В выдающейся статье «Турция превращается из сговорчивого союзника в занозу для США» газета New York Times, вероятно, непреднамеренно, абсолютно четко продемонстрировала неоконсервативные и реалистичные взгляды на политику практически в соседних абзацах. Я процитирую весь относящийся к делу отрывок (выделение мое):

Вашингтон все чаще смотрит на Турцию как на страну, которая "мечется по региону и творит вещи, прямо противоречащие устремлениям больших держав ", говорит исследователь из Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) Стивен Кук (Steven A. Cook). Теперь, отмечает он, возникает вопрос: как нам удержать турок в узде?

Однако с точки зрения Турции, она просто укрепляет свои позиции в собственном регионе, где долгие годы царит хаос и неразбериха, в частности, из-за политики США. Турция также признает тщетным свое стремление стать членом Евросоюза.

"Американцы, что бы они ни говорили, не могут привыкнуть к новому миру, где региональные державы хотят иметь право голоса в региональной и глобальной политике, - говорит профессор Стамбульского университета Билги Соли Озел (Soli Ozel), преподающий международные отношения, - это наш район, и мы не хотим здесь проблем. Американцы сеют в нем смуту, а мы оказываемся во всем виноватыми".


Чей взгляд на ситуацию на Ближнем Востоке кажется вам более реалистичным и правдоподобным? Серьезного и Уважаемого Стивена Кука, работающего на Совет по международным отношениям и различные другие, молящиеся на власть вашингтонские организации, или примитивного, иррационального, мусульманского (и, вероятно, злонамеренного!) Соли Озела?

Учитывая тот факт, что Турция – это полная жизни демократия с очевидным желанием влиять на свое ближайшее окружение, зачем, скажите на милость, туркам добровольно подписываться в поддержку американской внешней политики, одной из недвусмысленных целей которой является «держать их в узде»? Звучит не очень-то весело, неправда ли?

Я также хочу заметить, что профессор Озел на 100 процентов прав, когда замечает, что у Турции есть ясный стимул поддерживать в окружающих странах спокойствие (какая страна захочет, чтобы ее окружение страдало от насилия и беспредела?) и что, в силу своего географического положения, она вынуждена разбираться со всеми губительными последствиями нашей идиотической политики на Ближнем Востоке.

Чрезвычайно просто говорить об «освобождении» Ирака или Ирана из кондиционированного офиса в Вашингтоне, где многие тысячи миль океана и многие десятки подобострастных стенографистов из Washington Post и New York Times обособляют вас от любых негативных последствий. Но когда бомбы свободы взрываются, вокруг свистят пули освобождения, а в стране, с которой вы делите значительных размеров наземную границу, проливают демократическую кровь, положение значительно усложняется. Мне кажется, американцы и представить себе не могут, насколько травмирующей оказалась война в Ираке для турок, которые, по сути, наблюдали все отвратительные образы, не прошедшие цензуру наших СМИ, в реальном времени и на расстоянии вытянутой руки.

Для сравнения давайте просто посмотрим на грязные подштанники консервативных комментаторов, испугавшихся гангстерских разборок в приграничных районах Мексики. Люди психуют! А теперь представьте себе, как бы запачкались штаны авторов Commentary и National Review, если бы, скажем, Япония вторглась в Мексику, распустила ее центральное правительство и превратила страну в огромный склеп, потому что… ну, просто потому что она может.*

Однако нам как-то удалось убедить себя, что турки не только согласятся с политикой, направленной на систематическую дестабилизацию региона их проживания, но и будут приветствовать и активно поддерживать эти действия. Почему кого-то хоть как-то шокирует тот факт, что турки хотят избежать конфликтов со своими соседями, концентрируя свое внимание на взаимовыгодном коммерческом обмене? Неужели в мире есть что-то менее удивительное?

* Интересно, как по-японски будет «Накось, выкуси!»?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.