Практически одновременно на это неделе произойдут два очень важных события. Это либо фантастическое совпадение, либо некий сигнал, серьезность которого нам еще предстоит осознать.

В четверг, 23 сентября, президент США Барак Обама произнесет важную речь перед весьма почтенной аудиторией.

Местом выступления будет Генеральная Ассамблея ООН. Аудитория будет состоять из лидеров всех стран планеты, а речь, скорее всего, будет одой преимуществам демократии, сотрудничества и свободы.

В это же время в нескольких кварталах от здания ООН хрупкая 38-летняя женщина будет выслушивать другую, гораздо более важную речь – свой приговор.

По закону суд может приговорить Аафию Сиддики (Aafia Siddiqui), нейробиолога пакистанского происхождения, получившую образование в США, как минимум к 30 годам тюремного заключения, но, скорее всего, приговорит ее к пожизненному заключению.

В начале этого года она была признана виновной в покушении на убийство, ношении и использовании огнестрельного оружия, а также вооруженном и нескольких невооруженных нападениях на государственных служащих США.

У Аафии Сиддики поистине необыкновенная судьба — даже для нынешнего неспокойного времени. В ее истории есть много несоответствий и «черных дыр», но даже то, что уже известно, просто поражает.

Сначала выпускница американского университета и мать троих детей, долгое время прожившая в США, оказалась в розыске за связи с Аль-Каидой.

Согласно просочившимся в прессу сведениям, спецслужбы даже предполагали, что она непосредственно связана с руководителями этой организации.

Но по официальной версии она была задержана «афганской полицией на улице города Газни со своим несовершеннолетним сыном».

Неужели главари Аль-Каиды действительно бродят по сонным афганским городишкам, таская за собой своих малолетних отпрысков?

Далее, обвинение утверждает, что, когда ее стали допрашивать американские военные, она каким-то образом умудрилась выхватить у них заряженный автомат M4 и успела произвести два выстрела. Ответным огнем она была ранена, впала в кому и затем была реанимирована американскими военными врачами на базе в Баграме.

Эти два выстрела — очень важная деталь, поскольку именно они легли в основу дела и в конце концов привели к приговору по пунктам «покушение на убийство», «вооруженное нападение» и т.д. и т.п.

Связи Сиддики с Аль-Каидой не упоминались в официальном обвинении, не расследовались и не были доказаны.

Сама Сиддики все отрицает — и связи с Аль-Каидой, и обстоятельства, при которых она и ее сын были задержаны, и то, что она стреляла в американских следователей, — то есть вообще все.

Также она неоднократно оспаривала правомочность американского суда.

В своем родном Пакистане Сиддики уже стала настоящей героиней, местной Аун Сан Су Чжи, борющейся с жестоким военным режимом — на этот раз американским.

В пакистанских СМИ все чаще говорят о том, что «американцев обуревает жажда мести за 11 сентября».

По сообщениям новостных агентств, как только стало известно, что Сиддики признана виновной, в Пакистане тысячи людей вышли на улицу и начали «жечь американские флаги и чучела президента Барака Обамы».

Президент и премьер-министр Пакистана поднимали вопрос о судьбе Сиддики с властями США, но все их усилия остались безрезультатными.

Сейчас слово за Обамой. Президент США имеет право либо помиловать Сиддики, либо выслать ее в Пакистан, чтобы она отбывала наказание на родине — если кто-то может представить себе, чтобы национальный герой засиделся за решеткой.

С одной стороны, Обама прекрасно понимает, что, оставив Аафию Сиддики за решеткой, он даст идейным вдохновителями джихада такой мощный козырь для вербовки новых боевиков, о котором те и мечтать не могли.

С другой стороны, если он попытается как-то облегчить участь Сиддики, этим немедленно воспользуются республиканцы, которые раскритикуют его за мягкотелое отношение к террористам.

Социологические опросы показывают, что демократы пока отстают от своих оппонентов, и Обама просто не может позволить себе сделать такой подарок республиканцам за шесть недель до выборов.

Вопрос теперь в том, что победит: необходимость остановить распространение экстремизма или политический инстинкт, заставляющий президента бороться с внутриполитическими конкурентами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.