Пока Россия возвращается к своим логическим, региональным и стратегическим корням, Соединенные Штаты при Обаме медленно пробуждаются от своего кошмарного неоконсервативного сна.

Парадокс нынешних взаимоотношений между Россией и Америкой заключается в том, что США в последние два десятилетия намного более идеологизированы (и капризно упорствуют в этом), чем советская внешняя политика за все годы ее существования. Россия в настоящее время расширяет свои экономические и политические связи с бывшим товарищами как из "ближнего зарубежья", так и с Ближнего Востока, а у Вашингтона в последние годы не было и намека на подобное внешнеполитическое маневрирование.

Одно из многочисленных свидетельств тому – это быстрая переориентация Украины с избранием на президентский пост Виктора Януковича. Премьер-министр России Владимир Путин недавно подбросил идею о слиянии украинской государственной энергетической компании "Нафтогаз Украины" с российским газовым гигантом "Газпромом". Критики ахнули, незамедлительно заявив о том, что в случае реализации такого плана стратегическая газотранспортная система Украины окажется, по сути дела, под контролем Москвы.

Глава "Газпрома" Алексей Миллер сказал, что его компания рассматривает возможность обмена активами с "Нафтогазом". Это обеспечит "Газпрому" доступ к управлению транзитными трубопроводами и подземными газохранилищами, а "Нафтогаз" взамен получит доступ к добывающим мощностям в России и к освоению новых газовых месторождений. По украинским трубопроводам в Европу попадает около 80 процентов российского экспортного газа. Если сделка состоится, это станет концом для проекта Nabucco, а "Газпром" сможет отказаться от проекта "Южный поток" либо сократить его масштабы.

Путин и украинский премьер-министр Николай Азаров договорились о создании совместной холдинговой компании, которая обеспечит России по сути дела контроль над атомной энергетикой Украины и даст ей доступ к залежам урановой руды. Россия и Украина построят на украинской территории предприятие по обогащению ядерного топлива, а также предоставят кредит в 5 миллиардов долларов на строительство двух атомных энергоблоков на Хмельницкой АЭС. Прорабатываются также сделки по приобретениям и поглощениям в области авиастроения, судостроения, сталелитейного и трубного производства.

Кроме продления аренды военно-морской базы Черноморского флота в Севастополе до 2042 года, Россия надеется возобновить работу базы подводных лодок советской эпохи в Крыму, а также создать военно-морские базы в Николаеве и Одессе, что на черноморском побережье. "Планы расширения Черноморского флота – это российский ответ на продвижение НАТО в восточном направлении", - говорит бывший командующий Черноморским флотом адмирал Владимир Комоедов, имея в виду создание баз НАТО в Румынии и Болгарии. Российский президент Дмитрий Медведев должен подписать соглашение  о модернизации базы в Севастополе, когда он на следующей неделе приедет на Украину с официальным визитом.

Президент Института глобального общества (Global Society Institute) из Сан-Франциско Владимир Беляев говорит по этому поводу следующее: "Нынешнее сближение между Украиной и Российской Федерацией давно уже назрело". Пострадав от финансового кризиса на Западе, бывшие советские республики обращаются сегодня к Москве, чтобы получить капиталы и восстановить деловые связи. Украинско-канадский экономист Влад Иваненко заявляет на страницах российского сайта Russia Profile.org, что "неуместно говорить о том, будто Россия пытается купить Украину, так как с экономической точки зрения на Украине мало активов, которые заслуживают приобретения по нынешним рыночным ценам. Необходимостью обеспечить долговременную лояльность отчасти можно объяснить то, почему Россия готова платить авансом и по высоким ценам за право исключительного пользования украинскими активами".

Это "прагматичные, конструктивные и приводимые в действие новыми возможностями взаимоотношения", говорит Беляев. Две страны намного более близки, чем, скажем, США и Канада, у которых в настоящее время по сути дела единый рынок в рамках Североамериканской Ассоциации свободной торговли. По мнению Беляева, переговоры "Газпрома" и "Нафтогаза" это "проект спасения украинской газотранспортной системы, учитывая общую нехватку наличного капитала". Вместе с другими сделками он поможет предотвратить крах плохо функционирующей украинской экономики. Это выигрышная ситуация для Европы, балансирующей на грани финансового коллапса, однако не для военных стратегов из Вашингтона.

Недавний визит российского президента Дмитрия Медведева в Сирию и Турцию дополнительно подтверждает, что международные отношения снова обретают смысл. Медведев и президент Сирии Башар аль-Асад заключили ряд экономических соглашений, включая контракты на поставки оружия. Россия также будет модернизировать бывшую советскую военно-морскую базу в Тартусе, которая совместно с базами на Украине обеспечит ей намного большую значимость и вес в регионе.

Из Дамаска Медведев отправился в Стамбул, где подписал соглашения о строительстве газо- и нефтепроводов, о транспортировке нефти из района Черного моря по трубопроводу Самсун-Джейхан, а также о строительстве первой в Турции атомной электростанции.

Украина, Сирия, Турция… Такое быстрое развитие событий является возрождением советской внешней политики, правда в совершенно иной форме. А что касается отношений России и Запада, то здесь налицо возврат к традициям разрядки. Самыми заметными проявлениями такого возврата стали подписание нового договора СНВ и продолжающаяся в Нью-Йорке конференция по Договору о нераспространении ядерного оружия, главная задача которой – заставить Израиль присоединиться к этому договору. И США, и Россия выступают за такое присоединение. Это политика реализма в лучшем виде.

Американское руководство в лице Буша-Клинтона-Буша отказалось от политики прагматизма в попытке заставить ослабленную постсоветскую Россию играть роль подобострастного подчиненного в новом мировом порядке - а-ля Британия или Латвия. А когда эти попытки провалились, оно взяло курс на возрождение "холодной войны". Политика Путина/Медведева заключается в терпеливом продвижении европейского проекта, в реструктуризации экономики по европейскому образцу с одновременным сохранением независимых вооруженных сил, в использовании таких организаций как БРИК, ШОС и ОДКБ для того, чтобы не попасть в западню Буша-Клинтона-Буша. Период капитуляции Горбачева/Ельцина остался позади, хотя для устранения нанесенного ими ущерба России понадобятся долгие десятилетия.

События в Афганистане, Ираке, Иране и Израиле заставляют Обаму примириться с этой реальностью. Россия примирилась с вторжением в Афганистан и Ирак в условиях того безумного исступления, которое возникло после 11 сентября, но она не будет мириться с дальнейшими поползновениями НАТО и с американским вторжением в Иран. Она позволяет НАТО перебрасывать грузы альянса через свою территорию в Афганистан. Она пусть и неохотно, но позволила сохранить базу США в Киргизии еще на год. Но свои красные запретные линии она провела очень четко.

Россия ничего не могла поделать, когда североатлантический альянс проглатывал Восточную Европу и отдельные куски бывшего Советского Союза. Она пять лет позволяла украинским НАТОфилам творить свои безумства и создавать хаос в стране, пока украинцы сами не опомнились и не пришли в чувство. Но следует вспомнить, что Наполеон и Гитлер были уничтожены, потому что переоценили и перенапрягли свои силы, чрезмерно расширив границы своих империй. Точно так же НАТО и США превысили лимит отведенного им времени (живя взаймы на свои все более бесполезные доллары). То, что выглядит как "шаг вперед, два шага назад" в отношениях Обамы с Россией, в действительности говорит о том, что отступление НАТО/США уже началось.

Несмотря на инерцию из-за наследия Буша, мир заново открывает для себя международные отношения на основе традиционного баланса сил. Задача России заключается в том, чтобы данное отступление проходило таким образом, дабы не вызвать тотальную войну.