Президент Обама считает, что ему удалось наладить более тесные отношения с российским президентом Дмитрием Медведевым, чем были у его предшественника Джорджа Буша. Я в этом сомневаюсь. Но даже если это и так, то каковы последствия такого сближения? Хотя согласно российской конституции президент это фигура номер один во главе правящей элиты России, реальность такова, что российская конституция это то, что говорит Путин. Путин номер 2 только на бумаге. А в действительности это он сегодня властвует в России. Точно так же он властвовал в России, когда непродолжительное время был премьером у пьяного президента Бориса Ельцина.

Поэтому мы должны обеспокоиться, когда президент Обама на все лады расхваливает новый договор о сокращении стратегических вооружений (СНВ, или START в английском сокращении - прим. перев.), который он подписал с вечно уступающим Медведевым. На самом деле, то соглашение, что было недавно подписано в Праге, называется договором Обамы-Медведева.

Американские сенаторы должны сказать "стоп" договору START. Для его ратификации в Сенате необходимо большинство  в две трети голосов. Республиканцы и занимающие оборонительные позиции демократы (остались ли такие?) должны придержать процесс ратификации, пока не будут даны ответы на многие, многие вопросы.

Джон Болтон (John Bolton) в своей подробной аналитической статье в National Review называет соглашение СНВ "договором-утопией". Наш бывший представитель в ООН излагает конкретные и весьма актуальные проблемы и задает вопросы, на которые необходимо дать ответ до того, как сенаторы одобрят этот документ.

Я бы хотел обратить внимание на общую атмосферу вокруг договора. Рональд Рейган добился того, чтобы мы не подписывали никаких соглашений с Советами до тех пор, пока он не восстановил наши ослабленные вооруженные силы – деморализованные и демобилизованные в условиях преднамеренного невнимания администрации Картера. Джимми Картер открыто заявил, что нам надо "преодолеть свой чрезмерный страх перед коммунизмом". Кремлевские боссы поймали его на слове и устроили набег на Юго-Восточную Азию, южную Африку и Центральную Америку.

"Давайте никогда не будем вести переговоры из страха, - говорил президент Кеннеди, - но давайте никогда не будем страшиться вести переговоры". Рейган никогда не страшился вести переговоры – но при условии, что американская армия не уступала никому.

Этот договор разоружит США, не предъявляя таких же требований к России. Россия сохранит имеющееся у нее значительное превосходство над нашей страной по количеству тактических ядерных вооружений. Если обе стороны сократят свои арсеналы стратегического ядерного оружия, то тактическое оружие приобретет особую значимость.

У США имеются международные обязательства. У России их нет (хотя она ведет опасные игры с Кубой, Венесуэлой и даже с Ираном).

Неужели мы хотим, чтобы Япония, Германия и даже Австралия ощутили необходимость стать ядерными державами? Именно таким может быть непреднамеренный результат, если Соединенные Штаты слишком быстро разоружатся. А СНВ разоружит США слишком быстро. Почему Обама выбрал именно этот момент для подписания нового соглашения о сокращении вооружений с русскими? Похоже, он забыл классическую формулу: в мире нет недоверия, потому что  есть оружие; в мире есть оружие, потому что  есть недоверие.

Либералы всегда считали, что самую большую угрозу миру во всем мире представляет оружие само по себе. Будь это правда, мы содрогались бы при виде атомной подводной лодки класса "Трафальгар", способной запустить по США ядерные ракеты "Томагавк". Но мы не содрогаемся. Дело в том, что Трафальгар" это британская подлодка, и она принадлежит нашим испытанным и истинным союзникам.

Попросту говоря, русские в последнее время не сделали ничего, чтобы заслужить наше доверие. Подписание соглашения о сокращении вооружений с ними сейчас не имеет никакого смысла. Может быть, война им и не нужна, но им нужны плоды войны. Нам следует помнить слова Черчилля, произнесенные им в 1946 году:

Я не думаю, что Советская Россия хочет войны. Но она хочет плодов войны и беспредельного распространения своей власти… Наши трудности и опасности не исчезнут, если мы закроем на них глаза. Они не исчезнут, если мы будем просто смотреть и ждать, что произойдет дальше; не исчезнут они и из-за политики умиротворения… Глядя на наших русских друзей и союзников во время войны, я убедился в том, что меньше всего они уважают слабость, особенно слабость в военном отношении.

Если и пока Соединенные Штаты не встанут надежно во главе – с уважением относясь к нашим альянсам и соблюдая наши обязательства – мы не должны ратифицировать никакие соглашения о сокращении вооружений с русскими. Сейчас не время говорить "START". Сейчас время сказать "стоп".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.