На это ушли месяцы трудных переговоров, но администрация в итоге все же добилась от России согласия на резолюцию об ужесточении санкций против Ирана. Соединенным Штатам пришлось, конечно, отказаться от наиболее суровых мер из числа тех, которые они хотели применить, дабы получить российскую поддержку. И высокопоставленные российские руководители начали выступать с такими жесткими заявлениями по поводу иранской ядерной программы, каких они не делали уже давно. Иран "должен прекратить обогащение", объявил российский представитель в Организации Объединенных Наций. Один официальный представитель из Европы заявил New York Times: "Мы считаем, что это очень важное решение со стороны  русских".

Да, это действительно был большой успех… администрации Джорджа Буша. На самом деле,  эта победа 2007 года пришла после еще одной, похожей победы, одержанной в 2006 году, когда в результате многомесячных переговоров с Москвой появилась первая смягченная резолюция. А за ними в 2008 году последовал еще один прорыв, когда администрации Буша удалось добиться от Москвы согласия на третью резолюцию, которой еще немного ужесточались санкции после дополнительных переговоров и дополнительных смягчений.

Учитывая эту историю, можно сказать, что "успех" администрации Обамы, добившейся от России согласия на санкции, достался ей явно по завышенной цене. Редко за подобные достижения приходилось платить такую цену. Россия в четвертый раз за пять лет согласилась на очередную бессодержательную резолюцию Совета Безопасности ООН. А об этом раструбили как о триумфе "перезагрузки" американо-российских взаимоотношений, начатой администрацией Обамы, главным вопросом которой было добиться от России содействия по Ирану. Все, что мы слышим в последние месяцы – это как русские, наконец, захотели сотрудничать с нами по иранской проблеме, как искренне они поверили в то, что иранская бомба это реальная угроза – и все благодаря тому, что Обама исправил отношения с Россией, якобы разрушенные Бушем.

Чиновники из администрации Обамы, видимо, полагают, что никто не будет утруждать себя воспоминаниями о прошлом (ведь пока ни один из освещающих эти события журналистов так не поступил). Факт остается фактом: русские за последние несколько месяцев не сказали и не сделали ничего такого, чего они не говорили и не делали в годы правления Буша. На самом деле,  тогда они порой говорили и делали даже больше. Вот слова Владимира Путина, произнесенные им в апреле 2005 года: "Мы категорически против любых попыток Ирана обрести ядерное оружие. . . Наши иранские партнеры должны отказаться от создания технологий полного ядерного топливного цикла, и им не следует противодействовать полному международному контролю над их ядерными программами". А вот слова одного из главных путинских советников по национальной безопасности Игоря Иванова, сказанные им в марте 2007 года: "Часы необходимо остановить; Иран должен заморозить обогащение урана". На самом деле, как сообщала в том же месяце Элейн Сциолино (Elaine Sciolino) из New York Times, Москва пригрозила, "что не будет поставлять ядерное топливо для почти построенной Бушерской АЭС, если Иран не прекратит обогащение урана в соответствии с требованиями Совета Безопасности ООН". Это заставило редакцию газеты отдать должное администрации Буша, "заслуга которой состоит в том, что она помогла Москве увидеть, в чем заключаются ее более важные интересы". Но конечно, спустя девять месяцев Россия это топливо все же поставила.

Пока не ясно, имеет ли последний прорыв большее значение, чем предыдущие три, или это просто четвертый куплет из серии "У попа была собака…". В последнем проекте резолюции санкции в некоторых областях ужесточаются до предела, однако администрация была вынуждена уступить некоторым требованиям со стороны  России и Китая. Washington Post сообщала в связи с этим: "Администрации Обамы не удалось получить согласие на те ключевые предложения, принятия которых она добивалась, включая ограничения на дающую Ирану большие доходы торговлю нефтью, всесторонний запрет на финансовые операции с Корпусом стражей исламской революции, а также на поддержанное США предложение о прекращении новых инвестиций в иранский сектор энергетики". Вашингтон хотел ввести всестороннее эмбарго на поставки оружия в Иран, но этого не случилось. Более того, в проекте резолюции нет даже запрета на поставку Москвой Тегерану российских зенитно-ракетных комплексов С-300. В пятницу в вестнике Federal Register были опубликованы поправки, которые показывают, что администрация отменила санкции против четырех российских компаний и предприятий, с 1999 года занимавшихся незаконными поставками оружия в Иран и Сирию. Это говорит о том, что США решили в последний момент еще раз отблагодарить Россию за ее согласие на санкции.

Довольно странными кажутся утверждения администрации о том, что поведение России каким-то образом является результатом "перезагрузочной" дипломатии Обамы. Россия отвечает администрации Обамы точно так же, как она отвечала администрации Буша до "перезагрузки". Москва ведет эту игру на протяжении нескольких лет. Она уже много раз продавала один и тот же ковер. Единственное, что изменилось, это та цена, которую готовы платить за него Соединенные Штаты.

Тот, кто когда-нибудь покупал ковры, знает: чем больше ты за него платишь, тем ценнее он кажется. Администрация Обамы заплатила очень много. В ответ на согласие России сотрудничать президент Обама отменил план администрации Буша по развертыванию объектов противоракетной обороны в Польше и Чехии. Обама официально заявил, что продолжающаяся незаконная оккупация Грузии не является "препятствием" для сотрудничества США и России в гражданской ядерной сфере. Подписанному недавно между Россией и Украиной соглашению о продлении российского контроля над крымской военно-морской базой до 2042 года чиновники Обамы не придали никакого значения – как и предложениям Путина о слиянии российских и украинских предприятий в явной попытке подорвать украинский суверенитет.

Итак, как минимум один результат "перезагрузки" администрации налицо. Это волна обеспокоенности по поводу собственной незащищенности, прокатившаяся по Восточной и Центральной Европе, а также по странам Балтии, где люди начинают бояться, что не могут больше рассчитывать на защиту США от российской экспансии. И что получила за это администрация? Еще одну выхолощенную и бессодержательную резолюцию Совета Безопасности. Некоторые обозреватели предполагают, что иранские лидеры просто трясутся от страха, видя такое величайшее единение мирового "сообщества". Но скорее, они трясутся от хохота – вместе с людьми в Москве.

Роберт Каган – старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир. Он ведет колонку в Washington Post.