Все наши администрации, бывало, одерживали победы на внешнеполитическом фронте; все они, бывало, терпели на нём поражения. Это как в бейсболе: промахиваешься семь раз из десяти — всё, у тебя суперзвёздная команда. Так что администрация Обамы после такого месяца, как минувший, заслуживает похвалы.

Главным ходом президента Обамы за это время, конечно, стало назначение генерала Дэвида Петреуса (David Petraeus) на должность командующего войсками в Афганистане. Это решение отражает готовность Обамы победить в афганской войне невзирая на всех мудрецов, которые, как все наши мудрецы, хором советуют быстро отступать. Те из деятелей региона, которые рассчитывали на уход американцев в июле 2011 года вне зависимости от событий, спокойно могут откладывать свои планы на будущее. Да эта дата никогда и не была правдоподобной, и шансы на то, что Петреус выскажется в пользу досрочного отступления или что ему прикажут это сделать вне зависимости от ситуации, ничтожно малы.

Второй победой стала резолюция Совета безопасности ООН по Ирану. Конечно, резолюция слишком мягка, Китай и Россия её чрезмерно ослабили. Конечно, администрация приукрасила уступку, которую нам сделала Россия. Но резолюция — вот она, и запоздание получилось совсем небольшое, а европейцы и прочие после её принятия ввели собственные, дополнительные санкции. Собьёт ли одно это Иран с пути к атомной бомбе? Одно это — нет. Но теперь тегеранский режим испытывает ещё более сильное давление, что может косвенным образом помочь тем из жителей Ирана, кто осмеливается бороться за новую форму правления.

А то, что турки и бразильцы проголосовали против резолюции, следуя взятым их дипломатами проиранским курсом, всего лишь дискредитирует их правительства в глазах приличных стран мира: ещё бы, Китай и Россия голосуют «за», а они — «против». Говорить о том, что их действия говорят об их выходе на уровень мировых держав, просто несерьёзно. Если что-то и изменилось, то только в худшую сторону — теперь им ещё дальше остаётся до уважительного отношения со стороны мирового сообщества. Бразилец Луис Инасио Лула да Силва смотрелся глупо и некомпетентно, а премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган лишь ещё больше убедил всех в том, что Турция — единственная страна НАТО, которой Иран и Сирия важнее, чем собственные союзники. Молодцы, что сказать.

Но наша администрация хорошо показала себя и здесь. Какой-нибудь Джимми Картер, наверное, начал бы аплодировать туркам и бразильцам. Какая-нибудь администрация, во что бы то ни стало стремящаяся избежать конфликта с Ираном, возможно, даже тайком поддержала бы их позицию. Но наша администрация во главе с Хилари Клинтон дала им по рукам, так что они поняли — играть во взрослые игры пока рано. Мало того, поведение Турции было объявлено вредоносным для отношений США с их союзниками по НАТО. Заметистель госсекретаря Филип Гордон (Philip Gordon) на прошлой неделе выступил с предупреждением о том, что действия Турции поставили под сомнение её «ориентацию» и «усложняют поддержку Соединёнными Штатами кое-чего такого, что Турция хотела бы. Чтобы мы поддерживали». И это совершенно правильно.

Отношение администрации к Японии нельзя назвать добросердечным, зато оно действенное. Последовавшая в июне отставка премьер-министра Японии Юкио Хатоямы была связана с его неправильной позицией в дискуссии вокруг американской базы на Окинавы и вообще — с его попыткой взять курс на ориентацию не только на США, но и, в той же мере, на Китай. Администрация Обамы была непреклонной, но готовой к диалогу, в результате чего японцы вновь подтвердили свою верность союзу с США. В первую очередь это связано с тем, что японцы боятся китайцев, но администрацию нужно поблагодарить за то, что японцам помогли выбрать верное направление.

Далее, президент Обама заново подтвердил готовность заключить соглашение о свободной торговле с Южной Кореей. После того, как администрация неоднократно произносила пустые слова о «возвращении» США в Азию, это должно стать первым настоящим делом. Если удастся убедить Конгресс ратифицировать договор (а главным препятствием к этому является та же партия, к которой принадлежит Обама), то это станет компенсацией чрезмерных и по большей части бесплодных попыток администрации сделать Китай краеугольным камнем политики США в Азии.

Наконец, что касается того вопроса, в котором администрация проявила наибольшую слабость, то и в этом наблюдаются признаки подвижек. Несмотря на гамбургеры и весёлую болтовню, имевшую место на прошлой неделе, администрация чётко дала понять, что есть одна область, в которой между США и Россией существуют непреодолимые разногласия, и эта область — Грузия. В документе «Статистика “перезагрузки”», распространённом Белым домом и получившим немалую популярность, говорится, что «администрация Обамы по-прежнему имеет серьёзные разногласия с российским правительством из-за Грузии. Мы продолжаем призывать Россию прекратить оккупацию грузинских территорий Абхазии и Южной Осетии». Употребление слова «оккупация» явно говорит о том, что администрация вовсе не отложила этот вопрос в дальний ящик стола. Возможно, Обама понимает, что задуманная им «перезагрузка» никогда не приведёт его к успеху, покуда российские войска продолжают оккупировать территорию своих соседей.

Много ли есть в общих вопросах внешней и оборонной политики того, за что администрация заслуживает критики? Разумеется, и в будущем тоже так будет. Но месяц выдался хороший. Пока что администрация заслуживает поздравлений за то, что им удалось многое сделать правильно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.