«Перезагрузка» американо-российских отношений принесла значительные плоды с точки зрения интересов Соединенных Штатов с того момента, когда о ней было объявлено 18 месяцев назад. Эти дивиденды включают в себя подписание в апреле этого года нового договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ) и достижение соглашения о совместном уничтожении около 70 тонн оружейного плутония, а также обеспечение конкретной поддержки со стороны России американской миссии в Афганистане и санкций Совета Безопасности ООН в отношении Ирана. Хотя большинство этих результатов имеют отношение к общим интересам в области безопасности, обе наши страны должны найти и другие способы сотрудничества за пределами сферы безопасности.

Сотрудничество в области мирного использования атомной энергии представляет собой одну из таких возможностей. Обе страны инвестировали значительные средства в гражданские ядерные исследования и разработки, и обе они имеют общие базовые интересы в получении выгоды от глобального «возрождения атомной энергии» за счет разработки защищенных от распространения реакторных технологий, повышения экологической безопасности и создания условий для того, чтобы атомная энергия становилась экономически конкурентоспособной. Объединив сравнительные преимущества обеих сторон, Соединенные Штаты и Россия могут получить неплохую пользу, демонстрируя таким образом инновационную силу, способную трансформировать противоборство времен холодной войны в конкурентное соперничество на свободном рынке.

Создание условий для такого рода сотрудничества, однако, требует поддержки со стороны Вашингтона. Особенно это относится с Конгрессу, который должен поддержать соглашение, подписанное обеими странами и отвечающее критериям, перечисленным в Статье 123.a Закона США об атомной энергии 1954 года. Этот тип «соглашения 123», который Соединенные Штаты подписали с Австралией, Южной Кореей и еще 19 странами, позволяет США делиться ядерными технологиями и материалами со своими иностранными партнерами, проводить совместные исследования и разработки и вместе участвовать в строительстве гражданских ядерных объектов.

В мае этого года президент Обама представил в Конгресс текст предлагаемого Американо-российского договора о сотрудничестве в области гражданского использования атомной энергии. Это Соглашение 123, судя по всему, вступит в силу в ноябре, если только Конгресс не примет совместную резолюция против этого договора, для чего требуется большинство голосов в обеих его палатах. Хотя проекты двух резолюций, осуждающих это соглашение, уже представлены, количество их сторонников в обоих случаях оказалось незначительным.

Критики этого соглашения утверждают, что Россия может поделиться плодами сотрудничества в ядерной области со своими бизнес-партнерами на Ближнем Востоке, включая, возможно, Иран и Сирию, которые смогут использовать эти знания для реализации своих собственных ядерных программ. Однако недавняя поддержка России санкций Совета Безопасности ООН против Ирана, а также ее отказ от продажи Тегерану современных зенитно-ракетных комплексов должны умерить эту критику.

Конечно, новый кризис в американо-российских отношениях все еще способен пустить под откос это соглашение. Хотя администрация Буша и подписала эту сделку и представила ее в конгресс в мае 2008 года, она отозвала его в августе того же года после российско-грузинской войны. С того времени «перезагрузка», а также создание целого ряда рабочих групп под эгидой американо-российской двусторонней президентской комиссии вдохнули новую энергию в двустороннее сотрудничество и предоставили обеим сторонам стимулы для того, чтобы не допустить замораживания отношений из-за разногласий, которые могут возникнуть в будущем. Фокусирование внимания на конкретном сотрудничестве в таких технических областях как сотрудничество в сфере гражданской атомной энергии поможет поддержать эту инициативу и придать двусторонним отношениям долгосрочную стабильность.

Что касается сотрудничества в области гражданского использования ядерной энергии, то и Соединенные Штаты, и Россия могут предложить уникальные и дополняющие друг друга разработки. Россия является крупнейшим в мире поставщиком урана для атомных электростанций, а также занимает ведущие позиции как в области надежного хранения отработанного топлива, так и в использовании технологий так называемых реакторов «на быстрых нейтронах», не имеющих отходов, которые можно было бы использовать в военных целях. К счастью, Россия хочет расширить продажи ядерного топлива Соединенным Штатам, которые в настоящий момент способны производить менее одной пятой части от своих внутренних потребностей в этом виде топлива, а также обеспечить постоянное хранение для использованных в Соединенных Штатах топливных материалов, на что не соглашается ни один американский штат.

Российская атомная индустрия также заинтересована в совместном участии с такими американскими фирмами как GE и Westinghouse в тендерах на строительство объектов в третьих странах, и за последние полтора года было подписано восемь сделок между американскими и российскими фирмами, ожидающими начала такого рода сотрудничества. Соединенные Штаты заявили о своей готовности работать вместе с Россией, когда они инициировали в 2006 году программу Глобальное партнерство в ядерной энергетике (GNEP), в которой Россия как поставщик ядерного топлива названа государством-«партнером», который может оказать помощь в предоставлении расширенного доступа к ядерным технологиям эффективным, надежным с экологической точки зрения способом, защищенным от возможности распространения.

При использовании такого рода общих интересов и возможностей перед атомной энергетикой открываются хорошие перспективы, и она может стать одной из главных сфер сотрудничества между Соединенными Штатами и Россией после «перезагрузки». Именно к этому и призывали президент Обама и президент Медведев, когда они создавали Двустороннюю президентскую комиссию, а также рабочую группу по атомной энергетике.

Однако такое сотрудничество будет возможно только в том случае, если Соглашение 123 вступит в силу. Вместо того, чтобы заниматься поиском причин для блокирования этого договора, Конгресс должен осознать, что лучший способ добиться того, чтобы Россия играла конструктивную роль в  ядерном возрождении и нераспространении, состоит в открытии дверей партнерства с Соединенными Штатами. При ответственном отношении сотрудничество в области гражданского использования атомной энергии будет способствовать экономическому росту, укрепит безопасность и упрочит достижения американо-российской перезагрузки. И это было бы в интересах обеих стран.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.