Сейчас заседания в Конгрессе проходят при уходящем составе парламента – «сессия хромой утки». Время на исходе. Безработица высока, экономика угрожающе беспомощна, и никто сейчас, когда до нового года осталось пять недель, не знает, какой налог придется платить на все, от доходов до посмертных дивидендов, с 1 января будущего года, когда истекает срок действия текущих тарифов.  И что же президент предлагает конгрессу рассмотреть в порядке «высшего приоритета»? Чему он посвятил свое последнее еженедельное радиообращение? Ратификации нового Договора СНВ.

Боже мой! Даже среди вопросов национальной безопасности новый СНВ замыкает список проблем. От договоров по военно-морскому флоту 1920-х годов и до наших дней значение контроля вооружений колеблется от чисто символической проблемы, в лучшем случае, до крупной неприятности, в худшем, а в норме является в целом бесполезной затеей.

Причина этого очевидна. Никогда оружие само по себе не составляло проблемы: все дело в том, какой режим контролирует имеющийся арсенал. Не зря же наличие ядерной бомбы у Великобритании никому не мешает спокойно спать по ночам; а вот иранская бомба вызывает у всех живейшее беспокойство.

В советскую эпоху контроль вооружений был оправдан хотя бы тем, что давал тему для переговоров, когда больше говорить было не о чем, символически снимая напряжение между смертельными врагами. Можно было привести тот довод, что он, по крайней мере, оказывал убаюкивающий и паллиативный эффект в эпоху «равновесия сил устрашения».

Но теперь? Когда Советского Союза не существует? Россия больше не представляет экзистенциальной угрозы. Обмен ядерными ударами между Вашингтоном и Москвой непредставим. Какая разница, сколько именно ядерных бомб изготовит Россия? Если они захотят разориться, спустив последние средства на раздувание своего ядерного арсенала – милости просим.

Президент Обама настаивает, что договор СНВ важен как шаг на пути к его мечте о безъядерном мире. Но разве это возможно? Мир без ядерных бомб станет последним кошмаром. Мы добровольно разоружимся, а государства-мошенники и отдельные психопаты будут тайно разрабатывать свои способы создания бомбы.  Только на прошлой неделе мы обнаружили скрытый, неизвестный, современный северокорейский объект по обогащению урана. Якобы безъядерный мир даст это оружие в руки радикальным режимам, которые не замедлят им воспользоваться – направив его против цивилизованного мира, который отказался от собственных средств сдерживания.

Более того, идея Обамы, что великие державы должны уменьшить свой арсенал, чтобы подать моральный пример остальному миру в разоружении, выглядит совершенно ребяческой. Кто всерьез полагает, что иранские муллы или пхеньянские головорезы каким-то образом сойдут со своего пути к ядерной бомбе из-за того, что США урежут свои вооружения?

Детище Обамы, договор СНВ на 90 % бесполезен, а на 10% -  проблематичен. Одна из трудностей состоит в том, что он ограничивает число средств доставки ядерного оружия. Но из-за возможности двойного использования этих средств, тем самым ограничивается и наша способность доставлять традиционные ракеты дальнего действия – а это основа стратегического преимущества США.

Вторая проблема состоит в возврате к формулировке в преамбуле договора, связывающей воедино наступательное и оборонительное ядерное оружие. У нас огромный перевес перед всем остальным миром в области противоракетной обороны. Со времен президента Рейгана русские стремятся ликвидировать это преимуществ. В договоре СНВ говорится о «взаимозависимости» между нападением и обороной. А российский президент Дмитрий Медведев настаивает, что «неизменность обстоятельств» - читай: отсутствие значительных преимуществ у США по развертыванию противоракетной обороны – является условием всего договора в целом.

Однако, что хуже всего с этим договором, так это то, что он просто отвлекает внимание. Он создает иллюзию, что что-то делается в отношении ядерной опасности, регулируя отношения отношений с Россией, которая сегодня не составляет проблемы; при этом в отношении реальной проблемы - Ирана и Северной Кореи, не предпринимается никаких действий.  Совершеннейшая незначимость нового договора СНВ для ядерной безопасности резко обнажилась на прошлой неделе, когда был обнаружен северокорейский завод по обогащению урана, настолько хорошо оснащенный новейшими технологиями, что бывший глава Национальной лаборатории Лос Аламос был «изумлен». Этот объект может превратиться, в конечном счете, в источник распространения ядерного оружия. Пхеньян уже поставил на поток распространение ядерного оружия – просто ему больше нечего продавать. А деньги на его покупку у Ирана, Сирии и Аль-Каиды есть.

Исламская Республика Иран живет ради того, чтобы побороть Великого Сатану. Серверная Корея, владеющая ядерным оружием и находящаяся в состоянии беспрерывного кризиса, только что обстреляла южнокорейскую территорию – впервые после заключения перемирия между Северной и Южной Кореей. Обама, разменивающийся на СНВ, похож на человек, который ищет бумажник под фонарем, потому что там светлее – хотя потерял его в другом конце города.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.