В 1980-х годах жители Италии в течение трёх дней, затаив дыхание, следили за судьбой шестилетнего мальчика Альфредо Рампи, упавшего в 36-метровый колодец. События транслировались по итальянскому телевидению в режиме реального времени, для спасения мальчика были мобилизованы все государственные службы. Спасатели просверлили новую скважину, но под воздействием вибрации стенки колодца расшатались, и ребенок упал ещё на 30 метров вниз.

Спелеологи-любители спустились по стволу колодца, но Альфредо провалился слишком глубоко. Ребенка удалось ухватить за руку, но рука была слишком грязной, и вытащить ребенка за неё не удалось. Тогда на запястье мальчику надели полицейские наручники; они соскользнули. Была сделана попытка набросить на него страховочные веревки, но отсутствие свободного пространства не позволило сделать и этого. Через 70 часов Альфредо умер.

Это событие стало чем-то большим, чем частной трагедией. Итальянцы усмотрели в неудаче спасателей метафору состояния своей страны, и память об этом событии не увядает. Когда через несколько лет стало очевидно, что здание итальянского государства прогнило и поражено мафией, новое поколение политиков приступило к оздоровительной ампутации.

Скорее всего, Барак Обама не следил за трагической историей Альфредо. Однако нефть, разлившаяся в Мексиканском заливе, довела до его сознания важный факт: в век телевидения выглядеть бессильным для руководителя означает политическую смерть, и вернее всего эта закономерность срабатывает на его собственной родине.

Разлив нефти часто сравнивают с ураганом Катрина, последствия которого печально отразились на имидже президента Буша. Но такое сравнение неправомерно. Буш мобилизовал все федеральные службы, которые были полностью оснащены для работы на месте катастрофы в Нью-Орлеане. Его обвинили в том, что это было сделано недостаточно оперативно, увязав такую медлительность с тем, что жертвами катастрофы были в основном бедняки и цветное население.

В распоряжении Обамы не слишком много инструментов для действия. У федерального правительства нет опыта борьбы с распространением нефти на глубине 1 500 метров ниже водной поверхности. Такими возможностями располагают только британская нефтяная компания BP и нефтяные сервисные компании. Чиновники из администрации Обамы заявили, что «наступят на горло» BP. Через шесть недель после происшествия всё громче раздаются недовольные голоса в адрес президента, критикующие его за недостаточную инициативность и «робость» перед лицом «большей нефти».

Вчера вечером появились признаки того, что рискованные попытки BP остановить растекание нефти с применением неподходящей для этого техники, так называемой «top kill», принесли первый успех, и адмирал береговой охраны США Тэд Ален (Thad Allen) заявил, что закачка жидкого грунта в скважину «стабилизировала» её; впрочем, высказываются и более осторожные оценки.

Столкнувшись с растущей критикой своей позиции в ситуации с разлитием нефти, Обама в преддверии сегодняшнего визита на луизианское побережье заявил вчера вечером о продлении моратория на глубоководное бурение. Однако нет никакой уверенности в том, что эта мера – к которой можно было бы прибегнуть ещё несколько недель назад – заставит стихнуть голоса критиков, надеявшихся на более динамичную реакцию со стороны своего лидера.

Мир, бывший свидетелем успешных мер по спасению экипажа корабля  Апполон-13 во время лунной экспедиции, когда инженеры НАСА нашли пути подремонтировать на скорую руку пострадавшее космическое судно, чтобы обеспечить его безопасное возвращение на землю, надеется на большее. Пусть решение придёт не от федерального правительства – может быть, отыщется новый Красный Эдер, легендарный пожарный, тушивших газовые факелы и нефтяные скважины от Кувейта до Северного моря. К сожалению, на морском дне, при давлении 150 атмосфер, невозможно надеяться на героизм отдельных личностей.

Катастрофы в результате событий, выходящих за пределы контроля, влияют на карьеры политических деятелей не только в Америке. Авария на Чернобыльской АЭС в 1986 году и попытки Кремля замолчать это событие, не упомянув о нём в выпусках новостей, подорвала доверие к коммунистам. Через  два года землетрясение в Армении привело к тому, что вполне лояльные до того армяне стали задумываться о выходе из состава Советского Союза, что ускорило развал СССР.


Взрыв, искалечивший российскую подводную лодку «Курск» в августе 2000 года, в результате чего погибло 118 человек экипажа, почти уничтожил репутацию тогдашнего президента России, Владимира Путина. Он в этот момент находился в отпуске, и принял решение не лететь на базу подводных лодок, поскольку его личное присутствие не сыграло бы никакой роли. Однако неумелые действия российских морских ведомств, не сумевших вовремя поднять подлодку, чтобы спасти хотя бы часть экипажа, в итоге бросили тень и на его репутацию. Путин пришёл к грустному выводу: личное присутствие на месте действия в критический момент может быть не менее важным, чем сами предпринятые действия.

Рональд Рейган, одарённый политик, знал, что нужно делать в критических ситуациях. В 1983 году террорист-самоубийца совершил теракт на американской военно-морской базе в Бейруте, в результате чего погиб 241 человек. Через два дня американские вооруженные силы вторглись на небольшой остров в Карибском море, принадлежащий Гренаде. Основной целью этого вторжения было отвлечение внимания от катастрофы, происшедшей в Ливане и, как следствие, неизбежного вывода из страны вооружённых сил США.

Отчасти проблема Обамы связана с его академической манерой поведения, который не вяжется с ролью человека действия, которую он призван играть. И к нефтяной катастрофе он подошёл чисто логически: источник проблемы – BP  и его партнёры; им и разбираться с её последствиями. Достоинством такого подхода является чёткость; но он никак не заполняет политический вакуум. Следуя той же логике, следовало бы заявить, что глубоководная разведка недр является передним краем технологии и зоной риска, а потому неизбежно сопряжена с возможностью несчастных случаев, но если американцы хотят иметь дешёвое топливо, то, поскольку другие варианты отсутствуют, будущее остаётся за глубоководным бурением.

Уже сейчас его поведение в связи с катастрофой, по данным CNN, не одобряет 51% американцев, то есть большинство, хотя и незначительное. Если в ближайшее время утечка нефти не будет остановлена, великий судия разгневается, и это будет заметно. Но дело не в этом. Пошла шестая неделя после катастрофы, и люди ждут, когда будет что-то сделано ради их безопасности. Наказание за равнодушие бывает жестоким.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.