Иосиф Сталин впервые посетил Соединенные Штаты.

В мемориальном военном комплексе в городе Бедфорд (штат Вирджиния) он встретился со своими союзниками во Второй мировой войне - Франклином Рузвельтом, Гарри Труманом и Уинстоном Черчиллем.

Во встрече также приняли участие британский вице-премьер Клемент Эттли, лидер “Сражающейся Франции” Шарль де Голль и китайский лидер Чан Кайши. Разумеется, все эти лидеры давно умерли, и речь идет об их бюстах.

Однако вокруг этой инициативы разгорелись такие яростные споры, как будто речь идет не о прошлом, а о самых что ни на есть актуальных событиях.

У многих вызвало негодование предложение установить в сердце Америки памятник советскому лидеру. Свое возмущение выразили и украинские националисты, и неоконсерваторы из Heritage Foundation, и принадлежащая Морту Цукерману газета New York Daily News.

Директор мемориального комплекса Уильям Макинтош заявил в ответ, что установка бюста -- это просто признание той роли, которую Сталин сыграл во Второй мировой войне.

Нет смысла включаться в этот извечный спор - герой Сталин или злодей. Давайте лучше обратимся к более занимательным темам.

Поговорим, например, о том, как американцы любят вспоминать лишь одну сторону событий и полностью забывать о другой.

Например, помогло ли американцам использование дефолианта “Агент Оранж” во Вьетнаме лишить вьетконговцев возможности прятаться в лесах?

Конечно! Для этого и используются дефолианты! Но из-за применения этого препарата более 500 тысяч детей в этом регионе родились с патологиями. Правительство США утверждает, что наличие причинно-следственной связи в данном случае не установлено, и с этим согласны многие американцы.

Помогла ли ядерная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки по приказу Гарри Трумана закончить войну быстрее и избежать лишних жертв? Может быть. И даже наверное. Но как быть с тем, что погибшие были мирными жителями?

Теперь вернемся к Сталину.

Самое интересное в восприятии Сталина американцами - тот факт, что мнение людей, лучшего всего его знавших, как раз и не учитывается. Например, мнение Франклина Рузвельта.

Франклин Рузвельт регулярно попадает в тройку самых популярных президентов США - вместе с Джорджем Вашингтоном и Авраамом Линкольном.

Его любят за мудрую политику, любят за то, что он помог стране преодолеть тяжелейшие кризисы в ее истории. Поэтому с его мнением нужно считаться, не правда ли?

Но не тут-то было.

Те же самые американцы не прислушиваются к мнению своего лучшего президента в XX веке относительно человека, который неожиданно стал его союзником.

Рузвельт и Сталин были лидерами своих стран так долго, что смогли неплохо друг друга узнать - хотя первая личная встреча состоялась только в 1943 году.

Первым смелым шагом со стороны Рузвельта было установление дипломатических отношений с Советским Союзом в ноябре 1933 года, несмотря на громкие протесты со стороны Конгресса.

В 1936 году Рузвельт направил послом в Советскую Россию своего близкого друга. Джозеф Дэвис и “Миссия в Москву” - книга, которую он написал по возвращении на родину. Один из самых неоднозначно воспринимаемых политических деятелей столетия и одна из самых обсуждаемых книг своего времени. Суть книги в том, что сталинские репрессии были направлены против людей, которые планировали сместить Сталина. Другими словами, это были не невинные жертвы, а пятая колонна. Многочисленные источники утверждают, что Рузвельт прочел книгу и что она ему понравилась - настолько, что он лично поддержал идею снять по ней фильм.

Конечно, Рузвельт не был наивен. “В Советском Союзе действует диктатура, не уступающая по жесткости другим существующим диктатурам”, - заявил он в 1940 году.

Однако при этом Рузвельт настолько был уверен в Сталине, что, даже когда СССР стоял на краю пропасти, Рузвельт продолжал твердо верить в его силу.

Через шесть недель после нападения Германии на Россию Рузвельт послал в Москву своего ближайшего советника, Гарри Гопкинса, поручив ему передать советскому руководству, что Рузвельт уверен в способности Сталина победить Гитлера, и что США будут оказывать всяческую помощь СССР в этой войне.

И это при том, что и в Госдепартаменте, и в военном ведомстве все были уверены: сталинский СССР - это колосс на глиняных ногах, который рассыпется под натиском гитлеровских войск.

“Уважаемый г-н Сталин! Это письмо Вам передаст мой друг Аверелл Гарриман, которого я попросил возглавить нашу делегацию в Москве”. Так начиналось послание, которое советский лидер получил осенью 1941 года, когда его солдаты вели тяжелые бои у самых стен столицы.

Рузвельт был одним из тех, благодаря кому Советский Союз начал получать жизненно необходимую помощь по ленд-лизу. Красная Армия получила десятки тысяч американских грузовиков, самолетов и другой техники, которая была столь необходима в смертельной схватке с Гитлером.

Когда в мае 1942 года нарком иностранных дел Вячеслав Молотов, который был вторым по важности человеком в советском руководстве и воспринимался как будущий преемник Сталина, собирался нанести свой первый визит в Вашингтон, Рузвельт в письме Сталину настаивал: “Когда Молотов прибудет в Вашингтон, он может остановиться у нас в Белом доме, или, если хотите, мы можем приготовить для него отдельный дом неподалеку”.

Сталин отплатил Рузвельту взаимностью. Он распустил Коминтерн - организацию, главной задачей которой было распространение коммунистической революции на весь остальной мир. Это событие произошло в тот самый день, когда Джозеф Дэвис прибыл в Москву с посланием от Рузвельта.

В феврале 1945 года больной Рузвельт прилетел в Ялту, чтобы выразить уважение стране, которая разгромила фашистские армии, и, в то же время, чтобы обсудить будущее мироустройство.

В Ялте Рузвельт добился от Сталина согласия на вступление СССР в войну против Японии. Пока в Европе шли боевые действия, между Советским Союзом и Японией действовал пакт о нейтралитете, который позволял Советскому Союзу сконцентрировать свои ресурсы на борьбе с Гитлером, а также давал возможность осуществлять поставки по ленд-лизу через Дальний Восток.

Сталин согласился бросить свои закаленные в боях войска против Японии. Рузвельт считал, что участие Советского Союза в войне на Тихом океане будет играть важную роль, поскольку оно скрепит союз четырех великих держав.

Смерть Рузвельта потрясла Сталина. “Президент Рузвельт умер, но дело его должно быть продолжено. Мы окажем президенту Труману поддержку всеми своими силами”, - сказал Сталин Авереллу Гарриману, который привез в Москву печальное известие.

Почему же Рузвельта сегодня обожают, а Сталина ненавидят?

От посла Джозефа Дэвиса нам осталась такая цитата: “Ни один государственный лидер в истории не сталкивался с таким неправильным и искаженным восприятием, как люди, возглавлявшие Советское государство в те суровые годы”.

Но лучше всех свое положение понимал сам Иосиф Виссарионович. Однажды он сказал: “Мое имя будут хулить и поносить. Меня обвинят в самых ужасных преступлениях”.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.