Когда на прошлой неделе администрации Обамы наконец удалось заручиться поддержкой Кремля по вопросу санкций против Ирана, Белый дом раструбил о крупных дивидендах, которые якобы обеспечила его политика «перезарядки» в отношениях с Россией. Но со временем становится всё понятнее, какова цена сотрудничества Москвы; собственно, хвастаться тут стоит только русским и Ирану.

Госсекретарь США Хиллари Клинтон не стала привлекать ненужного внимания к прямому требованию, которое предъявил министр иностранных дел России Сергей Лавров всего через три дня после того, как было объявлено о достижении соглашения по резолюции ООН, изрядно, впрочем, выхолощенной. Заявление Госдепартамента о снятии долговременных санкций в отношении четырёх российских предприятий, помогавших иранцам в осуществлении их ракетных и ядерных программ, незаметно затерялось в федеральном регистре за прошлую пятницу.

В проекте резолюции ООН тоже есть лазейка для России: она получает право на поставку пяти ракет S-300 класса земля/вода-воздух, которые Москва пообещала продать Тегерану в 2005 году. Ракеты S-300 способны перехватывать ракеты и самолеты, однако они не подпадают под запрет по резолюции ООН в отношении восьми категорий обычных вооружений Ирана. Михаил Маргелов, председатель Комитета Совета Федерации по международным делам, в прошлую пятницу уже выразил своё ликование по поводу того, что санкции «не затронут текущих контрактов между Россией и Ираном».

И это вдогонку решению Белого дома, принятому неделей ранее, повторно представить на рассмотрение Конгресса договор о ядерном сотрудничестве с Россией в гражданской сфере. Ещё один подарочек Москве.

Это так называемое «соглашение 123», названное по номеру раздела Закона об атомной энергии, принятого в 1954 году, открывают двери передаче технологий, торговле ядерными материалами и проведению совместных научных исследований США и ряда других стран. Администрация Буша вела переговоры по этой сделке с Кремлём, но отложила их, когда Россия вторглась в августе 2008 года на территорию Грузии.

Президент Обама заявил, что «ситуацию в Грузии уже не следует рассматривать как препятствие» и что «уровень и масштабы сотрудничества США и России в иранском вопросе достаточны, чтобы оправдать» эту сделку. В отличие от договора, Конгресс не ратифицирует пакт; если в течение 90 дней он не предпримет никаких действий, он автоматически вступает в силу. Демократ Эдвард Марки (Edward Markey) и республиканец Джефф Фортенберри (Jeff Fortenberry) на прошлой неделе предложили Белому дому на рассмотрение резолюцию по отмене этой сделки.

Нелегкая задача, но она того стоит. Россия по-прежнему незаконно оккупирует грузинские территории, но ещё большую проблему составляет её политика распространения. И республиканская, и демократическая администрация США закрывают глаза на недостойное поведение России. Когда администрация Буша представляла на рассмотрение это соглашение, Главное бюджетно-контрольное управление раскритиковало обязательное «заявление о распространении» по России, сопровождающее договор, как неполное и недобросовестное.

Москва продаёт Ирану ядерные центрифуги и ракетные технологии с 1990-х годов. Российский государственный экспортёр оружия «Рособоронэкспорт» был включен в чёрный список совсем недавно, в 2008 году, когда Московский авиационный институт помог Ирану в разработке баллистических ракет. Однако на прошлой неделе санкции в отношении этой компании были сняты.

И при этом администрация Обамы утверждает, что «подход России к иранскому вопросу претерпел изменение», говоря словами пресс-секретаря Госдепартамента П. Дж. Кроули (P.J. Crowley). Гэри Сеймор (Gary Samore), координатор Белого дома по контролю над вооружениями, настаивает на том, что «русские поняли, что последствия [поставки ракет S-300] будут самыми серьёзными».

Однако эти заявления расходятся с заявлениями и с действиями самих россиян. На той же неделе, когда президент Обама представил в конгресс пакт о ядерном сотрудничестве, президент России Дмитрий Медведев находился в Дамаске, расхваливая преимущества будущей ядерной сделкой с близким союзником Ирана по терроризму. «Сотрудничество [с Сирией] в области атомной энергетики может получить второе дыхание», - заявил он.

И всё это в обмен на весьма слабые санкции, практически ничем не отличающиеся от трех предыдущих раундов, которых администрации Буша удалось добиться, не платя столь высокую дань. Если администрация называет это «умной дипломатией», то даже не хочется думать, что мы теряем, когда валяем дурака.