Президент Обама предложил широкий пересмотр стратегических приоритетов США и заявил, что Соединенные Штаты должны воскресить свою собственную экономическую, нравственную и инновационную мощь, если хотят и дальше играть ведущую роль в мире.

Так же, как и после Второй мировой войны, Соединенные Штаты должны сформировать новый международный порядок и систему мировых институтов, отражающих действительность 21-го века, в которой «величие Америки не гарантировано», заявил Обама в 52-страничной «Стратегии национальной безопасности», выпущенной в четверг утром.

«В то время как мы ведем войны перед нами, мы должны видеть и горизонт за ними, - пишет он во вступлении к документу. – Чтобы попасть туда, мы должны проводить стратегию национального обновления и мирового лидерства – стратегию, восстанавливающую основание американской силы и влияния».

Это первый отчет, подготовленный Обамой в соответствии с законом 1986 года, требующим, чтобы президент представлял Конгрессу ежегодный стратегический доклад. Предыдущие администрации очень нерегулярно придерживались этого требования: за два своих президентских срока Джордж У. Буш выпустил лишь два доклада по национальной безопасности – в 2002 и 2006 гг.

Документ определяет приоритеты администрации в правительстве и сообщает их Конгрессу, американскому народу и всему миру. Он также предназначен играть роль обрамления для документов по стратегии, готовящихся другими подразделениями правительства, включая стратегию национальной обороны, которую разрабатывает Пентагон.

Новая доктрина Обамы представляет собой полный разрыв с односторонним военным подходом, который его предшественник пропагандировал после терактов 11 сентября.

Буш умерил свой пыл ближе к окончанию своего президентского срока, но стратегия Обамы предлагает «широкое понимание того, на чем основывается наша национальная безопасность», говорится в документе.

Военное превосходство должно быть сохранено, и «Соединенные Штаты остаются единственным государством, способным вести крупномасштабные военные операции на дальнем расстоянии», говорится в докладе. Но, «когда мы злоупотребляем нашей военной мощью или не используем дополнительные инструменты или действуем без партнеров», говорится в документе, «то наши вооруженные силы чрезмерно напряжены. Американцы несут тяжелую ношу, а наше мировое лидерство слишком ассоциируется лишь с военной силой».

В стратегии упоминаются четыре «постоянных национальных интереса», «неразрывно связанных» между собой: безопасность, процветание, ценности и международный порядок.

«Нам очень хотелось, чтобы этот документ представлял соответствующий контекст нашего времени», - заявил в интервью Бенджамин Роудс (Benjamin Rhodes), заместитель по стратегическим коммуникациям советника по национальной безопасности.

Повторяя, что международное сотрудничество является главным вариантом действий против угроз национальной безопасности, - и именно это Обама подчеркивал все 16 месяцев, что он занимает офис президента – стратегия подчеркивает его приверженность нераспространению ядерного оружия и борьбе с глобальным потеплением. Обама предварительно ознакомил публику с элементами этого документа в субботу, когда заявил выпускникам военной академии Уэст-пойнт, что «Америка не преуспела, выйдя из потока сотрудничества».

В ходе срежиссированной серии мероприятий госсекретарь Хиллари Клинтон обсудит дипломатические элементы доктрины в своей речи, которая будет произнесена в четверг, в то время как советник Обамы по национальной безопасности Джеймс Джоунс объяснит стратегию на встрече с членами Клуба иностранных корреспондентов (Foreign Press Club).

В среду Джон Бреннан (John O. Brennan), высокопоставленный советник Обамы по борьбе с терроризмом, обсудил элементы стратегии, относящиеся к внутренней безопасности, и сказал, что документ «недвусмысленно осознает угрозу, которую представляют для Соединенных Штатов люди, ставшие радикалами прямо здесь, дома».

В своей речи, произнесенной в Центре стратегических и международных исследований, Бреннан описал «новую стадию» тактики аль-Каиды, в рамках которой лица, не подходящие под «традиционный профиль [террориста]» пытаются провести довольно несложные нападения. Он упомянул Умара Фарука Адбулмуталлаба, нигерийца, подозреваемого в провалившейся рождественской попытка взорвать самолет, и Файсала Шахзада, американца пакистанского происхождения, который, как утверждают, припарковал в этом месяце на Таймс-сквере машину, начиненную взрывчаткой.

«В то время, как наши враги адаптируют и меняют свои тактики, - сказал Бреннан, - мы тоже должны постоянно адаптироваться и менять наши тактики, не в сумасшедшей спешке, обусловленной страхом, а вдумчиво и обоснованно, так, чтобы это укрепляло нашу безопасность и еще больше лишало легитимности действия наших врагов».

Косвенно отвергая антитеррористическую риторику администрации Буша, Бреннан сказал, что «нашим врагом является не терроризм, потому что терроризм – это всего лишь тактика. Нашим врагом является не террор, потому что террор – это состояние души, и мы, американцы, отказываемся жить в страхе».

«Мы также не характеризуем наших врагов как джихадистов или исламистов», - сказал Бреннан, потому что использование этих религиозных терминов «играет на руку ложному ощущению» того, что аль-Каида и ее компаньоны – это «религиозные лидеры, защищающие святое дело, когда, на самом деле, они простые убийцы».

«Соединенные Штаты ведут войну, - сказал он. – Мы ведем войну против аль-Каиды и ее террористических отделений».

Администрация «будет бороться» с экстремистами «везде, где они плетут заговоры и проходят подготовку в Афганистане, Пакистане, Йемене, Сомали и других странах», - сказал Бреннан, но «[Вашингтон] будет пользоваться силой разумно, понимая, что нам часто нужен не молот, а скальпель».

«Когда мы знаем о террористах, плетущих против нас заговор, у нас есть обязанность предпринять действия, чтобы защитить себя, и мы будем так делать, - сказал Бреннан. – В то же время, действие, уничтожающее единственного террориста, но приводящее к смертям среди гражданского населения может возбудить местное население и создать гораздо больше проблем – тем самым, мы одержим тактическую победу, но это приведет к стратегическому провалу».

В то время как Соединенные Штаты укрепляют свою внутреннюю и международную оборону, основным оружием США остаются американские ценности и жизненная стойкость, сказал советник президента.

«Террористы могут попытаться принести смерть в наши города, но именно мы должны решить, что делать – придерживаться законов или постепенно разрушать их… реагировать мудро и эффективно или наносить удары так, чтобы возбуждать целые регионы и подливать масла в огонь ожесточенного экстремизма. Это наш выбор. С помощью этой стратегии… президент Обама и администрация предлагают наш ответ».

Стратегический доклад говорит, что администрация сделает «все возможное, чтобы предотвратить эти опасности… но мы также понимаем, что не сможем отпугнуть или предотвратить все угрозы. Поэтому мы также должны укреплять нашу жизнестойкость – способность адаптироваться к меняющимся условиям и готовиться к потрясениям, противостоять им и быстро восстанавливаться, если они все-таки произойдут».

В документе повторяется обещание Обамы закрыть следственный изолятор в Гуантанамо, но в нем не содержится никакой информации о том, как и когда это произойдет. В нем также звучат обновленные обязательства администрации «предать террористов правосудию… в соответствии с господством закона и нормами отправления правосудия» и звучит призыв к «долговременному правовому подходу, согласующемуся с нашей безопасностью и нашими ценностями».

В стратегии заново утверждается уже знакомая стратегия администрации в отношении Ирака, Афганистана и Пакистана, а также Ирана и Северной Кореи. В документе также говорится, что «наши отношения с нашими европейскими союзниками остаются краеугольным камнем взаимодействия США с миром». Кроме того, в нем говорится о крепком американском партнерстве с азиатскими державами, включая Японию и Южную Корею, и о союзниках по Западному полушарию – Канаде и Мексике.

В докладе кратко упоминается Израиль и говорится, что важно поддерживать с этой страной «крепкие партнерские отношения». В нем также выражается поддержка «долгосрочной интеграции» Израиля в ближневосточное пространство. Однако в том же абзаце говорится и о том, что Соединенные Штаты «продолжат развивать наши ключевые отношения в сфере безопасности» с арабскими государствами, включая Египет, Иорданию, Саудовскую Аравию и другие государства Персидского залива.

В документе говорится, что центральным элементом стратегии администрации станет расширение взаимодействия США с «другими ключевыми центрами влияния – включая Китай, Индию и Россию, а также с государствами, чье влияние растет, такими как Бразилия, Южная Африка и Индонезия». В нем упоминается о ранее озвученном сдвиге от «большой восьмерки» к «большой двадцатке», которая превращается в «главный форум международного экономического сотрудничества».

Стратегический доклад заканчивается на несколько мечтательной ноте, заявляя, что внутренний и международный прогресс будет зависеть от «широкого и двухпартийного сотрудничества», чье отсутствие «ставит Соединенные Штаты в неблагоприятное стратегическое положение».

«На протяжении всей «холодной войны», даже когда существовали напряженные разногласия по поводу определенных планов действий, оставалась уверенность в том, что политических лидеров Америки объединяют общие цели, даже если они и стремятся по-разному их достичь, - говорится в документе. – В сегодняшней политической обстановке, благодаря действиям обеих партий, в нашем обсуждении национальной безопасности периодически отсутствует это ощущение общей цели».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.