Восточная Европа, или обширный регион, который более приемлемо обозначить как Центрально-Восточную Европу, длительное время находилась в фокусе американской политики, как в период администрации Билла Клинтона, так и Джорджа Буша. Американцы в этом период были вездесущи, они осуществляли широкую и многоплановую политическую, идеологическую и военно-стратегическую экспансию, что привело к интеграции государств региона в Евроатлантическое сообщество, кардинальным образом изменило соотношение сил в Европе и изменило саму Европу.
 
Большинство государств Центрально-Восточной Европы добились существенных успехов в экономическом и социальном развитии. Главное, что сделали американцы, это предложили данным государствам реальную альтернативу. Вместе с тем, практически ни одному из данных государств не удалось занять «почетного» места на политической карте мира и стать субъектами даже региональной политики. Большинству стран региона, после некоторого осмысления своего международного положения, многих разочарований по поводу членства в Европейском Союзе и НАТО, пришлось пересмотреть прежние позиции, и они отказались от роли коллективного буфера в Европе, от задач противостояния континентальным европейским державам и России. Большинству из этих государств хотелось бы более органично вписаться в европейские реалии, избежать участия в военных операциях, в особенности, в иных регионах, и вообще отказаться от конфронтации во внешней политике. Поэтому, говорить о том, что политический класс и общество государств региона не было полно ожиданий увидеть в Вашингтоне другую администрацию и полностью было удовлетворено политикой Дж.Буша, было бы неверным изложением действительности.
 
Как и в государствах Западной Европы, во Франции, Германии и других, в Центрально-Восточной Европе приход в Белый дом команды Барака Обамы был воспринят если не с облегчением, то с новыми позитивными ожиданиями. Слишком уж агрессивной и опасной казалась политика Дж.Буша. Однако очень скоро во многих этих странах возникло сильное беспокойство по поводу «остывания» политики США к региону, что было воспринято как угроза для благополучия и безопасности. Кульминацией данной политики, в восприятии политиков и аналитиков, стал отказ США от размещения средств ПРО в Чехии и Польше. Администрация Б.Обамы пыталась изменить свой имидж, демонстрируя ошибочность данного мнения, но на деле данное отношение к Центрально-Восточной Европе отражало общий курс в политике США, предполагающий свертывание активности на направлениях, в которых не имелись угрозы для интересов и безопасности США.
 
Южный Кавказ относится к числу тех регионов, которые американцы отнесли к тем зонам, где проблемы могут подождать, и нет необходимости проводить активную политику. США сумели согласовать с Россией некоторые условия по Южному Кавказу, когда Россия обязуется не наносить ущерба энергетическому и военному транзиту, чем и ограничились американцы на данном этапе.

Армения, после некоторых инициатив США, связанных с сдерживанием политики Турции, также оказалась в «мертвой зоне» в части намерений США в регионе. В армянской политической публицистике возникали статьи и мысли о том, что с уходом администрации Дж.Буша и с приходом в Белый Дом демократов относительно стабильный и предсказуемый период для Армении закончится. При этом, это связывалось, вовсе не с активностью или пассивностью администрации демократов, а с их видением задач и подходов в решении проблем.
 
В Армении, как и в Грузии и Азербайджане, никак не предвидели столь «странного», почти отрешенного отношения США к региону Южного Кавказа. В Грузии предполагали, что новая администрация не станет в прежней мере поддерживать персону Михаила Саакашвили, но продолжит поддерживать Грузию. В Азербайджане опасались того, что команда Б.Обамы будет поддерживать, в какой-то мере, Армению. А в Армении вообще не было более-менее оправданных представлений о будущей политике Б.Обамы. В общем-то, все это вполне адекватно, но, видимо, мало кто предполагал, что США и Россия сумеют придти к некоторому согласованию своих интересов по региону. Конечно, это оказало в гораздо большей мере отрицательное воздействие на интересы Грузии и Азербайджана, но и Армения ощутит последствия этой политики. Вопрос лишь в том, когда и при каких поворотах международной обстановки Армения ощутит эти последствия.
 
Прежде всего, выдвигается проблема Турции, которая становится в первый ряд наиболее опасных и неприятных проблем для США, которые хотя и приступили к осуществлению политики сдерживания турецких амбиций, пользуясь, в том числе, и радикальными приемами, но нынешняя администрация все еще не способна проявить волю и решимость, чтобы действовать в этом направлении. В команде Б.Обамы нет политиков и функционеров, которые вполне понимали бы необходимую последовательность и приемы, которые нужно применить в политике сдерживания Турции. Администрация, давая санкции на некоторые инициативы ЦРУ, все еще, в общем плане, предпочитает выжидать и дождаться, пока не выяснится вопрос о том, насколько долговечна нынешняя правящая команда в Анкаре. В Вашингтоне надеются, что Турция своей политикой экспансии заведет себя в противостояние с другими государствами окружающих ее регионов. Но эта тактика, которую даже и тактикой трудно назвать, приведет к потере времени и позволит Турции осуществить немало инициатив, после чего США просто утратят некоторые важные позиции на Ближнем Востоке, на Балканах, в Центральной Азии и на Кавказе.
 
Скорее всего, турецкие планы обречены на неудачу, потому что они чрезмерно амбициозны и столкнулись уже с интересами других государств, но даже и в этом случае длительное пребывание Турции в «свободном плавании» приведет к усилению угроз, что, прежде всего, касается Армении. Возможно, политический стиль нынешней администрации США в отношении Турции изменится, и американцы будут действовать более решительно, но, скорее всего, даже два предполагаемых президентских срока Б.Обамы не принесут изменений в этом направлении.
 
Возникает вопрос – как бы, в данном случае, действовали республиканцы. Если судить об этом по поведению лидеров республиканцев, в настоящее время, когда будучи в оппозиции, они развернули широкую деятельность по критике и давлению на администрацию, то республиканцы стараются не уделять внимания турецкой проблеме и не выносить ее на арену политической дискуссии. Ведущие политики и эксперты от Республиканской партии, которые прежде в администрации Дж.Буша и ранее находились на высоких государственных постах, предпочитают придерживаться прежних подходов, которые имели место. Это означает практическое игнорирование Турции, непринятие ее требований и тем самым неприведение ее в один ряд с основными партнерами США в мировой политике.
 
Такая политика в отношении Турции, действительно, применялась администрацией Дж.Буша, что приводило к еще большему усилению антиамериканских настроений среди турок и усугубляло проблемы. В сущности, стилистика администрации Дж.Буша заключалась в своего рода методах изоляции Турции. Конечно, это вовсе не решало проблемы, но имело смысл, так как в результате Анкара не имела необходимой степени свободы в отношениях с США, не могла предъявлять ей требования, что в результате сильно ограничивало маневры турецкой политики. Но нужно иметь в виду, что ранее, то есть, при Дж.Буше, турецкая политика все еще не развернулась в той мере, в какой сейчас турки пытаются добиться от США одобрения их амбиций и целей в регионах. По существу, только в последние два года конфронтация между Турцией и США достигла особой остроты.
 
Поэтому говорить с полной уверенностью, каким образом республиканцы вели бы себя в турецком направлении в настоящее время, сложно. Вместе с тем, аналитическим сообществом в США и в Европе признано, что, в любом случае, политики от Республиканской партии, перебирая некоторые способы «умиротворить» Турцию, очень скоро перешли бы к жестким методам давления на Анкару и ее изоляции. Политику блокирования и изоляции Турции стала осуществлять администрация Дж.Буша, эту политику пытается в очень непрофессиональном стиле проводить нынешняя администрация Б.Обамы. То есть, нынешняя политика США в отношении Турции - это наихудшее, что могли бы предложить разработчики и проектанты. В этих условиях Армения должна чувствовать себя неплохо и даже некоторым образом комфортно. Но данная ситуация пока исключает уверенность и предсказуемость политики США в отношении Турции. В конце концов, вопрос заключается не в успехе политики США на каждом из этапов, а в том, приведет ли она к утрате контроля над Турцией и допустят ли США развязывание войны в регионе либо с участием Турции, либо при ее поддержке.
 
Дж.Буш, начав войну с Ираком, совершил кардинальные изменения на Большом Ближнем Востоке, которые до сих пор не вполне осмыслены. США уничтожили стратегического противника Ирана – единственного крупного государства в регионе, которое является стратегическим партнером Армении. Американцы открыли перед Ираном реальную перспективу создания регионального шиитского альянса с участием части Ирака, Сирии и Ливана, что стало серьезным препятствием для внедрения Турции на Ближний Восток, созданию ею протурецкого альянса. Если бы данные турецкие устремления происходили при существовании режима Саддама Хусейна, вряд ли Иран мог противостоять турецкой экспансии. В результате демонтажа режима С.Хусейна Ближний Восток стал более стабильным, более толерантным, и дело вовсе не в ослаблении арабского мира и арабского национализма. США сбросили с арабов проблему Ирака, и тем самым арабы получили возможность вести более уравновешенный диалог как с Западом, так и с Ираном и другими центрами силы. С решением данных проблем США в регионе Израиль окончательно утратил роль и функции стратегического партнера США и превратился в тяжелого «довеска» американской политики.
 
Дж.Буш много и часто угрожал Ирану, но дополнительные санкции так и не были приняты. Администрация Б.Обамы настояла на санкциях и тем самым создала более сложные барьеры для урегулирования американо-иранских отношений. Наряду с этим, США, в какой-то мере, утратили инициативы в отношении Ирана, уступив приоритет в этом направлении не только ведущим европейским государством и даже России, что еще более сокращает арену, где можно было бы договориться с Ираном. Сейчас практически невозможно это доказать, так как перспектива очень неопределенная, но, возможно, республиканцы в осуществлении своей политики в части сдерживания и блокирования Турции пошли бы на некоторые договоренности с Ираном. Во всяком случае, некоторое ослабление конфронтации с Ираном позволило бы решить многие проблемы США, и республиканцы обладают именно данной политической ментальностью и решимостью, которая необходима для усиления позиций США в Азии, в целом. Иран необходим США для реализации стратегических задач в направлении Турции, Центральной Азии, Афганистана и Пакистана, а также арабского мира. Нынешние политики Госдепартамента прекрасно понимают это, и, возможно, хотели бы попытаться предпринять эти усилия, но команда Б.Обамы не в состоянии сделать эти шаги, потому что не может перейти через некоторые ограничения в американском обществе и истеблишменте. Данная ситуация крайне неблагоприятна для Армении и, практически, приводит к ограничению ее внешнеполитических и экономических возможностей.  
 
Наиболее чувствительна для Армении ситуация в американо-российских отношениях. США, конечно же, не собираются отказываться от позиций на Южном Кавказе, но на данном этапе американцы, договорившись с Россией о защите своих интересов, предоставили России возможность предпринимать более «самостоятельные» инициативы в направлении узла проблем, связанного с отношениями Армении и Азербайджана. Можно утверждать, что США прекрасно понимают и рассчитали, что России не удастся реализовать паритетную политику на Южном Кавказе, так как Азербайджан чрезмерно «привязан» к США и Великобритании, и никаких стратегических отношений с Россией, в подлинном понимании этого выражения, быть не может. США понимают также, что любое, даже самое зависимое и нетворческое правительство Армении будет стремиться к разнообразию своей внешней политики, и не может пойти на уступки ради интересов России. США сами хорошо испытали реалии на Южном Кавказе и предоставляют России возможность «надорваться» в этом регионе. Все это хорошо проработано в Вашингтоне, и Армения понимает, что в кризисные моменты она имеет возможность иметь в виду интересы США.
 
Но даже такое понимание реальности не исключает очень опасные повороты событий, что инициировано Россией. Решение России предоставлять Азербайджану вооружения в самом широком контексте ставит под угрозу безопасность Армении, и Москва не желает считаться с этим. Гонку вооружений на Южном Кавказе инициировали, прежде всего, США, и конфликтные ситуации, во многом, возникали вследствие экспериментов американцев. Вместе с тем, США весьма легко и эффективно сдерживали и Азербайджан, и Турцию от агрессии в отношении Армении. Одновременно, США ранее не были ни коем случае заинтересованы в возобновлении войны между Арменией и Азербайджаном. Сейчас, когда США предоставили России возможность проявить инициативу, они могут позволить себе такое «удовольствие», как понаблюдать за ограниченными военными конфликтами в зоне карабахского конфликта, чтобы продемонстрировать России неспособность ее политики в обеспечении контроля над ситуацией. Это, несомненно, стало результатом общей политики администрации Б.Обамы, которая выражает «усталость» американского общества, а скорее, отсутствие воли актуальных политиков.
 
Демократическая партия США, ее лидеры и политики сделали немало для выражения интересов Армении и диаспоры, и осуждать эту администрацию было бы нелепым, но следует разделить эмоции и конкретные результаты внешней политики администрации Б.Обамы, в особенности, в отношении Центрально-Восточной Европы, что привело к ограничению американских интересов на Южном Кавказе. Это позволило сначала Турции, а затем и России предпринять попытки по освоению новых позиций в этом регионе. Как бы ни были позитивны цели и намерения нынешней американской администрации, «пауза» во внешней политике приведет к опасным последствиям для целого ряда государств, и, прежде всего, для Армении. Вместе с тем, политика администрации Б.Обамы позволит активизировать деятельность друзей Армении в США, сделать их работу более многогранной и сложной, для чего имеются хорошие условия и перспективы.
 
Совершенно понятно, что турецко-азербайджанские усилия в Вашингтоне оказались блокированными, несмотря на значительное финансирование и попытки создать «круг почитателей» и «пропагандистов». Друзьям Армении в США необходимо большее внимание уделять политикам и экспертам от Республиканской партии США. Выборы в Конгресс 2 ноября принесли успех республиканцам, которые намерены усилить противоборство Китаю, довести до ощутимого результата военные операции в Ираке и Афганистане, заняться упорядочиванием трансатлантических отношений, ужесточить позицию по иранской проблеме, а также более «критически» отнестись к политическим устремлениям России. Это вселяет надежды на некоторое усиление внимание США к регионам Евразии, в том числе, к Южному Кавказу, причем, не с геоэкономическими, а геополитическими целями.