Москва – Сегодняшний диалог о противоракетной обороне берет свое начало в простой идее, изложенной 27 лет тому назад Рональдом Рейганом в его знаменитой речи о «звездных войнах».

«Что, если бы свободные народы могли жить спокойно, зная, что их безопасность основана не на угрозе мгновенного ответного удара США с целью сдерживания советского нападения; что мы можем перехватить и уничтожить стратегические баллистические ракеты еще до того, как они достигнут нашей территории или территории наших союзников?» - спросил он.

Мечты Рейгана о щите против ядерных ракет кажутся сегодня почти столь же далекими от реализации, как и в тот день, когда он произнес свою речь. СССР прекратил свое существование почти двадцать лет назад, и теперь появились новые угрозы в виде деструктивных государств, таких как Иран и Северная Корея, и международного терроризма. Однако Соединенные Штаты  продолжают вкладывать в технологии ПРО по 10 миллиардов долларов ежегодно, а недавно им удалось заручиться поддержкой НАТО в вопросе создания в Европе первого этапа глобальной системы противоракетной обороны.

Но главная проблема, как и во времена Рейгана, это по-прежнему  Россия. Не являясь больше врагом, но сохраняя свою роль потенциальной помехи, Москва опасается, что с появлением работоспособной противоракетной обороны ее стареющие силы ядерного сдерживания советской эпохи будут подорваны, и ее «стратегической независимости», как говорят российские военные аналитики, придет конец.

Путин: ждите российского «ответа»

Кремлевские руководители согласились на разговор о сотрудничестве на ноябрьском саммите Россия-НАТО в Лиссабоне, однако предупредили, что если Запад не согласится на их условия в отношении «совместной» программы ПРО, они будут вынуждены радикально модернизировать российские наступательные ядерные силы, что приведет к началу новой гонки вооружений. А это будет означать гибель другой великой мечты Рейгана – о мире без ядерного оружия.

«Я хотел бы открыто сказать, что в ближайшее десятилетие нас ждёт следующая альтернатива: или мы достигнем согласия по противоракетной обороне и создадим полноценный совместный механизм сотрудничества, или же начнётся новый виток гонки вооружений. И нам придётся принимать решение о размещении новых ударных средств. Совершенно очевидно, что этот сценарий был бы очень тяжёлым», - заявил российский президент Дмитрий Медведев, обращаясь в начале декабря со своим ежегодным посланием к Совету Федерации.

Премьер-министр Владимир Путин заявил об этом еще более откровенно. «Если системы радаров и антиракет будут размещены возле нашей границы … они будут работать против нашего ядерного потенциала, - заявил он в интервью Ларри Кингу на CNN. - И это нас, конечно, беспокоит. И мы обязаны будем предпринимать какие-то ответные меры».

Некоторые эксперты по вопросам безопасности говорят, что самая насущная задача нашего времени – найти способ рассеять сомнения Москвы, одновременно дав США возможность продолжить реализацию планов по защите Запада от возможного ракетного нападения, опасность которого существует – даже по мнению русских.

Сотрудничество как способ изменения ситуации


«Мы все еще живем в мире холодной войны, где с рейгановских времен основы стратегии мало в чем изменились. Способность России и США многократно стереть друг друга с лица с лица Земли при помощи своих ядерных арсеналов по-прежнему  остается господствующей реальностью», - говорит директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин.

«Нам необходимо наладить новые стратегические взаимоотношения, основанные на сотрудничестве. Обе стороны заявляют, что хотят этого, - отмечает он. – История показывает, что работая над ограничением наступательных вооружений, сделать это невозможно. Однако налаживание совместной работы по оборонительным вооружениям может изменить ситуацию, став тем рычагом, который превратит враждебные отношения в отношения  сотрудничества…. С другой стороны, неудача может привести к полному срыву», вернув нас в эпоху конфронтации.

Но дьявол по-прежнему  таится в деталях. Сообщения средств массовой информации о том, что стороны достигли договоренности на саммите в Лиссабоне, были преждевременными, если не ошибочными. На самом деле, говорят эксперты, лидеры НАТО отвергли предложение Медведева о построении совместной «секторной» системы противоракетной обороны, и стороны договорились лишь о создании комиссии для обсуждения других идей.

Согласно плану Медведева, НАТО и Россия должны сформировать отдельные системы ПРО, в рамках которых будет осуществляться обмен данными и группами наблюдения. Замысел заключается в том, объяснил репортерам представитель России в НАТО Дмитрий Рогозин, что «если ракета летит над нашей территорией в сторону США, ее сбиваем мы. Если ракета летит в сторону России над американской зоной ответственности, ее сбивают американцы. Но в любом случае, Россия сохраняет управление своей системой ПРО, а НАТО – своей».

Россия унаследовала от СССР ограниченную, а сегодня к тому же и устаревшую систему противоракетной обороны, предназначенную для защиты Москвы от ядерного нападения. В начале декабря российское министерство обороны заявило, что будет создавать «интегрированную систему противовоздушной обороны» в рамках Организации Договора о коллективной безопасности, куда входят Россия и еще шесть бывших советских республик. Начнется все с предстоящей поставки в Казахстан 40 современных зенитно-ракетных комплексов С-300ПС.

По словам западных специалистов, противоракетный план Медведева неприемлем, отчасти из-за российского требования о том, что НАТО не должна развертывать радиолокационные станции и ракеты-перехватчики, охватывающие российскую территорию. Нацеленная на США ракета из Северной Кореи или из Ирана будет в любом случае пролетать над российской территорией, говорят они, и НАТО не намерена закрывать глаза на эти угрозы.

«Это было не очень хорошо продуманное предложение, однако это не означает, что мы не можем наладить определенное сотрудничество в области ПРО. Проблема состоит в том, что и у самой НАТО нет четкого и ясного плана. И видимо, лучше дождаться, когда он у нее появится, и лишь потом начинать думать, как привлекать Россию», - говорит президент вашингтонского аналитического Никсоновского центра (Nixon Center) Дмитрий Саймс (Dmitry Simes).

Чего хочет Россия


Большинство российских специалистов согласно с тем, что если натовской системе ПРО, охватывающей воздушное пространство России, суждено появиться на свет, Москва согласится на нее только при условии ее участия на уровне управления.

«Вы думаете, мы поверим, что в кризисной ситуации сможем положиться на какого-то американского генерала, который будет защищать Москву? – говорит заместитель директора московского Института США и Канады Виктор Кременюк. – То же самое можно сказать и о вас. Поэтому идеальное решение это создание совместного командования…. Я думаю, лиссабонское предложение Медведева было лишь первым шагом, и он готов к обсуждению других идей. Но если Запад будет и дальше отвергать все то, что мы ему предлагаем, то в определенный момент московские стратеги решат, что нам следует изменить существующую парадигму, подумав о том, как самим защитить себя».

Многие российские эксперты отмечают, что с подозрением относятся к американским ястребам, которые считают Россию врагом, в том числе, к видным республиканцам, выступающим против нового договора о сокращении стратегических наступательных ядерных вооружений, так пока и не прошедшего ратификацию в Сенате. Отчасти их возражения вызваны тем, что в договоре увязываются сокращения ядерных арсеналов и переговоры по ПРО.

«Кое-кто из этих людей все еще живет в эпохе холодной войны, и они совершенно не изменили свое мнение, - заявляет Кременюк. – С другой стороны, у нас наверху есть два молодых лидера – Обама и Медведев, которые не проявляют никакой склонности к мышлению холодной войны. Поэтому в конечном итоге у нас, наконец, есть реальный шанс прийти к взаимопониманию».

По словам Саймса, «у России есть вполне законные опасения, и нам пора прекратить делать вид, будто это не так…. Но и Москва должна слезть со своего конька и понять, что никто ей не даст такие же права, как у члена НАТО».

В итоге, говорит он, России придется согласиться на меньшее, чем она требует. «Конечно, России хочется с самого начала принимать участие в европейской системе противоракетной обороны, но маловероятно, что такое произойдет».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.