Хочу поблагодарить центр Discovery Institute, Американский университет в Москве и особенно Эдварда Лозанского за предоставленную мне возможность поразмышлять с вами сегодня об американо-российских отношениях. Чуть больше года назад президент Обама и госсекретарь  Клинтон взяли на себя обязательство, что Соединенные Штаты будут проводить политику принципиального сотрудничества. А всего несколько недель тому назад президент Обама и президент Медведев встретились в Праге, где подписали историческое соглашение по контролю вооружений. Итак, наступил благоприятный момент для подведения итогов, и Всемирный российский форум это идеальное место для таких действий.

Взгляд на последние двадцать месяцев

Как человек, который, подобно послу Кисляку, пережил более чем достаточно взлетов и падений в американо-российской дипломатии, я должен признаться, что эти сложные взаимоотношения порой напоминают езду на американских горках.

Менее двух лет назад, сразу после российско-грузинской войны многие из собравшихся сегодня здесь были встревожены вполне реальной угрозой устойчивого дрейфа в сторону враждебности в отношениях между Вашингтоном и Москвой. Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations) уже предупредил тогда, что "распри вытесняют единодушие", и что "сама идея стратегического партнерства больше не кажется реальной". Соответственно, занимавший тогда пост президента Путин в своей речи на конференции по безопасности в Мюнхене выдвинул на первый план беспорядок в наших отношениях. Мы столкнулись с ситуацией, когда взаимное разочарование грозило потопить наши общие интересы. Хотя и американские, и российские официальные лица совершенно справедливо отмечали, что идеологической основы для "новой холодной войны" не существует, у нас отсутствовала дипломатическая архитектура и политический балласт, способные помочь в разблокировании и предотвращении следовавших один за другим конфликтов из-за Косово, расширения НАТО, энергетической безопасности и эскалации напряженности, приведшей к российскому вторжению в Грузию.

Сегодня отличие во взглядах просто поразительное. Пообещав "новое начало", президент Обама и президент Медведев задали тон для новых взаимоотношений, воспользовавшись июльским саммитом в Москве для укрепления мнения о том, что по фундаментальным вопросам, которые определяют облик нынешнего столетия, у американцев и русских есть общие интересы, создающие основу для сотрудничества. Президент Обама подчеркнул, что Америке нужна "сильная, миролюбивая и процветающая Россия". Он признал, что только в том случае, если Россия "займет принадлежащее ей по праву место великой державы", мы сможем наладить партнерство, необходимое для решения таких вопросов, как борьба с распространением ядерного оружия и терроризмом, развитие новых экономических возможностей и энергетической безопасности, создание такой международной системы, которая защищает суверенитет и права человека, одновременно обеспечивая стабильность и благополучие.

Сила такой прагматичной дипломатии проявилась в двух тенденциях. Большинство россиян сегодня положительно отзывается об Америке – это крупный скачок вперед по сравнению с  16 процентами в прошлом году. Не менее важна и оценка президента Медведева, сказавшего, что сегодня наши взаимоотношения характеризуются "доверием, открытостью и готовностью учитывать интересы друг друга". Я не наивный человек – наследие "холодной войны" нельзя ликвидировать за день, и у Соединенных Штатов с Россией имеются вполне реальные разногласия, в частности, по Грузии. Даже в тех областях, где у нас существует согласие, конкуренция может потеснить сотрудничество. Но я убежден, что нам нужна сильная Россия, находящаяся на нашей стороне, а не на обочине и не в лагере противников.

Достижения перезагрузки: год первый


Во время своей первой встречи в Женеве в марте прошлого года госсекретарь  Клинтон и министр иностранных дел Сергей Лавров пообещали немедленно приступить к работе по претворению наших слов в конкретные дела. Прошло четырнадцать месяцев, и результаты ощутимы.

Во-первых, администрация выполнила свою главную приоритетную задачу – заключила юридически обязывающий и поддающийся проверке в отношении исполнения договор по контролю вооружений
, который пришел на смену соглашению СНВ. Новым договором предусмотрены значительные сокращения ядерных сил США и России. Средства доставки стратегического оружия будут сокращены на 56 процентов ниже пороговых значений СНВ; а стратегические боезаряды, которыми оснащены развернутые средства доставки, будут сокращены на 30 процентов относительно предельных значений, предусмотренных Московским договором. Сами переговоры  стали важной мерой укрепления взаимного доверия, поскольку каждой из сторон приходилось прислушиваться и учитывать главные озабоченности другой стороны, отказываясь от полемики ради прагматичных и справедливых компромиссов. В результате подписания госсекретарем Клинтон и министром иностранных дел Лавровым на саммите по ядерной безопасности две недели назад протокола к Соглашению об утилизации плутония будет обезврежено такое количество этого вещества, которого хватило бы для 17000 ядерных боезарядов.

Во-вторых, работая над сокращением своих арсеналов, США и Россия активизировали усилия по недопущению создания ядерного оружия другими странами. В прошлом году Вашингтон и Москва тесно взаимодействовали со своими европейскими и китайскими партнерами в формате 5+1, чтобы призвать к ответу Иран. Россия стала активным и созидательным партнером в деле разработки предложения Международного агентства по атомной энергии о поставке топлива для тегеранского исследовательского реактора. Это было честное и конструктивное предложение, дающее обеим сторонам гарантии, а дипломатии время, и одновременно помогающее удовлетворить гуманитарные потребности Ирана. На двустороннем уровне Россия уведомила иранское руководство о тех издержках, которые грозят ему в случае неповиновения мировому сообществу. Хотя санкции не относятся к предпочтениям Москвы, президент Медведев вновь подтвердил готовность России работать в рамках Совета Безопасности ООН по новой резолюции перед лицом иранской непримиримости. Конечно, у нас могут быть разные мнения относительно тактики, но в целом США и Россия как никогда едины в своем стремлении не допустить превращения Ирана в ядерную державу.

В-третьих, Россия стала очень важным партнером в борьбе с "Талибаном" и в обеспечении безопасности Афганистана. Люди часто спрашивают, что нового в "перезагрузке", и мой краткий ответ таков – "сотрудничество по Афганистану". Предложение Медведева, прозвучавшее в апреле прошлого года, привело к заключению беспрецедентного соглашения об открытии транзитного воздушного коридора над территорией России. Администрация Обамы также воспользовалась предложением Москвы о наземной перевозке несмертоносных грузов для коалиционных сил НАТО. В результате в прошлом году через территорию России было переброшено 6000 грузовых контейнеров и 23000 военнослужащих. В рамках обеспечения наших действий в Афганистане через воздушное пространство России было совершено более 200 полетов, и теперь транзитные рейсы выполняются в среднем два раза в день. Мы углубили наше сотрудничество в борьбе с наркотрафиком и по пресечению каналов его финансирования, включая обмен информацией между нашими антинаркотическими ведомствами. Вместе мы изыскиваем и другие возможности для взаимодействия по стабилизации обстановки в Афганистане и по оказанию помощи в восстановлении его экономики.

Наше четвертое достижение это создание двусторонней Президентской комиссии, работой которой руководят госсекретарь  Клинтон и министр иностранных дел Сергей Лавров. Эта комиссия, в которую входит шестнадцать рабочих групп, является одновременно катализатором и форумом для расширения нашего сотрудничества и вывода его за пределы традиционных сфер времен "холодной войны" – контроля вооружений и безопасности. Вот некоторые примеры нашего нового взаимодействия: это усиление авиационной безопасности и наших возможностей по противодействую насильственному экстремизму; налаживание деловых связей в высокотехнологичных областях, таких как авиация; создание новых партнерских отношений между нашими университетами и новых программ молодежного обмена в таких сферах, как математика, наука и спорт.

Так, Президентская комиссия помогла организовать приезд "инновационной делегации"  руководителей ведущих американских технологических компаний, таких как Twitter, eBay и Cisco. Делегация откликнулась на призыв российского правительства к модернизации через инновации. Вместе россияне и американцы выдвинули новые идеи по использованию социальных медийных сетей для совершенствования государственного управления, борьбы с торговлей людьми, улучшения образования и здравоохранения, а также привлечения к такой работе 45 миллионов российских Интернет-пользователей, имеющих неограниченный доступ к всемирной паутине. Сейчас мы пытаемся превратить в реальность их инновационные предложения. А комиссия старается воспользоваться творческими талантами россиян и американцев в новых областях, таких как осуществляемые нашими учеными расширенные программы мониторинга углеродного цикла, в том числе, в Арктике; обмены между экспертами в области энергетики новейшими достижениями в проектировании экологичных зданий и "умных" технологий энергопотребления; создание нашими профессионалами из здравоохранения новых электронных программ по совершенствованию медицинского обслуживания и проведение ими совместных исследований.

Совместные планы на будущее


Хотя результаты прошлого года значительны, наши устремления идут гораздо дальше. Я вкратце изложу наши планы по укреплению американо-российского партнерства.

Во-первых,  потребуется наше совместное лидерство в деле дальнейшего сокращения запасов ядерного оружия, предотвращения его распространения и обеспечения безопасного использования мирной атомной энергии.  Новое соглашение СНВ представляет собой важный шаг в направлении более глубоких, более значимых ядерных сокращений в будущем. В эту сферу могут войти сокращения американского и российского тактического ядерного оружия, а также неразвернутых ядерных боезарядов.

При проведении этих дальнейших сокращений важно обеспечить сохранность существующих материалов. Как отмечал президент Обама, у США и России есть возможность превратить Глобальную инициативу по борьбе с ядерным терроризмом в постоянный международный институт. Точно так же, борясь за достижение совместных целей в рамках программы Нанна-Лугара по содействию снижению угроз, мы должны взаимодействовать и с нашими партнерами по "Большой восьмерке" в интересах расширения масштабов Глобального партнерства. Мы также в тесном сотрудничестве с Россией работаем над превращением программы "Глобальное партнерство в ядерной энергетике" в более масштабный международный механизм, нацеленный на развитие гражданской ядерной энергетики, включая разработку безопасных и надежных технологий производства ядерного топлива для гражданских реакторов с его последующей переработкой и утилизацией.

Второе важнейшее направление это укрепление безопасности и стабильности, причем не только в районах конфликтов, но и в отношениях между Россией и ее европейскими соседями. Как заявила в своей январской речи в Париже госсекретарь  Клинтон, мы согласны с посылкой президента Медведева о том, что безопасность должна быть неделимой. Мы с нетерпением ждем детальных дискуссий в рамках ОБСЕ, Совета Россия-НАТО и двусторонних переговоров на тему укрепления стратегической стабильности путем реализации мер, подтверждающих принципы Хельсинкского заключительного акта, и Основополагающего акта Россия-НАТО. Мы разделяем стремление генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена к практическому сотрудничеству в областях, представляющих взаимный интерес, будь то борьба с терроризмом, нераспространение или Афганистан. В вопросах, связанных с противоракетной обороной, мы можем многому научиться друг у друга; и Соединенные Штаты готовы открыть новую главу в своих отношениях с Россией – как за счет обмена ресурсами и опытом в оценке угроз, так и за счет налаживания сотрудничества - двустороннего и в рамках НАТО - которое будет содействовать нашей общей защите от усиливающихся угроз. При наличии такого духа сотрудничества вызывает разочарование тот факт, что Россия приостановила выполнение Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Наш новый специальный представитель в НАТО посол Виктория Нуланд (Victoria Nuland) выдвинет ряд идей, способных помочь всем участникам ДОВСЕ выйти из сложившейся тупиковой ситуации.

Третья цель – сломать препятствия на пути инвестиций и торговли, одновременно поддерживая экономическую и политическую модернизацию в России.  Глобальный экономический кризис нанес мощный удар как по Соединенным Штатам, так и по России. Пока американские руководители изо всех сил пытаются справиться с проблемами растущей безработицы и финансового регулирования, российское руководство вынуждено отвечать на вопрос, почему так сильно и несоразмерно пострадала экономика страны. В своем ноябрьском обращении президент Медведев признал, что россияне пока не ликвидировали сырьевую "зависимость". Что не менее важно, он указал на слабость демократических институтов и всепроникающую коррупцию в России как на важнейшие факторы российских трудностей и неудач. Соединенные Штаты  кровно заинтересованы в том, чтобы Россия видела себя в будущем демократическим государством, интегрированным в мировую экономику. Россия является единственным членом "двадцатки", не входящим в состав Всемирной торговой организации. Один из первоочередных вопросов в нашей повестке это вступление России в ВТО, которое создаст условия для придания ей статуса "постоянных нормальных торговых отношений", и давно уже назревшей отмены поправки Джексона-Вэника.  Но на темпы нашего продвижения по дорожной карте в направлении членства в ВТО будут в значительной мере влиять российские решения – как позитивные, такие как полное выполнение наших двусторонних соглашений от 2006 года, так и негативные, включая недавно принятые протекционистские меры.

Четвертая, и связанная с предыдущими цель – это содействие созданию инновационного общества, к чему стремится президент Медведев, с одновременным раскрытием потенциала взаимоотношений государственного и частного сектора и межличностных отношений. Как подчеркнула в октябре прошлого года госсекретарь  Клинтон, выступая перед аудиторией в Московском государственном университете, в инновационном обществе "люди должны иметь возможность занимать непопулярные позиции, не соглашаться с общепринятой точкой зрения, зная при этом, что они могут спокойно бросать мирный вызов принятой практике и авторитетам". Россияне сами будут определять темпы и траекторию политической эволюции своей страны. Но помощь в построении современного инновационного общества будет затруднена, когда из-за невнимания врачей в следственном изоляторе умирает известный юрист; когда убийства девяти журналистов в 2009 году остаются нераскрытыми; когда власти нетерпимо относятся к мирному выражения несогласия. Упор Медведева на ликвидацию правового нигилизма, его поддержка расширению полномочий гражданского общества, а также его предостережения по поводу назойливой государственной бюрократии кажутся нам вполне разумными, но россияне и их лидеры сталкиваются с трудным выбором.

Тем не менее, россияне обнаружат, что американские компании и граждане отзовутся на появление новых возможностей в России и ответят на это своим участием. Хотя объем двусторонней торговли и инвестиций в настоящее время ничтожен, составляя 26 и 20 миллиардов долларов соответственно, крупные американские фирмы, такие как Microsoft, Alcoa и Boeing, наращивают инвестиции, демонстрируя веру в перспективы экономического выздоровления России. А поскольку и российские компании все чаще вкладывают инвестиции в США (примером здесь может служить многомиллиардная ставка Алексея Мордашова на американскую сталелитейную промышленность), возможности для такого взаимного развития постоянно расширяются.

Заключение


Я лишь поверхностно коснулся американо-российских отношений. Но закончу я замечанием моего друга, председателя комитета Совета Федерации по международным делам Михаила Маргелова, которое он сделал на прошлой неделе на Капитолийском холме: "Я уже устал каждые 4-8 лет отвечать на вопросы о состоянии американо-российских  двусторонних отношений. Я хочу дойти до той черты, когда у нас будут нормальные, устойчивые взаимоотношения, и никто не захочет спрашивать об успехе перезагрузки". Я разделяю его настроение, и кроме того, он поставил перед всеми нами достойную цель. У нас сложные задачи и высокие требования, но нам крайне необходимо их выполнить.

 

Дэниел Рассел - заместитель госсекретаря США по европейским и евразийским делам.
Выступление на Всемирном российском форуме, Вашингтон.