В своем ежегодном обращении во вторник к обеим палатам парламента российский президент Дмитрий Медведев предупредил, что возникнет новый виток гонки вооружений, если Москва и Запад не смогут договориться по совместной европейской системе ПРО. Медведев выдвинул следующий ультиматум: "Либо мы достигаем соглашения по противоракетной обороне и создаем полноценный совместный механизм сотрудничества, либо, если мы не приходим к конструктивному соглашению, начнется новая фаза гонки вооружений. А нам придется принять решения о размещении новых средств нападения".

Премьер-министр Владимир Путин повторил угрозу нового витка гонки вооружений в интервью Ларри Кингу в среду. Он пригрозил, что гонка вооружений возобновится, если Сенат США не ратифицирует новый договор СНВ. Этот вызов брошен в тот момент, когда Москва отрицает сообщения о том, что она переместила свой ядерный арсенал ближе к границам НАТО, так как чувствует угрозы со стороны планов США и НАТО по системе ПРО.

Угрозы – и запугивание – плохая политика. У России сегодня есть серьезные трудности с конструированием достаточного количества ядерных систем, чтобы соответствовать потолку нового договора о СНВ. А в будущем ее военно-промышленные мощности могут еще больше ослабиться. Более того, эти угрозы демонстрируют некоторую недальновидность политики "перезагрузки" президента Обамы. Если бы новое стратегическое партнерство действительно было близко, Кремль не обращался бы к риторике холодной войны.

Гонка вооружений стала бы контрпродуктивной для Москвы, ведь США с их примерно 14-триллионной (в долларах) экономикой, имеют необходимую экономическую мощь и возможности, чтобы создать больше современного ядерного оружия и баллистических ракет противоракетной обороны, чем Россия. Российский ВВП составляет 1,2-1,8 триллиона долларов, в зависимости от цен на нефть в то или иное время. Вдобавок, гонка вооружений создаст ситуацию отсутствия безопасности во всем мире, что поставит перед Россией и ее соседями в Азии, и на Ближнем Востоке еще больше новых вызовов, и Западу придется отвечать соответствующим образом.

Однако Медведев провозгласил, что его правительство будет объединять космические, противовоздушные и противоракетные силы с целью усилить свою безопасность, и дал понять, что Россия серьезно смотрит на возможную будущую ядерную конфронтацию. Основная озабоченность Москвы в связи с американской ПРО заключается в том, что она сместит баланс российского стратегического ядерного сдерживания. Эти опасения необоснованны. На деле, система противоракетной обороны будет служить задачам стабилизации отношений в регионе.

Фонд Heritage Foundation провел игровой опыт, чтобы изучить эффект, который ПРО окажет на контроль над вооружениями. В итоге удалось прийти к двум критически важным выводам: во-первых, возможность размещать элементы ПРО дала США более широкие возможности проведения политики контроля над вооружениями с целью ограничить или уменьшить количество ядерного оружия, а во-вторых, осуществление контроля за вооружениями посредством стратегии "охраняй и защищай" (protect and defend) – другими словами, размещение элементов ПРО и поддержание небольших по размеру, модернизированных и надежных средств ядерного сдерживания – оказывается наилучшим вариантом, чтобы контролировать вооружения и соблюдение политики нераспространения, вдобавок ограничивая потенциал для конфликтов.

В виде некоего момента дежавю времен холодной войны, ультиматум Путина-Медведева также служит предупреждением американским сенаторам – ратифицируйте новый договор СНВ, или… Он также призван стать приманкой, которая позволит вовлечь НАТО в отношения в сфере ПРО, что позволит России контролировать оборону НАТО, и это ослабит безопасность альянса. В то время как сотрудничество России и Запада в области ПРО, конечно, имеет и свои плюсы, оно не должно дать России право вето в вопросах разработки, размещения и использования систем противоракетной обороны.

Вопрос о ПРО также вызывает глубокую озабоченность и среди американских сенаторов. Новый договор СНВ может в итоге ограничить американскую ПРО на европейском континенте. Россия уже преуспела в давлении на США, с тем чтобы Вашингтон отказался от планов размещения элементов ПРО в Польше и Чехии. Основываясь на этом успехе, Москва пыталась ограничить систему ПРО посредством нового договора СНВ и соглашения о сотрудничестве с НАТО. Однако, из-за российских опасений, что новый договор СНВ может быть не ратифицирован сенатом, кажется, что руководство в Москве ищет альтернативные пути для того, чтобы обуздать американскую ПРО – например, при помощи НАТО.

Альянсу не следует поддаваться на давление в рамках сотрудничества просто ради самого сотрудничества. Вместо этого, НАТО следует правильно понимать принципы ПРО. Москва должна понять, что НАТО имеет неотъемлемое право на самооборону, и что такая защита не является угрозой России. И альянс, и Россия стоят перед лицом одинаковой угрозы со стороны Ирана и Северной Кореи. Работа вместе над противоракетной обороной для обеспечения безопасности станет жизненно важной в деле препятствования этим угрозам. Однако, сотрудничество не должно продвигаться за счет безопасности НАТО. Размещения сил обеими сторонами должны быть дополняющими друг друга. При том, что обмен информацией и проведение компьютерных учений – это хороший вариант для начала, Москва не должна иметь возможность решать, к каким угрозам для стран-членов НАТО стоит обращаться (а к каким нет), и не должна накладывать вето на размещение натовских элементов ПРО.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.