Хотя Северная Корея объявила о существовании еще одного предприятия по обогащению урана, а Иран уверенно продвигается к созданию ядерного оружия, президент Обама и либеральный внешнеполитический истэблишмент США требуют ратифицировать договор, который коренным образом ослабит систему нашей защиты от ядерного нападения.

Новый российско-американский договор СНВ, который Белый дом усиленно и в спешном порядке проталкивает через Сенат, может загнать в тупик нашу систему обороны от ядерных угроз со стороны Северной Кореи и Ирана, дать России преимущества в оперативно-тактическом ядерном оружии и еще больше ослабить и без того снижающуюся надежность и эффективность ядерного арсенала США.

Новый договор должен прийти на смену прежнему соглашению СНВ между Россией и США, срок действия которого истек в прошлом году. Сторонники договора говорят о необходимости его ратификации, для чего нужна поддержка двух третей членов Сената. В случае его утверждения начнется дальнейшее уничтожение стратегических ядерных боезарядов, а также возобновятся проверки на российских ядерных объектах.

Но в договоре есть фатальные недостатки. Он препятствует самому лучшему средству для снижения вероятности возникновения ядерных войн: системе противоракетной обороны. У новых ядерных держав, таких как Северная Корея, а также у держав признанных, таких как Россия, будет меньше желания разрабатывать и применять ракеты в ядерном снаряжении, если их можно будет сбивать в полете. Но в тексте договора есть требование об ограничении американской ПРО. Такие ограничения будут действовать даже в том случае, если Северная Корея и подобные ей режимы, занимающиеся распространением ядерного оружия, продолжат неутомимо работать над созданием атомных бомб и ядерных ракет, чтобы напрямую наносить удары по США и нашим союзникам.

Администрация Обамы сглаживает остроту ситуации, утверждая, что положения о ПРО есть только в преамбуле договора. Но русские ясно дали понять, что считают эти положения обязательными для исполнения. Кроме того, в статье V фигурируют и другие ограничения по ПРО. Эти крупные уступки Москве со стороны администрации Обамы свидетельствуют о том, что либералы и вашингтонское внешнеполитическое ведомство с глубокой неприязнью относятся к противоракетной обороне.

Кроме того, в договоре ничего не говорится об оперативно-тактическом оружии, хотя в этой области у России есть значительное превосходство над США. Похоже, администрация Обамы намеренно проигнорировала эту деталь, спеша договориться с Москвой. Россия демонтирует небольшое количество ядерных боезарядов, которые ей в любом случае пришлось бы снять с вооружения, но сохранит преимущества в тех видах ядерного оружия, которое имеет наибольшее значение в сегодняшнем мире.

Сторонники договора утверждают, что причиной спешки с ратификацией являются положения о проверках, поскольку после истечения срока действия предыдущего договора доступ США к российским ядерным объектам был резко ограничен. Но в новом соглашении механизм проверок почти не предусмотрен.

Если говорить конкретно, то в нем меньше механизмов контроля по сравнению с  предыдущим соглашением. В договоре налицо уступки русским в части использования данных телеметрии, доскональности инспекций, проверок межконтинентальных баллистических ракет, ракет морского базирования и мобильных ракетных установок, хотя именно по этим видам вооружений у Москвы есть преимущества. Ситуация тем более тревожна, что у России есть богатые традиции мошенничества и обмана с исполнением договоров.

В действительности этот страдающий опасными недостатками договор проталкивают в спешном порядке для того, чтобы скрыть провалы политики президента Обамы по перезагрузке отношений с Россией, а также многие другие неудачи в обеспечении национальной безопасности.

Обама отрекся от внешней политики Джорджа Буша, который на начальном этапе пытался бороться с действиями России по запугиванию соседей. При этом он надеялся, что получит за это что-то в ответ от Москвы. Хорошим началом был бы отказ от российского противодействия нашей миссии в Афганистане. Но, несмотря на  подписанное в прошлом году  соглашение о транзите через российскую территорию в Афганистан невоенных грузов, Москва продолжает отказываться от сотрудничества и делает все возможное, чтобы выгнать США из Центральной Азии. Обама надеется, что блеф и фикцию нового соглашения примут за реальный прогресс в отношениях с Москвой.

Вместо того, чтобы принимать договор таким, какой он есть, для США было бы намного лучше заставить Россию и других своих противников, таких как Северная Корея, поверить в то, что их ядерные арсеналы не принесут большой пользы, в связи с чем сохранять их не имеет смысла.

А для этого США должны обладать современным и надежным ядерным оружием. Еще один ключевой элемент – это совершенствование систем по уничтожению вражеских ракет.

К сожалению, Соединенные Штаты  спотыкаются на этом пути. В последний раз Америка проводила испытание ядерного боезаряда в 1992 году. Стали бы вы защищать свой дом и семью боеприпасами, которые не проверялись два десятка лет, а изготовлены были еще намного раньше? Именно так обстоят дела с нашими ядерными силами сдерживания.

Еще хуже другое. Те самые представители внешнеполитического ведомства, которые выступают за СНВ, также хотят, чтобы США согласились на запрет всех ядерных испытаний – раз и навсегда. Похоже, проповедников контроля вооружений ничуть не смущает тот факт, что Иран может совершить ядерный прорыв, а Северная Корея последовательно добивается все новых успехов в ядерной области.

Если сопоставить все эти тенденции с наивными разговорами президента Обамы о запрете ядерного оружия, то становится понятно: страны-изгои способны в перспективе поверить, что США не могут и не будут применять в случае необходимости  ядерное оружие. Из всех тех опасностей, которым Обама подвергает Америку, эта опасность самая страшная.

Сенат должен похоронить договор СНВ и сказать администрации Обамы, чтобы она начала все заново и более жестко торговалась с Москвой. Наша оборона от ядерного нападения должна больше основываться на реальности и меньше – на надеждах.

Кристиан Уитон – бывший старший советник Госдепартамента США. Он руководит консалтинговой фирмой D.C International Advisory и часто пишет для Fox News.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.