В ходе своих десятилетних усилий по обеспечению безопасности в Афганистане, Соединенные Штаты проводили в Узбекистане и Киргизии, хрупких среднеазиатских государствах, играющих ключевые вспомогательные роли в войне, противоречивую внешнюю политику. С одной стороны, имеется стратегия взаимодействия с двумя постсоветскими государствами ради них самих, поощряя добросовестное управление, соблюдение прав человека и деловые связи – обычный набор американской дипломатии. С другой стороны, существует и стратегия использования их в роли логистических транзитных узлов для афганской войны.

К сожалению, эти две стратегии часто работали на достижение перекрестных целей, уменьшая долгосрочное влияние Америки в регионе, а также временами нанося ущерб ее способности вести войну. И, по мере того как США вливают в Афганистан все больше войск и денег, военная целесообразность вновь берет верх над всеми остальными стратегическими целями в Центральной Азии.

В некотором смысле это понятно: США приходится вести войну в сжатые, возложенные самими на себя сроки. Нечеткие, оптимистичные проекты по продвижению прав человека и надлежащему управлению в малоизвестном соседнем регионе могут и подождать.

Но такая точка зрения игнорирует тот факт, что ослабленная, коррумпированная и погрязшая в злоупотреблениях Центральная Азия не в интересах ни Америки, ни, если уж на то пошло, Афганистана. В лице Пакистана афганское правительство уже имеет большого, расколотого и почти неуправляемого соседа. Более разумный подход заключается в том, чтобы найти баланс между реальными и насущными потребностями безопасности Америки в Афганистане и более здравомыслящей политикой в Центральной Азии.

В Киргизии, не имеющей выхода к морю горной стране с историей гражданских беспорядков и быстрых правительственных переворотов, местные политики находятся в ярости относительно недавнего решения Министерства обороны США возобновить сомнительный договор на поставки топлива для авиабазы в Манасе, ключевом центре для воздушных операций в Афганистане.

Контракт, присужденный одной таинственной американской фирме, будет поддерживать полеты американских самолетов над Афганистаном, что является первостепенной целью Америки в регионе. Но непрозрачный характер сделки может еще больше ослабить уже и без того шаткий авторитет Америки в Киргизии, где договор был поставлен под сомнение, как источник коррупции, который раздул банковские счета двух сменявших друг друга диктаторов.

Хотя следователи Конгресса США не обнаружили никаких доказательств откатов по контрактам, они все же нашли случаи недобросовестности и халатности, что, по крайней мере, указывает на готовность правительства США игнорировать сомнительную практику. Топливо для авиабазы поставлялось в основном из России, и местные дилеры   главные подрядчики Пентагона   ложно заявляли, что оно предназначалось для внутреннего гражданского потребления, тем самым пользуясь более низкими импортными пошлинами. Учитывая объемы топлива для реактивных двигателей, ключевые игроки, в том числе покупатели, продавцы и американские чиновники, очевидно, знали или должны были знать об этой схеме.

Тем не менее, с точки зрения Пентагона подрядчики делали именно то, что они должны были делать: поставляли топливо по разумной цене. Вот почему контракт был продлен.

Хотя ситуация там очень нестабильная и ожесточенная, Киргизия, тем не менее, является самым демократическим государством в регионе, и могла бы быть естественным союзником Америки. Но, проводя ограниченную внешнюю политику, направленную на обеспечение поставок топлива для реактивных двигателей, Америка сделала себе только хуже. В действительности, такая политика только придала смелости пророссийским политикам, которые мечтают о том, чтобы американцев выгнали из Киргизии.

Хитроумная политическая игра вокруг базы была интенсивной. На февральской встрече посол США в Киргизии спросил своего китайского коллегу относительно сообщений о том, что Китай предложил заплатить Бишкеку 3 миллиарда долларов, если Киргизия закроет американскую базу. Два дипломата разговаривали на русском языке. «Заметно взволнованный, (посол Китая) временно потерял способность говорить на русском и начал лопотать на китайском языке с молчаливым помощником, который старательно вел за ним записи». В соответствии с данными, передаваемыми по конфиденциальному дипломатическому каналу США, полученными посредством сайта Wikileaks, встреча состоялась через несколько месяцев после того, как Вашингтон парировал давление России на Бишкек, также оказанное с целью закрыть базу. Во время их встречи опытный китайский посланник посоветовал послу США платить Киргизии 150 миллионов долларов в год за сохранение базы. «Тихий молодой помощник встрял необычным образом: «Или будет лучше, если вы заплатите им 5 миллиардов долларов и откупитесь и от нас, и русских». После этого помощник был испепелен шокированным взглядом (китайского) посла».

С момента террористической атаки 11 сентября 2001 года американские военные получили очень большой голос в разработке внешней политики США. Две войны и большие оборонные бюджеты подарили Пентагону деньги и влияние, чтобы делать вещи, традиционно оставленные на откуп дипломатам. В Ираке, например, молодые американские офицеры ходили с пачками наличных, чтобы покупать лояльность колеблющихся повстанцев. Никакой дипломат не мог оказать такое влияние.

Нечто подобное также произошло и на макроуровне. Недавний отчет организации «Открытое общество» Джорджа Сороса, который анализирует расходы США на оборону в Центральной Азии за последнее десятилетие, установил, что только в 2007 году США предоставили региону 145 миллионов долларов виде военной помощи. То есть «в шесть раз больше, чем правительство США потратило на содействие верховенству закона, демократическому управлению и уважению основных прав человека». В докладе делается вывод, что «американские военные приобрели очень большое влияние на внешнюю политику США в Центральной Азии».

Эта реальность наиболее заметна в Узбекистане. Пентагон содержал там военную базу до 2005 года, когда узбекская власть расстреляла толпу мирных демонстрантов, поставив правительство США перед дилеммой: закрыть на все глаза и содержать базу или выступить с заявлением и быть выдворенными. Хотя некоторые ястребы выступали лишь за приглушенную критику режима, у США не было иного выбора, кроме как осудить массовые убийства и быть изгнанными.

Одним из уроков должно было стать то, что политика безопасности, которая отделена от других человеческих проблем, вообще не является жизнеспособной политикой безопасности. Базы, которые зависят от прихоти неустойчивых режимов, не могут быть основой для безопасности Америки.

В прошлом году США вернулись в Узбекистан – на этот раз никаких солдат, лишь новые маршруты поставок, чтобы поддержать ведение афганской войны – но, похоже, они реализуют ту же военно-ориентированную политику, которую проводили до 2005 года. Местные и западные сторонники демократии говорят о том, что официальные лица США в Узбекистане не проявили достаточного интереса к их проблемам.

Филипп Шишкин - сотрудник Asia Society, бывший иностранный корреспондент газеты Wall Street Journal.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.