Вы знаете эту старую пословицу: «Невозможно быть слишком бедным и слишком богатым»? Ее внешнеполитический аналог звучит так: «Невозможно быть слишком защищенным». Поскольку не существует ни организаций, ни институтов, способных защитить одно государство от другого, реалисты в целом расценивают безопасность как одну из важнейших государственных целей. Необходимость обеспечивать безопасность заставляет правительства бдительно следить за возникающими опасностями и воздерживаться от ненужного разбазаривания средств на сумасбродные проекты и потворство слабостям и прихотям. Необходимость эффективно конкурировать в жестоком мире международной политики создает некое подобие дисциплины во внутриполитических ссорах и вынуждает соперничающие между собой партии снижать накал межпартийного злословья ради блага страны. Именно это имеют в виду люди, когда говорят, что «политика останавливается у края воды».

Однако в том, что страна слишком хорошо защищена, есть и свои недостатки. Это дает возможность американским политикам говорить и делать много глупостей, не думая о том, что они подвергают свою страну опасности. В данном случае речь идет о нелепых возражениях Республиканской партии против нового договора СНВ с Россией. Похоже, что единственная основа такого противодействия – стремление помешать администрации Обамы добиться даже самых скромных политических успехов.

Новый договор СНВ не является  крупным стратегическим прорывом, но в этом-то и дело. Это весьма скромное соглашение, которое позволит нам сэкономить в перспективе немного денег, уменьшить стратегическую неопределенность, добиться от России содействия в решении других вопросов, а также снизит степень лицемерия Соединенных Штатов, когда те пытаются убедить другие страны отказаться от ядерного оружия. Но все это не имеет никакого значения для лидеров Великой обструкционистской партии, которые действуют в остром противоречии с отдельными умеренными представителями республиканцев, такими как Ричард Лугар и ветераны государственной службы Генри Киссинджер и Джеймс Бейкер, выступающими за ратификацию договора.

Однако причины такого идиотизма коренятся не только в упрямстве нынешней Республиканской партии, действующей по принципу «ничего не знаю и знать не хочу». Основополагающая причина такого безответственного поведения заключается в том, что на международной арене Америка очень надежно защищена и находится в полной и абсолютной безопасности. Нас постоянно обстреливают сообщениями о смертельных опасностях, грозящих нации извне, но Соединенные Штаты по-прежнему гораздо лучше защищены, чем любая другая страна. Экономика США и сегодня самая мощная в мире и самая многопрофильная, несмотря на ее последние беды и передряги. Она до сих пор в два с лишним  раза мощнее, чем экономика второй и третьей державы (Китая и Японии). Мы тратим на национальную безопасность больше, чем все остальные страны мира вместе взятые. Мы единственное государство, способное применять военную силу в глобальном масштабе, и у нас самый передовой в мире ядерный арсенал. Многие из самых весомых в мире военных держав являются нашими союзницами, и поэтому наше лидирующее положение еще больше усиливается. Возле наших берегов нет ни одной крупной державы, и мы ограждены от многочисленных мировых проблем двумя огромными океанами.

Да, Соединенные Штаты  сталкиваются с небольшими проблемами, создаваемыми террористическими группировками типа «Аль-Каиды», но это в значительной степени вызвано нашим собственным опрометчивым вмешательством в дела Ближнего Востока и других регионов. А если предположить, что «Аль-Каида» никогда не станет обладательницей ядерного оружия (мы можем не допустить этого, если будем сотрудничать с другими странами в деле укрепления ядерной безопасности во всем мире), то эта организация не представляет никакой серьезной угрозы ни нашему существованию, ни нашему благополучию, ни нашему образу жизни. Даже если бы удались все их неудавшиеся заговоры (а я очень рад, что они потерпели неудачу), нанесенный ими ущерб был бы мизерным по сравнению с затратами на иракскую и афганскую войны. Если внимательно присмотреться к истории, то мы увидим: международный терроризм даже в самых худших своих проявлениях представляет меньшую опасность для жизни американцев, чем дорожно-транспортные происшествия, аллергия на орехи и травмы от падения в ванне.

Короче говоря, хотя абсолютной безопасности добиться невозможно никому, Соединенные Штаты защищены так, как об этом могут только мечтать другие государства. Это прекрасно для нас, американцев, но в этом есть как минимум два негативных последствия. Во-первых, поскольку Соединенным Штатам не приходится особенно тревожиться по поводу защиты своих берегов от серьезной военной угрозы, они свободно могут встревать в самые разнообразные проблемы по всему миру – даже когда у Америки нет никаких разумных стратегических обоснований для такого поведения и ясного видения причин таких поступков. Например, если ты действительно хорошо защищен, находишься в полной безопасности, очень силен и обладаешь неисчерпаемыми богатствами, ты можешь бесконечно откладывать сроки ухода из таких мест как Афганистан, даже если издержки от пребывания в таких местах во много раз превосходят выгоды.

Вторая проблема, связанная с чрезмерной защищенностью, состоит в том, что политические деятели в таких условиях могут использовать внешнюю политику в качестве партийного футбольного мяча, забивая им голы, защищая особые интересы и отстаивая навязчивые идеи из области идеологии. Когда государство сталкивается с реальными опасностями, как было с США в годы Второй мировой и холодной войны, ему приходится тщательно выбирать приоритеты и воздерживаться от разбазаривания ресурсов на капризы и прихоти. Но когда государство надежно защищено, как сегодня Америка, узкая партийная политика выходит на передний план и становится все более отвратительной. Когда у страны нет необходимости  сосредоточивать все свое внимание на «явной и реальной угрозе», ее президенту сложнее противостоять давлению со стороны группировок, имеющих мощные и целенаправленные программы действий по самым разным вопросам – будь то военные расходы, ближневосточная политика или торговля. Более того, использование внешнеполитических проблем для лупцевания ими президента не подвергает страну непосредственной опасности, и поэтому оппозиция может заниматься этим, не опасаясь, что ее обвинят в ослаблении национальной безопасности.

Поймите меня правильно. Я не утверждаю, что для Соединенных Штатов будет лучше, если мы снова столкнемся с действительно серьезной внешней угрозой. Я предпочитаю быть сильным, богатым и огражденным от крупных опасностей. Но в нашем нынешнем состоянии есть один серьезный изъян: мы часто делаем то, чего не должны делать и наоборот – не делаем то, что должны делать. Итоговый результат заключается в том, что наши позиции в мире будут постепенно ослабевать, и тогда нам придется вновь начать относиться к этим вопросам серьезно.

Стивен Уолт – профессор, преподаватель международных отношений Гарвардского университета.