Случившийся 20 апреля на нефтяной платформе Deepwater Horizon взрыв, в результате которого в Мексиканский залив выплеснулась нефть, был катастрофой. Однако как само это происшествие, так и реакция страны на него многое говорят о том, как изрядная часть американцев смотрит на себя, на природу и на соотношение рисков и выгод.

Сразу же после аварии противники морского бурения заявили, что случившееся доказывает их правоту - такое бурение действительно слишком рискованно, и разрешать его нельзя. Однако они упускают одну важную деталь: в любом случае Соединенные Штаты могут только запретить бурение на шельфе в пределах нашей исключительной экономической зоны – то есть в 200 милях от беговой линии Америки, - но не морское бурение вообще. Остальной мир свободен бурить, сколько ему заблагорассудится, и, по-видимому, совершенно не стесняется это делать.

Благодаря морскому бурению Бразилия превратилась из импортера нефти в экспортера. Россия подписала с Кубой соглашение и теперь намерена бурить скважины в Мексиканском заливе в кубинской исключительной экономической зоне. Нравится нам это или нет, но от разведки и добычи нефти на шельфе нам никуда не деться. Вопрос только в том, достанется ли Америке кусок этого нефтяного пирога, или мы отдадим нашу долю остальному миру.

Взрыв Deepwater Horizon с последовавшим за ним разливом нефти – это, безусловно, катастрофа. Однако, как всегда и бывает после любой катастрофы – природной или техногенной, – природа в итоге неизбежно восстановится. В сущности, этот эпизод воплощает в себе более широкий спор, который идет между экологами и теми, кого за отсутствием более подходящего термина можно назвать реалистами. Для большинства экологов Земля – это дряхлая и слабая старуха, с трудом удерживающаяся на грани катастрофы, причем человечество, бездумно и эгоистически эксплуатируя ресурсы планеты, рано или поздно должно столкнуть ее за эту грань.

Как свидетельствует исторический опыт, подобный взгляд нельзя считать верным. Природа не столь уж хрупка, и не стоит думать, что она вот-вот рассыплется прямо у нас на глазах. Скорее, это крепкая, и порой сварливая, старая карга, которая отлично может сама о себе позаботиться, спасибо большое. Если бы богиня Гея действительно существовала, она бы умерла от смеха, глядя на людей, которые в своей гордыне верят, что их смешные потуги могут как-то на нее повлиять. После извержения вулкана флора и фауна через несколько лет вновь возвращаются на прежние места. Они удивительно живучи. Не знаю, была ли правдой страшилка насчет озоновых дыр, или нет (я бы, впрочем, поставил на второе), но эта «проблема» больше не вызывает беспокойства, даже если когда-то и должна была его вызывать. Мать-природа обо всем позаботилась.

Тем временем, пока нефтяное пятно росло, некоторые экологи, неразлучными друзьями которых давно стали паника, истерия и злоба, успели провозгласить Мексиканский залив «мертвой зоной» и поиздеваться над жителями республиканских Луизианы, Миссисипи и Алабамы, которым якобы придется отчищать свои берега от загрязнения. На вечер воскресенья разлившаяся нефть покрывала площадь размером примерно с остров Пуэрто-Рико.

Это, конечно, много для нефтяного пятна, однако если Вы сравните размеры Пуэрто-Рико с размерами Мексиканского залива, то вряд ли сможете поверить тем, кто говорит, что в опасности находится весь залив. Что же касается экологического вопля: «Так им и надо!», тут остается только в очередной раз покачать головой. Наши «зеленые», которые, якобы, так любят природу, судя по всему, не слишком заботятся о виде homo sapiens. Удивительно, но довольно разумно повел себя Greenpeace, проявивший явный здравый смысл. Можно считать это исключением, которое подтверждает правило. Не то, чтобы он не воспользовался возможностью поругать бурение на шельфе, но, по крайней мере, этим не ограничился. Он также заговорил о мерах, которые необходимы для того, чтобы сдержать разлив нефти и очистить воду, и призвал своих членов потратить свои время и силы, на борьбу с последствиями катастрофы. Для сравнения вспомним, как «освещали» случившееся леваки с Media Matters, не пожалевшие ни единого пикселя для того, чтобы с триумфом продемонстрировать нам катастрофу в заливе в качестве доказательства изначальной порочности морского бурения.

Впрочем, гнусное злорадство левых не должно скрывать от нас тот факт, что ситуация в Мексиканском заливе очень серьезна. Основной вопрос в том, оправдывают ли выгоды риск возникновения подобных серьезных ситуаций – а ничего в этом роде у нас не было уже тридцать лет. Все, что делают люди, подразумевает определенный риск, будь это вождение машины, установка ветряка (об этом спросите у птичек), полеты на луну или бурение в океанских глубинах в поисках дешевой энергии. В каждом случае - осознанно или неосознанно – мы решаем, стоит ли игра свеч.

Случившееся с Deepwater Horizon делает связанные с морским бурением риски очевидными. Однако оно будет продолжаться вне зависимости от того, будут Соединенные Штаты им заниматься, или нет. Мы можем вынести уроки из аварии и сделать все возможное, чтобы уменьшить риск ее повторения в будущем. Надеюсь, мы так и поступим. Однако одна платформа за тридцать лет – это не так много. Выгоды, связанные с разведкой нефти на шельфе на первый взгляд не столь очевидны, однако это не делает их менее значимыми. Наличие дешевой и доступной энергии будет способствовать росту нашей экономики и, если уж на то пошло, заметно облегчит жизнь беднейшим группам населения. Катастрофа Deepwater Horizon должна стать для нас уроком. Однако, если из-за нее мы решим отказаться от морского бурения, мы выплеснем отчаянно нужного нам ребенка вместе с водой тридцатилетней давности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.