В четверг заключенный президентом Обамой договор о разоружении с Россией был передан в Сенат с одобрения представителей обеих партий, что стало значительным шагом на пути к его ратификации, невзирая для характерную для нынешнего года промежуточных выборов напряженность, обострившую межпартийные разногласия по большому количеству иных вопросов.

Четырнадцать голосов «за», четыре «против», — так разделились голоса в сенатском комитете по международным отношениям: после переговоров по сопутствующей резолюции, в которой выражалась обеспокоенность консерваторов в связи с вопросами противоракетной обороны и модернизации ядерного арсенала, трое республиканцев вместе с демократами отдали свои голоса в поддержку договора.

Это был редкий случай, когда Обама получил не просто символическую, но существенную поддержку республиканцев по инициативе, связанной с подписанием договора. Но ему еще предстоит подраться за окончательное одобрение договора в Сенате, для чего, согласно конституции, требуется большинство в две трети голосов — то есть по меньшей мере восемь голосов республиканцев. Но многие республиканцы пока против договора, так что демократы, скорее всего, будут откладывать голосование до послевыборного заседания Сената в уходящем составе, которое состоится 2 ноября.

Обама считает этот договор одним из самых ощутимых достижений в области внешней политики и краеугольным камнем своих усилий по восстановлению отношений с Россией, испорченных несколькими годами напряженности.

Согласно договору, подписанному Обамой и президентом Дмитрием Медведевым в апреле в Праге, по прошествии семи лет после окончательной его ратификации обеим сторонам будет запрещено развертывать более 1550 стратегических ядерных боеголовок и более 700 пусковых устройств.

Пожалуй, не меньшее значение имеет и то, что по условиям договора устанавливается новый режим инспектирования и наблюдения вместо давно начавшей действовать и истекшей в прошлом году вместе со сроком действия первого договора о сокращении стратегических вооружений 1991-го года программы. Девять месяцев, минувшие с момента окончания срока действия прежнего договора, стали первым с момент окончания холодной войны периодом, когда не существовало системы обмена информацией и допуска инспекторов на объекты.

«Это будет историческое голосование, оно станет возобновлением межпартийной традиции, жизненно важной для устранения величайшей угрозы, представляемой ядерным оружием, — считает сенатор-демократ от штата Массачусетс и председатель комитета Джон Керри. — Межпартийное голосование станет важным сигналом о том, что даже на пике предвыборной поляризации мнений ратификация договора не должна становиться политическим вопросом. Это императив с точки хрения национальной безопасности».

В данном им впоследствии интервью Керри выразил уверенность в том, что будет получена достаточная для ратификации поддержка со стороны республиканцев, хотя и признал, что такого подавляющего большинства голосов «за», как было с прежними договорами о разоружении, обеспечить не удастся.

«Надеюсь, что мы сможем ратифицировать его к концу года, — заявил Керри. — В нынешних условиях, если будет семьдесят или больше голосов “за”, это уже будет очень большая победа».

В тесном сотрудничестве с Белым домом и с коллегой-республиканцем (сенатором от штата Индиана) Ричардом Лугаром (Richard G. Lugar) Керри подготовил резолюцию о ратификации, под которой должно подписаться несколько республиканцев. Лугар предложил окончательный вариант, в котором учитывалась озабоченность его товарищей-республиканцев, чем завоевал поддержку сенаторов Боба Коркера (Bob Corker) от штата Теннессии и Джонни Айзексона (Johnny Isakson) от штата Джорджия.

«Отклонив этот договор, мы откажем себе в знании военного потенциала России, подорвем собственный дипломатический курс на нераспространение ядерных вооружений, а также, возможно, спровоцируем очередную дорогостоящую гонку, что еще больше растянет наш государственнй бюджет», — прокомментировал Лугар.

Однако несогласные республиканцы утверждают, что условия договора подрывают национальную безопасность страны, так как позволяют России противодействовать планам США строить систему противоракетной обороны в Европе. Согласно их доводам, Россия обходила требования договоров в прошлом, так что доверять ей нельзя; также утверждается, что новый договор способен ограничить новые программы развития неядерных ракет.

«По этому договору США принимают ограничения в сфере противоракетной обороны и средств нанесения быстрого неядерного удара в мировом масштабе, в то же время соглашаясь со смягчением контрольных мероприятий, — заявил сенатор от штата Айдахо Джим Риш (Jim Risch). — Неясно, какие уступки сделала Россия».

Резолюция по ратификации, предлагаемая Лугаром при поддержке Керри, не предусматривает внесения поправок в сам текст договора, но разъясняет понимание Сенатом его значения, что является обычным способом, которым законодатели говорят свое слово о договоре без возобновления переговоров по нему.

Среди прочего, было подтверждено, что договор не налагает никаких ограничений на системы противоракетной обороны, не считая запрета США размещать перехватчики ракет в старых пусковых шахтах для межконтинентальных ракет, а также на подводных лодках.

Аналогичным образом проясняется, что договор не помешает США разрабатывать системы применения ракет большой дальности с обычными, а не ядерными боеголовками.

В четверг, на перерыве в слушаниях комитета, Керри, Лугар и представители администрации собрались в кулуарах вместе с одним из самых ярых критиков из числа республиканцев, сенатором Джимом Деминтом (Jim DeMint) от штата Южная Каролина. Они договорились добавить в текст по его настоянию декларацию о желательности развития ядерной стратегии, не останавливаясь на концепции гарантированного взаимного уничтожения.

Деминт не попал на окончательное голосование в комитете, и его аппарат на просьбу о предоставлении комментариев не отозвался. Товарищи по Республиканской партии — Риш, а также Джон Баррассо (John Barrasso) от штата Вайоминг, Роджер Уикер (Roger Wicker) от штата Миссисипи и Джеймс Инхоуф (James M. Inhofe) от штата Оклахома — голосовали против договора.

Также в резолюции Лугара озвучивалась готовность заняться модернизацией ядерно-оружейного комплекса — это приоритетная задача республиканцев — хотя это и не имеет обязывающей юридической силы. Администрация Обамы предлагает десятилетний план модернизации ядерного комплекса, но республиканцы во главе с сенатором Джоном Килом (John Kyl) от штата Аризона требуют сделать выражение готовности как можно более конкретным, а также надежно обеспечить достаточное количество денежных средств.

Кил — второй по старшинству республиканец в Сенате — в четверг своих комментариев не предоставил. Коркер на этой неделе дал понять, что в комитете голосовал «за», но перед голосованием в самом Сенате все равно будет требовать дополнительных гарантий по финансированию модернизации. Видимо, для прихода к компромиссу потребуется вести переговоры еще несколько недель.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.