В сентябре сенатский комитет США по иностранным делам проголосовал в поддержку нового договора СНВ, который является важным шагом на пути ограничения ядерных вооружений в Америке и России. Данный шаг обнадеживал, но к сожалению, в этот момент вмешалась политика. Сенат в полном составе не станет рассматривать договор до ноябрьских выборов, но и после них из-за межпартийных препирательств рассмотрение могут отложить до 2011 года. Учитывая, что российская Дума ждет решения Сената, мы можем теперь столкнуться с проволочками в ратификации договора, который соответствует интересам обеих стран. Такая задержка приведет к откладыванию новых переговоров по ядерной тематике в будущем.

Согласно новому договору СНВ, обе страны должны сократить количество своих ядерных боезарядов, а также ужесточить международный режим нераспространения. Подписав это соглашение, президенты Барак Обама и Дмитрий Медведев дали толчок развитию американо-российского партнерства. Однако с учетом возникающих задержек им теперь следует предпринять новые усилия. В частности, для сохранения темпов поступательного движения было бы полезно предпринять ряд промежуточных шагов.

Для начала Вашингтону и Москве следует приступить к новым переговорам о ядерном сдерживании. Откровенная беседа, включая дискуссию о том, как противоракетная оборона и обычные вооружения большой дальности влияют на взаимоотношения между двумя странами, может вскрыть схожесть в мышлении. А это, в свою очередь, станет основой для будущих переговоров с целью сокращения ядерного оружия до более низкого уровня, чем предусматривается новым СНВ.

Вашингтон дал понять, что во время следующего раунда он хочет ограничить количество тактического ядерного оружия. Москву же до сих пор беспокоят "неразвернутые" стратегические боезаряды, например те, что не установлены на баллистических ракетах, а хранятся на складах. Новый договор СНВ, будучи крайне важным шагом вперед, никак не охватывает данную категорию вооружений, предусматривая сокращение лишь "развернутых" стратегических боезарядов. Включив в повестку обе эти категории, участники американо-российских переговоров смогут впервые охватить весь спектр ядерного оружия. Им также следует усилить прозрачность, раскрыв данные об общем количестве вооружений.

Следующий этап переговоров будет более длительным и сложным – даже чем те переговоры, результатом которых стал новый СНВ. Поэтому такие предварительные обмены мнениями позволят обеим сторонам начать двигаться вперед по целому ряду трудных вопросов. В ходе переговоров надо обязательно проанализировать сложности с процессом проверок, возникающие в связи с ограничением тактических ядерных вооружений и неразвернутых стратегических боезарядов. Это может потребовать создания механизма контроля за ограничением числа ядерных боеголовок, хранящихся на складах, чего Соединенные Штаты и Россия никогда прежде не делали.

Возникает также реальная возможность для сотрудничества в области противоракетной обороны. Это давно уже является камнем преткновения в повестке двусторонних отношений, хотя споров стало меньше после того, как администрация Обамы внесла изменения в американские планы ПРО в Европе. Однако подлинное американо-российское сотрудничество по данному вопросу, а также сотрудничество НАТО и России поможет превратить эту давнюю проблему в сферу взаимодействия.

Отправной точкой может стать дискуссия о том, как Россия и Америка могут взаимодействовать в целях защиты Европы, в том числе, европейской части России, от ракетных угроз со стороны третьих стран. Такое обсуждение поможет обратиться к озабоченности Запада по поводу Ирана. США и Россия могут также подтолкнуть вперед дискуссии, начатые на апрельском саммите по ядерной безопасности, на котором 40 государств пообещали к 2014 году обеспечить безопасность своих расщепляющихся материалов. Сконцентрировав общие усилия и опыт, наши страны в состоянии разработать "золотой стандарт", которым смогут воспользоваться все государства для обеспечения сохранности и безопасности своих запасов ядерного топлива, предотвратив его попадание в руки террористических организаций.

Аналогичные шаги можно предпринять в области нераспространения. Соединенные Штаты и Россия уже работают совместно над обузданием ядерных амбиций Ирана, а также пытаются убедить Северную Корею отказаться от своей программы ядерных вооружений. Но они могут также разработать новую совместную дипломатическую стратегию, направленную на то, чтобы добиться от всех стран согласия на предоставление Международному агентству по атомной энергии расширенных полномочий в вопросах мониторинга и проверки работ в ядерной сфере. Таким образом, другим государствам, стремящимся стать обладателями ядерного оружия, будет гораздо труднее осуществлять свои тайные программы по его созданию.

Дискуссия о ядерном оружии это по-прежнему весьма деликатная тема для наших стран. Так, военные США и России не очень-то рады навязчивым мерам проверки, с которыми они могут вскоре столкнуться. Но занимаясь данными вопросами, двигаясь к данным целям, США и Россия могут укрепить свои налаживающиеся отношения, дать новый толчок усилиям по сдерживанию ядерного распространения, а также создать более спокойный и безопасный мир. И сделать это они могут, не дожидаясь ратификации нового договора СНВ.

Мадлен Олбрайт занимала пост госсекретаря с 1997 по 2001 год. Игорь Иванов был министром иностранных дел России в 1998-2004 годах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.