Роберт Каган, должно быть, думает, что никто не будет проверять итоги политики администрации Буша в отношении России, иначе он не стал бы писать свою статью. Каган сконцентрировал внимание исключительно  на российской поддержке выхолощенных санкций по Ирану, и на этой основе он строит свою аргументацию по поводу того, что "перезагрузкой" отношений не удалось добиться абсолютно ничего. Только на этом и приходится сосредоточивать внимание, чтобы выступать с такими аргументами. Как я уже неоднократно говорил, администрация сглупила, увязав российскую помощь в оказании давления на Иран с другими действиями в рамках "перезагрузки": во-первых, потому что  такой помощи ждать не приходится, а во-вторых, потому что  если Россия ее и окажет, то она будет мала до бессмысленности. Превратив вопрос о поддержке Россией санкций по Ирану в мерило успеха политики Обамы в отношении этой страны, администрация без необходимости подставила себя под огонь критики людей, подобных Кагану.

В прошлом году я нетерпеливо заявил, что "перезагрузка" это дело пустое и бессмысленное, так как мне тогда казалось, что администрации не удастся ничего изменить. Но это была слегка чрезмерная реакция. Позднее администрация откликнулась на жалобы России по поводу планировавшихся к развертыванию объектов противоракетной обороны в Польше и Чехии, и внесла изменения в план ПРО, чтобы он вызывал поменьше раздражения у Москвы. Каган как-то весьма красноречиво забывает упомянуть о том, что администрация проводит в жизнь альтернативную программу по созданию системы ПРО в других точках Европы. Пражский договор о сокращении вооружений стал еще одним ощутимым результатом менее конфронтационной политики в отношении России. Следующий результат – это согласие России предоставить маршруты снабжения войск в Афганистане. Естественно, Каган в своей статье не упоминает ни то, ни другое.

А затем он возражает против того, что администрация просто не в силах остановить или изменить:

"Обама официально заявил, что продолжающаяся незаконная оккупация Грузии не является "препятствием" для сотрудничества США и России в гражданской ядерной сфере. Подписанному недавно между Россией и Украиной соглашению о продлении российского контроля над крымской военно-морской базой до 2042 года чиновники Обамы не придали никакого значения – как и предложениям Путина о слиянии российских и украинских предприятий в явной попытке подорвать украинский суверенитет".


Под "продолжающейся незаконной оккупацией Грузии" Каган подразумевает российское военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии, которое сохраняется там в той или иной форме вот уже почти двадцать лет. Конечно, он обходит стороной причины этого сохраняющегося военного присутствия и его усиления в последние два года, а именно, начатую Грузией войну за захват Цхинвали, когда она в ходе своего наступления начала убивать находившихся там российских солдат. Каган не упоминает о том, что обе сепаратистские республики хотят быть защищенными Россией, что у многих жителей этих республик, особенно в Южной Осетии, российские паспорта, и что они хотят в конечном итоге присоединения своих территорий к России. Он игнорирует все это, потому что в противном случае позиция администрации кажется вполне разумной и понятной.

Каким образом российское присутствие в сепаратистских республиках может создать препятствие на пути сотрудничества США и России в гражданской ядерной сфере? Неужели тот факт, что Индия контролирует Кашмир, является  препятствием для ядерного соглашения США с этой страной? Что, военное присутствие Турции в северной части Кипра препятствует американо-турецким отношениям? Неужели у нас действительно выработалась привычка увязывать столь спорные политические и территориальные вопросы с остальными аспектами двусторонних отношений? Что реально могла сделать администрация в ответ на соглашение по Черноморскому флоту или на сделку по поставкам природного газа между Украиной и Россией? Неужели Вашингтон должен начать гнуть линию украинской оппозиции и делать вид, будто суверенитет Украины волнует его больше, чем он волнует само украинское правительство? Это глупо. Если Соединенные Штаты не могут ничего поделать в этой ситуации, какой смысл закатывать истерики и осуждать соглашения, заключенные и ратифицированные обоими государствами? Вполне возможно, что сделка по природному газу это ужасный коррупционный грабеж украинских потребителей. Но что в связи с этим должен делать Вашингтон?

Поэтому критику Кагана в адрес "перезагрузки" трудно воспринимать всерьез. То, как он описывает нынешнее состояние дел, просто ошибочно и ложно. Нет никаких "волн обеспокоенности по поводу собственной незащищенности", захлестывающих регион. И разговоры о российской экспансии, как будто Москва представляет угрозу территориальной целостности своих соседей – это попытка ввести всех в заблуждение. Вместо раздражительности в отношениях между Россией и ее соседями, которую своей поддержкой безрассудным антироссийским лидерам постоянно усиливал и провоцировал Вашингтон, сегодня налицо более прочная стабильность во всем этом регионе, что служит интересам всех находящихся там стран, а также интересам Европы в целом. В то же время,  отношения между США и Россией медленно, но по-настоящему улучшаются -  а в этом-то и был с самого начала главный смысл "перезагрузки".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.