Как начинает понимать полная противоположность Буша, иностранные диктаторы обычно платят черной неблагодарностью.

Внешняя политика перезагрузки непредвиденным способом пролила свет на традиционную роль Америки в мире. После 2004 года идеология «во всем виним Буша» стала для европейцев и американских либералов легким способом убедить себя в том, что мировые проблемы появились только при Джордже У. Буше и были связаны исключительно с ним: возникало напряжение, виновата была Америка, Буш был виновником, опа-ля! Уберите Буша, выберите его полную противоположность и мир вернется в состояние естественного покоя.

Но внезапно короткий срок Барака Обамы напомнил нам о том, что, на самом деле, почти все мировые кризисы начались до президентства Буша и продолжались во время его срока и после. Если рассмотреть текущую внешнюю политику Америки по отношению к каждому региону, можно увидеть одну из трех моделей: либо ситуация не лучше, чем в конце 2008 года, либо дела идут гораздо хуже, либо администрация Обамы вернулась к политике Буша – несмотря на постоянные заверения миру, что виноват во всем был Буш, внешняя политика Америки перезагружена, а всеобщая враждебность была результатом прошлых недоразумений, нечувствительности и американской гордыни.

Рассмотрим сначала наших самых открытых врагов. После нескольких противоречащих друг другу выступлений Фидель Кастро по-прежнему вовсю использует свою антиамериканскую шарманку образца 1960-х. Сириец Башар Аль-Ассад укрепляет отношения с Ираном и Хезболлой, и не делает ничего, чтобы помочь улучшить ситуацию в Ираке и вообще на Ближнем Востоке, несмотря на то, что Обама уверил его, что готов вести с ним дела.

Северная Корея продолжает свою потерявшую рассудок риторику, и все чаще запускает ракеты или торпеды. Уго Чавес становится все более авторитарным и более антиамериканским, хотя ему больше не нужно называть Буша дьяволом. Махмуд Ахмадинежад заявил всему миру на заседании Генеральной ассамблеи ООН, что Соединенные Штаты, возможно, запланировали убить 3000 своих собственных граждан, погибших 11 сентября 2001 года; похоже, что надоевшие американские извинения за устранение Моссадыка почти шестьдесят лет назад до сих пор до иранцев не дошли.

Заметьте, что в каждом из этих случаев, умиротворение – отказ поддержать иранских демонстрантов, требовавших свободы, игнорирование злоупотреблений тоталитарных режимов на Кубе и в Сирии и молчание по поводу уничтожения демократии в Венесуэле – привело к еще большей враждебности, как это всегда и происходит, когда пытаешься умиротворить потерявших рассудок диктаторов. Можно практически прийти к выводу, что диктатуры ненавидят американскую свободу, мировой престиж и влияние Соединенных Штатов и нашу склонность противостоять прославлению, и что их особо не интересует, что конкретно происходит в Белом доме.

Затем есть еще большая четверка. Сегодня Китай с большей уверенностью бросает вызов японцам и другим своим соседям в тихоокеанском регионе. Он не видит никаких препятствий тому, чтобы стать новой превосходящей силой и поигрывает своими растущими мускулами так же, как это делала Япония в 1920-х, а имперская Германия на рубеже 20-го столетия (и все мы знаем, к чему это привело). Турция стремится стать новой Оттоманской империей, и видит, что Соединенные Штаты во многом нейтрально относятся к ее амбициям и, возможно, втайне даже им симпатизируют. Отношения с Индией не лучше, чем были при Буше, и, возможно, даже менее дружеские. В отличие от Индии России, похоже, нравится администрация Обамы – до такой степени, что она пошла на уступки в обмен на пустые обещания. Москва сравнивает издержки в виде ядерного исламского Ирана поблизости с плюсами существования такого государства-изгоя, которое, по крайней мере, в краткосрочное перспективе представляет больше проблем для Америки, чем для России. Путин прекрасно знает, что хаос на Ближнем Востоке всегда идет на пользу нефтяному бизнесу.

Давление на Израиль не привело ни к какому ближневосточному прорыву. Тот факт, что за это время не было еще одной интифады – это, в первую очередь, результат небольшого экономического бума на Западном берегу, который продолжается вопреки, а не благодаря американским переговорам.

Можно ли сказать, что наши другие союзники – такие, как Япония, Южная Корея и Европа – вдруг стали гораздо дружелюбнее, благодаря прокламациям Обамы о надежде и переменах? Да не очень-то. Все они, впервые за 60 лет, начинают подозревать, что та самая либеральная американская администрация, о которой они так долго мечтали, может быть не так готова, как ее предшественницы, прийти им на помощь в период кризиса. Мы точно потратили больше усилий на то, чтобы расположить к себе Путина, чем на акцентировании внимания на старых альянсах с Германией, Францией и Британией. Япония и Южная Корея начинают осознавать, что их соответствующие коммунистические соперники, Китай и Северная Корея, вскоре превратятся в их собственную проблему, а не в нашу.

Ситуации в Ираке и Афганистане являются лишь развитием стратегии, введенной Джорджем Бушем, когда он покинул Белый дом. «Плохая» война в Ираке, против которой вел кампанию Обама, превратилась в лучшую войну, чем «хорошая» война в Афганистане, которую он надеялся закончить с помощью НАТО и одобрения ООН.

Несмотря на интервью Обамы, данное телеканалу Al Arabiya, его речь в Каире и его выступления по поводу мечети на Граунд-Зиро, радикальные исламисты вовсе не ослабили своих попыток убивать нас на нашей родной земле, как это было в случае с майором Хасаном, Абдулмуталлабом и неудавшимся бомбистом с Таймс-сквера. Если Обама и добился чего-то хорошего, находя отклик у ближневосточной бедноты, оно нейтрализуется, возможно, всего лишь впечатлением – справедливым или  нет – среди потенциальных террористов, что, случись еще одно нападение, подобное 11 сентября, он не будет столь же непредсказуем и опасен, как предыдущие президенты. Что же касается мусульманской обидчивости, периодические публичные обещания закрыть Гуантанамо кажутся не лучше, чем продолжение его деятельности втихую.

Почему же тогда политика перезагрузки Обамы – это положительное явление?

Усилия Обамы и реакция на них напоминают миру о том, что мировая напряженность по-прежнему является результатом представлений о собственной выгоде, независимо от того, кто занимает Белый дом.

Когда страны действуют вопреки американским интересам, их можно несколько смягчить дипломатическим мастерством чутких американских чиновников, но в целом их не трогают извинения, поклоны, пропаганда псевдо-истории и терапевтическая мифология. Лидеры, подобные Путину, Ассаду и Ахмадинежаду, действуют, исходя из своих собственных предполагаемых интересов, постоянно выверяя, до какой степени постоянное стремление увеличивать влияние, репутацию и богатство за счет других уравновешивается риском любых столкновений, которые могут произойти, и вероятностью, что они могут проиграть – и все подобные расчеты тем более вероятны, когда игроки, подобно этим трем, являются по природе своей авторитарными.

В конце концов, морализаторство в стиле Картера, которым Обама кормил нас последние два года, привело к противоположному от предполагаемого результату. Проповеди, признания и протянутые руки, от возмутительных поклонов саудовским принцам до предположительно грандиозного мифотворчества в Каире, напомнили всему миру, что антиамериканизм выходит за пределы и несправедливых карикатур на Джорджа Буша и слащавого прославления Барака Обамы. Если мы сможем избежать расплаты за эту наивность – и повторения еще одного «ужасающего года» в стиле 1979 – то неумышленное пособие для начинающих о неменяющейся человеческой природе, подаренное нам Обамой, будет того стоить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.