Сторонники политики "перезагрузки" во взаимоотношениях с Россией, которую проводит администрация Обамы, на все лады расхваливают новый договор СНВ, российскую поддержку санкций против Ирана, согласие Москвы на транзит грузов в Афганистан через ее территорию, а также сотрудничество в отношении Северной Кореи и в вопросах нераспространения в целом, называя это результатом нового курса. Советник по национальной безопасности Джим Джонс называет перезагрузку одним из главных успехов внешней политики администрации (это многое говорит о ее внешней политике в целом). Нельзя отрицать, что тональность отношений и взаимопонимание между президентами США и России намного улучшились по сравнению с конечным периодом Буша-Путина. Но пока людей не охватила полная эйфория, давайте обратим внимание на два последних события, напоминающих нам о том, что в отношениях с Россией у нас есть проблемы.

31 мая российские власти жестоко подавили протесты оппозиции в Москве и Санкт-Петербурге, арестовав более 100 человек. Участвовавшему в акции протеста журналисту милиция сломала руку. Пресс-секретарь Совета национальной безопасности США выступил с заявлением, выразив "сожаление" в связи с задержанием мирных демонстрантов (более подходящим словом в такой ситуации было бы "осуждение"; мы можем "сожалеть", скажем, в связи с недавней кончиной российского поэта Андрея Вознесенского). И хотя насильственное подавление демонстраций не в новинку российским властям, последний случай заслуживает особого внимания, поскольку произошло это буквально спустя несколько дней после визита американской делегации в Россию, где она участвовала во втором заседании рабочей группы "Гражданское общество", возглавляемой старшим директором СНБ Майклом Макфолом и заместителем руководителя российской президентской администрации Владиславом Сурковым.

Когда в июле прошлого года во время визита президента Обамы в Москву было впервые объявлено о создании этой рабочей группы, я говорил, что назначать Суркова ее сопредседателем это все равно что поставить жестокого руководителя Чечни Рамзана Кадырова во главе комиссии по стабилизации обстановки на Северном Кавказе. Назначение Суркова, ставшего изобретателем "суверенной демократии" (это концепция, оправдывающая жестокое подавление правящим режимом политических оппонентов), встретило широкое осуждение в рядах российских правозащитников, которые написали Медведеву письмо, призвав его убрать Суркова из рабочей группы. Американская сторона заявила, что не обладает правом вето на российские назначения сопредседателей различных двусторонних рабочих групп, но в данном случае было бы лучше вообще отказаться от создания группы по гражданскому обществу, чем допустить, чтобы ее возглавлял Сурков.

В конце прошлого месяца, когда проводилось второе заседание этой группы с российскими коллегами, американская сторона посетила тюрьму в городе Владимире, находящемся в 160 километрах к востоку от Москвы. Макфол давно занимается продвижением демократии и защитой прав человека, и имеет большие заслуги в этом деле. Он высказал российским коллегам ряд претензий, выходящих за рамки проблем тюремной системы в России. Но как пишет журнал TIME, русские были не заинтересованы в проведении настоящего диалога по вопросу прав человека. Кремлевский омбудсмен Владимир Лукин сказал (цитата из TIME): "Вы не заметили? Мы постепенно превращаемся в союзников. … Пока не было критики в наш адрес, мы их тоже не критиковали". А спустя несколько дней после отъезда американцев из России по завершении второго заседания рабочей группы "Гражданское общество" силы безопасности начали проламывать головы протестующим против режима власти. Как отмечается в редакционной статье сегодняшнего номера Washington Post, есть и другие причины для обеспокоенности состоянием дел внутри России.

Второе событие, на которое стоит обратить внимание, это российско-иранские взаимоотношения. Как заявил две недели назад в Washington Post Боб Каган (Bob Kagan), администрация явно по завышенной цене купила российскую поддержку выхолощенной резолюции по санкциям против Ирана. Россия в период правления администрации Буша трижды поддерживала в равной мере беспомощные резолюции. Между тем, на этой неделе Сергей Кириенко, возглавляющий российское государственное атомное агентство, подтвердил, что построенный Россией ядерный реактор в Бушере будет введен в эксплуатацию этим летом, и станет функционировать как совместное российско-иранское предприятие.

Российский премьер-министр Владимир Путин, прибыв в Стамбул на региональный саммит, вновь подтвердил сроки ввода в строй Бушерской АЭС, а также заявил накануне сегодняшнего голосования в ООН: "Мы не придерживаемся той точки зрения, что эти резолюции должны быть избыточными и ставить Иран и иранское руководство, а тем более иранский народ в какое-то сложное положение, которое поставило бы барьеры на пути развития мирной атомной энергетики". А в самой резолюции содержится давнее положение, которое позволяет России поставлять в Иран современные ракеты С-300. Российское правительство не исключает возможность таких поставок, которые могут стать поводом для начала войны, поскольку у Израиля может возникнуть искушение нанести по Ирану удар до ввода этих комплексов ПВО в строй. Путин во время пребывания в Стамбуле также планировал встретиться с Ахмадинежадом.

Такие заявления и действия со стороны Путина – а также голосование Бразилии и Турции против резолюции ООН в Нью-Йорке – подрывают единую позицию мирового сообщества, которую администрация Обамы надеялась продемонстрировать Тегерану. Через две недели российский президент Дмитрий Медведев приедет в Вашингтон на встречу с президентом Обамой. Рост обеспокоенности по двум этим проблемам – ухудшение ситуации с правами человека в России и ее отношения с Ираном – не говоря уже о поставках российского оружия в такие страны, как Сирия и Венесуэла, должен умерить праздничные настроения во время визита Медведева.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.