Отказ России поставлять Ирану зенитно-ракетные комплексы С-300, о котором было объявлено накануне визита президента Дмитрия Медведева в Вашингтон и его встречи с президентом Обамой, явно свидетельствует о том, что новая стратегия – предлагать Кремлю конкретные стимулы вместо расплывчатых заверений в симпатии – результативнее старой. Одновременно это должно стать проверкой готовности американцев и дальше действовать на началах взаимности.

Медведев рассчитывает улететь из Вашингтона с твердыми гарантиями того, что Конгресс не наложит вето на соглашение о сотрудничестве между Россией и Америкой в сфере мирного атома, которое подготовит почву для контрактов, способных с лихвой компенсировать ущерб от прервавшихся коммерческих связей между Москвой и Тегераном. Тем более, что отношения страны с Ираном все равно испорчены, благодаря тому, что Россия поддержала предложенную США резолюцию о санкциях. Этому шагу, в свою очередь, способствовало решение администрации Обамы снять с ряда российских компаний санкции, наложенные на них за прошлые сделки с Ираном.

Команде Обамы следует воздать должное за ее готовность изменить динамику американо-российских отношений и, в особенности, тон диалога, и за то, что она признала необходимость стимулировать сотрудничество с Америкой. Однако признания также заслуживают дипломатические усилия других стран и их готовность взаимодействовать с Кремлем, несмотря на яростную критику со стороны ряда членов американского политического истеблишмента.

Особенно важную роль сыграла рискованная игра, которую предпринял президент Франции Николя Саркози – сторонник ужесточения санкций против Ирана. Он дал понять, что его поддержка российских энергетических проектов, его намерение рассмотреть вопрос об увеличении роли России в системе европейской безопасности и даже планы по продаже оружейных технологий, таких как вертолетоносец «Мистраль», связаны в некоторой степени с тем, что он ожидает, что Москва, в свою очередь, будет учитывать французские приоритеты. Неслучайно первые намеки на отмену поставок С-300 в Иран прозвучали на прошлой неделе на встрече между Саркози и премьер-министром Владимиром Путиным.

Разумеется, важно отметить, что российская оружейная индустрия в любом случае не понесет убытков из-за этих С-300. Несколько месяцев ходили слухи, что комплексы вместо Ирана могут купить Саудовская Аравия или эмираты Персидского залива, сейчас появились сообщения о том, что С-300, предназначенными для Ирана, заинтересовалась Турция. Если Россия все же продаст ЗРК, у «Рособоронэкспорта» - одной из самых могущественных в стране государственных компаний - не будет повода заявлять, что она отказалась от живых денег ради ненадежных планов президента, который надеется, что отказ от иранских контрактов привлечет в страну новые американские инвестиции.

Николя Саркози, а теперь и Барак Обама, похоже, приняли стратегию Джеймса Бейкера и пытаются сделать изменение позиции по Ирану выгодным для России. Так как то, что предложили Вашингтон и Париж, может, в конечном счете, принести выгоду некоторым из основных игроков российской экономики – нефтяному и газовому секторам, ядерной отрасли, военно-промышленному комплексу—политика России в отношении Ирана, возможно, продолжит меняться.

 Николас Гвоздев - старший редактор The National Interest, профессор в области национальной безопасности Военно-морского колледжа США (The U.S. Naval War College). Изложенные в статье взгляды представляют собой его личную точку зрения

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.