Писатель Джордж Крайл (George Crile) в своем бестселлере «Война Чарли Уилсона» рассказал о той роли, которую сыграл отдел ЦРУ по осуществлению тайных поставок оружия и снабжения в поиске и обеспечении военной техникой афганских моджахеддинов в 80-е годы прошлого века. В закупках оружия и предметов снабжения у самых разных поставщиков, включая Югославию, Египет и Китай, ключевую роль всегда играли так называемые торговцы смертью – посредники, либо закупавшие необходимое по заказу на черном рынке, либо игравшие роль «прикрытия» в сделках с государствами.

Выполнял ли подобные функции в интересах Москвы российский торговец оружием Виктор Бут, вдохновивший авторов на создание в 2005 году фильма «Оружейный барон», где главную роль сыграл Николас Кейдж? Пресса, в частности, Financial Times,  в своих сообщениях настойчиво писала о том, что Бут «наладил тесные связи с руководством российской военной разведки». Безусловно, тот дипломатический фурор, который возник в России в связи с успешной экстрадицией Бута из Таиланда в Соединенные Штаты, кажется весьма странным, если предположить, что он был обычным торговцем с черного рынка, копавшимся на свалке отходов советской военной машины после распада Советского Союза.

Это отнюдь не говорит о том, что каждая сделка Бута в Азии, Африке и Латинской Америке за последние два десятка лет осуществлялась с благословения знавшего о них российского государства. Но если посмотреть, например, на предполагаемые взаимоотношения  государства с многочисленным и талантливым хакерским сообществом России, то можно представить себе, что Кремль готов порой закрывать глаза на самую разную его деятельность в случаях, когда это сообщество обслуживает его интересы в других областях – например, помогая Москве создавать потенциал ведения кибернетической войны.

Россия часто оказывается в центре противоречивых и конфликтующих между собой интересов. Ее оборонная промышленность  является одной из наиболее высокодоходных отраслей, работающих на экспорт. Подобно Соединенным Штатам и ряду европейских государств, Россия является  лидером в продаже самой разнообразной военной техники. Но некоторые реальные и потенциальные покупатели российского оружия не могут осуществлять закупки открыто и напрямую – в частности, из-за санкций. Российское государство пошло на значительные финансовые потери, согласившись отказаться от поставок зенитно-ракетных комплексов С-300 в Иран. России также приходится отбиваться от критики по поводу поставок военной техники в такие страны, как Сирия и Судан. Администрация Дмитрия Медведева, работая с Бараком Обамой над «перезагрузкой» отношений, пошла на меры, имеющие важные последствия для всей страны.

Так может быть, тревога, которая возникла из-за высылки Бута в США, вызвана тем, что этот человек на допросах может раскрыть секретную информацию о том, как можно обойти стороной режим санкций? Может быть, он раскроет те способы «правдоподобного отрицания», которыми пользуется разведка России в случаях, когда российская военная техника оказывается в местах, где ей находиться нельзя? Дмитрий Закс, пишущий для Agence France Press, приводит мнение двух российских экспертов по этому вопросу:

«Бут может слишком многое рассказать о том, кто принимал участие в тайных сделках по поставкам оружия, и когда он этими сделками занимался», - говорит руководитель Института стратегических оценок Александр Коновалов.

«Бут это тот человек, который очень многое знает о контрактах на поставку оружия», - соглашается Алексей Макаркин из Центра политических технологий.

Отчасти все это может быть вызвано просто чувством смущения. В условиях, когда Россия стремится захватить большую долю мирового рынка торговли оружием, когда она завязывает новые контакты и связи с европейскими многопрофильными компаниями и пытается заключить новые контракты, возвращение имени Бута на первые страницы газет служит напоминанием о «плохих старых днях» 1990-х годов. Москва, которой не удалось помешать Таиланду экстрадировать Бута в Соединенные Штаты, получила неприятное напоминание о том, что несмотря на свое усиление, несмотря на внутренние проблемы США, между Москвой и Вашингтоном не может быть равного соперничества, когда Америка прилагает все свои усилия для решения той или иной проблемы. Несмотря на все эти разговоры о многополярном мире и об упадке США, экстрадиция Бута показывает, что Вашингтон по-прежнему обладает мощными рычагами влияния на мировой арене. Поэтому неудивительно, что заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий пожаловался: «Соединенные Штаты  в настоящее время  пытаются диктовать свои условия всей системе мировой политики и международных отношений».

Но это звучит как небольшое преувеличение. Да, у разведки могут быть некие «профессиональные тайны», и Москва, видимо, не хочет, чтобы Бут их раскрыл. Но «перезагрузка» зависит от гораздо более существенных вещей – от принятия нового договора СНВ и от реализации соглашения о сотрудничестве в гражданской атомной отрасли. Июньский «скандал со шпионами-нелегалами» стал всего-то диковиной на девять дней – легкой осечкой во взаимоотношениях. Точно таким же незначительным эпизодом может стать и экстрадиция Бута. Если будет нанесен ущерб перезагрузке, то произойдет это не из-за его высылки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.