Президент Обама, наверное, в истерике. Один из его самых важных личных приоритетов в политике это избавление мира от ядерного оружия. Для достижения данной цели он хочет, чтобы Сенат США послушно ратифицировал страдающий многочисленными недостатками двусторонний договор с Россией о сокращении стратегических вооружений. При помощи этого договора он надеется подать пример другим ядерным державам, чтобы те тоже начали разоружаться.

Этот так называемый новый договор СНВ столкнулся с проблемами еще до того, как стало ясно, что временем для его ратификации в Сенате станет короткий период после промежуточных выборов. В следующем году в Сенате ожидается большой наплыв консервативных республиканцев. И это не говоря о том, что одна из них, Шэррон Энгл (Sharron Angle), может сменить лидера большинства Гарри Рида (Harry Reid), и что его Демократическая партия в будущем году может оказаться в меньшинстве. Такая ситуация практически гарантирует, что на следующей сессии Конгресса у нового договора СНВ  появится еще больше скептиков.

К несчастью для Обамы, его шансы добиться от меняющегося вскоре состава Сената согласия на радикальные меры по разоружению в последние дни серьезно уменьшились.

Сегодня сенаторов-республиканцев 41. А благодаря тому огромному значению, которое творцы конституции США придавали ответственности Сената за обеспечение качества международных соглашений, для предотвращения ратификации достаточно всего 34 их голоса. Как минимум такое количество, а возможно и все сенаторы от Великой старой партии выступят против поспешного рассмотрения данного договора, поступив так по трем причинам.

Первое: выполнение нового договора СНВ не подается проверке. Республиканский заместитель председателя специального сенатского комитета по разведке сенатор Кристофер Бонд (Christopher S. Bond) из Миссури написал по данному вопросу секретное письмо, содержание которого он в общем виде изложил во время беседы со мной на прошлой неделе в программе Secure Freedom Radio. Вот его слова: "Я считаю, что договор слаб в вопросах проверки, особенно по сравнению с  предыдущими договорами, такими как СНВ и РСМД (Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности). Нам будет гораздо труднее определить, обманывает нас Россия или нет, а учитывая имеющийся опыт, это вполне реальная проблема".

Новый СНВ даст русским рычаг влияния при решении вопросов о нашей противоракетной обороне. В 2001 году президент Джордж Буш вышел из договора по ПРО от 1972 года, который по сути дела давал им право вето в данных вопросах. Многие сенаторы выразили серьезную обеспокоенность, заявив, что Кремль прав, когда утверждает, что преамбула нового договора и прочие его положения фактически лишают Америку возможности защищать свой народ и союзников, причем даже от угроз со стороны Северной Кореи и Ирана. По их словам, Россия выйдет из данного договора, если окажется, что это не так.

По этим причинам сенаторы-республиканцы во главе с Джоном Килом (Jon Kyl) из Аризоны пытаются получить от администрации Обамы записи переговоров по новому СНВ, надеясь точно выяснить, что пообещали американские дипломаты русским по поводу ПРО. Команда Обамы чинит препятствия их запросам, и на сегодня она соизволила предоставить лишь секретный краткий отчёт – а это совсем не то, что заслуживающий доверия полный текст.

Критики нового СНВ возмутились, узнав из сообщений прессы о том, что продолжая свое вызывающее поведение, клевреты Обамы приступили к переговорам с Москвой по еще одному соглашению, которое может наложить новые ограничения на возможные варианты действий США в плане ПРО. В письме, направленном в понедельник госсекретарю Хиллари Клинтон, сенатор Джефф Сешнс (Jeff Sessions) и другие язвительно заметили: "Согласно сообщению Bloomberg от 1 октября 2010 года, российский министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что Соединенные Штаты  и Россия близки к достижению соглашения по противоракетной обороне".

В письме сенаторов звучат новые требования в рамках борьбы за получение записей переговоров. Они требуют, чтобы администрация предоставила "копии всех документов (включая российский анализ ракетной угрозы), которыми она обменивалась с Российской Федерацией, и которые относятся к обсуждениям между [заместителем госсекретаря Эллен] Таушер и [российским заместителем министра иностранных дел Сергеем] Рыбаковым, а также ко всем прочим обсуждениям, касающимся американской ПРО". При этом документы должны быть представлены до того, как Сенат в полном составе приступит к рассмотрению нового договора СНВ. "Мы бы также хотели увидеть все телеграммы и отчеты об этих обсуждениях и прочие документы, касающиеся американской ПРО", - пишут авторы письма.

Администрация Обамы несерьезно относится к поддержанию американских сил ядерного сдерживания. Да, президент, заявляя о своем стремлении уничтожить все ядерное оружие, одновременно утверждает, что "пока такое оружие существует, Соединенные Штаты  будут сохранять и поддерживать свой безопасный и эффективный арсенал сдерживания любого агрессора, гарантируя безопасность нашим союзникам". Однако Главное контрольное управление США недавно сообщило, что у этих сил ядерного сдерживания буквально кончается топливо. В условиях, когда состояние американского ядерного арсенала в целом ухудшается, администрация Обамы и ее предшественники не смогли гарантированно обеспечить поставки радиоактивного газа трития, который необходим для увеличения силы взрыва американского ядерного оружия. Поскольку тритий быстро распадается, этот провал администрации является готовой формулой для разоружения в перспективе Соединенных Штатов в одностороннем порядке. Может быть, это и соответствует планам президента по денуклеаризации, но просто немыслимо, что с ним согласятся 67 сенаторов. Тот Сенат, который изберет в ноябре американский народ, уж точно с этим не согласится.

По вышеуказанным причинам Сенат США не должен допустить, чтобы его обвели вокруг пальца во время непродолжительной сессии после ноябрьских выборов. Сенат не вправе поверхностно рассматривать это соглашение, которое исключает возможность проверки, накладывает тайные и явные ограничения на ПРО, а также способствует одностороннему разоружению страны - и поэтому является неприемлемым.

Фрэнк Гаффни-младший – президент Центра политики безопасности (Center for Security Policy), обозреватель Washington Times, ведущий общенациональной программы Secure Freedom Radio.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.