Среди ходовых художественных приемов, встречающихся в исходящих из Вашингтона внешнеполитических комментариях, я, да и многие другие реалисты, полагаю, наиболее раздражающим нахожу следующий: что все хорошее взаимосвязано. Что хорошо Вашингтону, то по определению хорошо и для всех союзников Вашингтона, а также для торжества свободы, экономического роста и демократии во всем мире, и еще для великого множества вещей.

Нам говорили, что нападение на Ирак — это хорошо не только с точки зрения нашей национальной безопасности, что от этого будет польза иракцам, потому что вместо Саддама Хусейна у них будет либерализм и демократия; а это в свою очередь будет хорошо для региона, потому что Ирак подаст целительный пример людям, живущим под властью остальных деспотических режимов, а это положительно скажется уже на мире в целом, потому что, как мы все, очевидно, понимаем, распространение демократии — это по определению все равно, что распространение мира.

Конечно, ничего из этого не получилось. Но во внешнеполитическом дискурсе Вашингтона такой ход мысли просматривается чуть ли не каждый день.

Взять, к примеру, статью Джоша Роджина (Josh Rogin) об опубликованных WikiLeaks документах, касающихся Грузии, России и «перезагрузки» российско-американских отношений. Главный момент этой статьи содержатся в следующих словах, сказанных послом США в России Джоном Байерли (John Beyrle) в июне 2009 года:

«Решение начать движение в сторону более прочных военных отношений с Грузией поставит в опасность наши попытки начать заново отношения с Россией. Наша оценка такова: если мы скажем "да" заметным военным отношениям с Грузией, то Россия скажет "нет" любому среднесрочному снижению напряженности и будет в меньшей степени сдерживать себя, а то и обратится к более активному противодействию критически важным стратегическим интересам США».


Байерли признает, что правительство Грузии, скорее всего, предпочтет закупать оружие в США, но при этом указывает, что подобное предпочтение на самом деле вредит истинным интересам Грузии, потому что из-за поставок оружия Россия будет представлять для Грузии большую опасность, а не меньшую. Цитата:

«С нашей точки зрения рост военных поставок для Грузии принесет ей больше вреда, чем пользы. Мы понимаем, что предлагаемый нами подход глубоко разочарует Саакашвили, но не мы видим ... иного способа нейтрализовать преимущества России, проистекающие из ее географического положения, размеров территории и имеющихся сил и средств».

Байерли как бы хотел сказать, что Саакашвили безрассуден, а поставки оружия еще больше повысят вероятность совершения им безрассудных действий, что навредит и ему, и Грузии, и нам. В той же статье помощник директора Центра американского прогресса по программе России и Евразии Сэмюэл Чарап (Samuel Charap) выражает свое согласие с этим и развивает начатые рассуждения, приводя два отдельных (или отделимых) друг от друга довода:

«Вместо того, чтобы спорить, можем ли мы выполнить желания Грузии, мы должны остановиться и подумать о том, каковы в данном случае интересы США. В данной ситуации никакого военного баланса и никакого сдерживающего военного потенциала не существует».

И еще цитата, теперь уже более общо:

«Перезагрузка защищает Грузию, потому что России теперь может потерять намного больше, чем прежде. Раньше в Москве никто и не думал о том, что подумают в Вашингтоне, потому что им было все равно. А теперь им не все равно».

Первый довод — это как глоток свежего воздуха. Вопрос не в том, чего от нас хочет государство-клиент, а в том, чего хотим мы. Очень верно. А вот что касается второго довода: если государство-клиент хочет, чтобы мы сделали что-то не в наших интересах, то, может быть, у нас с ним интересы расходятся, а значит, надо пересмотреть наши отношения, ведь так?

Нет, не так. Вместо этого мы делаем вывод, что государство-клиент неправильно осознает свои собственные интересы и должно получать выгоду от того, как мы, не пытаясь ни перед кем оправдаться, действуем в своих собственных интересах.

Ответственные за принятие решений лица в администрации Обамы решили (на мой взгляд, справедливо), что небольшая выгода от некоторого потепления отношений с Россией для нас перевешивает потенциальную выгоду от политики привлечения Грузии под «зонтик» безопасности США. Именно из таких расчетов и надо исходить, а не пытаться извиняться за то, что у нас такой ход мысли.

Но нет нужды и в том, чтобы обвешивать разговоры о наших интересах мишурой и симулировать их полное совпадение с интересами Грузии. Если бы я был в грузинском правительстве советником по внешней политике, я бы изо всех сил настаивал, чтобы США продавали оружие, высылали инструкторов и наращивали дипломатическое присутствие, а еще требовал бы, чтобы НАТО предоставило план действий по вступлению в альянс, и всех остальных привилегий тоже.

С моей точки зрения — именно это и должна делать Грузия, тогда как Вашингтон должен всему этому противодействовать. У нас разные интересы. Если бы мир был устроен лучше, то можно было бы не доказывать, что интересы Америки — это интересы всего мира, а просто признать, что наши интересы не всегда совпадают с интересами тех, кому мы желаем добра. Мы в полном праве иметь свои интересы, а они — иметь свои. Но это не обязательно одно и то же.