения с российскими коллегами, включая высокопоставленных правительственных чиновников, указывают на то, что подобный следующий шаг будет для них очень трудным. Частично их нежелание пойти на дополнительные сокращения объясняется тем, что Россия считает себя окруженной враждебными силами в Европе и Азии. Частично объяснение можно найти в значительной ассиметрии между обычными вооруженными силами Соединенных Штатов и России. По этим причинам мы считаем, что следующий раунд переговоров с Россией не должен вестись исключительно вокруг вопросов ядерного разоружения. В ходе этих переговоров следует обсудить противоракетную оборону, отношения России с НАТО, Договор об обычных вооруженных силах в Европе, Договор о ликвидации ракет малой и средней дальности, Северную Корею, Иран и вопросы безопасности в Азии.

Давайте начнем с противоракетной обороны. Будущие переговоры по сокращению вооружений должны всерьез подойти к вопросу о возможности совместной американо-российской программы, которая сможет стать защитой от иранских ракет. Мы также должны рассмотреть возможность размещения частей этой совместной системы в России, которая во многом является идеальным стратегическим местоположением для подобных систем ПРО. Подобные усилия не только улучшат нашу безопасность, но и углубят сотрудничество в рамках противостояния иранской ядерной угрозе, включая наложение, в случае необходимости, последовательных санкций.

НАТО - это не менее сложный вопрос. После того, как закончилась “холодная война”, Россию пригласили участвовать во встречах НАТО с мыслью о том, что со временем страна станет неотъемлемым участником обсуждений европейской безопасности. Идея была хороша, но ее воплощение провалилось. НАТО вело себя так, будто у России была только роль наблюдателя и никакого права голоса; Россия вела себя так, будто у нее должно быть право вето.

Оба варианта нежизненоспособны. Но если НАТО перейдет от консенсусных решений к решениям со сверхквалифицированным большинством голосов, как уже обсуждалось, будет возможно включить голос России, который может стать эффективным способом решения европейских проблем безопасности, имеющих общий интерес.

Русские также хотели бы пересмотреть два знаковых договора времен “холодной войны”. Договор об обычных вооруженных силах в Европе позволил НАТО и странам Варшавского договора провести значительные сокращения в обычных вооружениях и ограничить развертывание обычных сил и средств. Сегодня необходимость в ограничении обычных вооружений по-прежнему существует, но параметры этого договора, относящегося к старому Варшавскому договору, явно устарели. Задачей новых переговоров должно стать приведение этих положений в соответствие с сегодняшней действительностью.

Схожим образом, договор 1987 года, ликвидировавший американские и советские баллистические ракеты средней дальности, стал принципиально важным соглашением, помогшим рассеять напряжение “холодной войны”. Но сегодня у России есть соседи, имеющие подобные ракеты, которые направлены на ее границы; по понятным причинам она хочет пересмотреть этот договор.

Будущие сокращения вооружений с Россий возможны. Но они вряд ли будут достигнуты, если Соединенные Штаты не проявят готовности успокоить обеспокоенность России. Учитывая все, что стоит на кону, мы считаем что исчерпывающие обсуждения необходимы по мере нашего движения к еще большему ядерному разоружению.

Уильям Перри был министром обороны США с 1994 по 1997 год. Джордж Шульц был госсекретарем США в 1982 по 1989 год.