В конце 2009 года истек договор о СНВ между Соединенными Штатами и Россией. Впервые за десятилетия Америка и Россия перестали проводить взаимные ядерные инспекции и мониторинг. Больше года два самых больших в мире ядерных арсенала остаются за пределами отлаженной системы контроля, действие которой договор гарантировал с 1991 года.

8 апреля Соединенные Штаты и Россия подписали новый договор о СНВ, представляющий собой для обеих стран важный шаг вперед в области контроля над вооружениями. Он сокращает количество ядерного вооружения с обеих сторон до уровня 1550 боеголовок и восстанавливает схему мониторинга, не действовавшую с тех пор, как истек прошлый договор.

Во всем мире подписание нового договора о СНВ сочли крупным достижением. Оно вдохнуло новую жизнь в дебаты о контроле над вооружениями и о разоружении и дало надежду, на то, что мы немного продвинулись вперед по долгому пути к безъядерному миру.

Обязательства, которые взяли на себя Соединенные Штаты и Россия способствовали благополучному исходу конференции по пересмотру Договора о нераспространении ядерного оружия, состоявшейся в этом году в Нью-Йорке, и помогли принять план действий по трем опорам режима ДНЯО — нераспространению, разоружению и мирному использованию ядерной энергии.

Однако новый договор о СНВ до сих пор не ратифицирован и все еще не вступил в силу.

Страны Европейского Союза имеют разное историческое прошлое. Особенно важно то, что в число 27 стран-членов ЕС входят государства с разных сторон «железного занавеса», исчезнувшего 20 лет назад с окончание холодной войны. Сейчас нас объединяют общие ценности, и мы одинаково стремимся к общему благополучию и безопасности.

Ратификация и вступление в силу нового договора о СНВ внесет большой вклад в дело мира, безопасности и разоружения. Восстановление юридически обязывающих ограничений на количество ядерных боеголовок и действенного режима мониторинга способствовало бы безопасности Европы и укрепило бы режим нераспространения во всем мире.

В настоящий момент не существует юридических норм, требующих разоружения или мониторинга. Сохранение у Америки и России крупных арсеналов ядерных вооружений и средств доставки вне режима взаимного контроля, на наш взгляд, отрицательно влияет на европейскую безопасность.

У США и России, обладающих 95 % мировых запасов ядерного оружия, сейчас есть историческая возможность. Они сейчас могут исполнить свои международные обязательства, уменьшить количество развернутых стратегических вооружений и создать систему обоюдного мониторинга.

Мы осознаем, что новый договор о СНВ носит исключительно двусторонний характер, однако его подписание скажется не только на отношениях между Россией и Соединенными Штатами.

Страны Европейского Союза заинтересованы в активизации совместных усилий по борьбе за разоружение, контроль над вооружениями и нераспространение. Ратификация нового договора о СНВ укрепит международный режим нераспространения и будет способствовать обузданию стран, нарушающих обязательства, которые они взяли на себя по ДНЯО. Соответственно, она положительно скажется на международной безопасности, в том числе на безопасности Америки и Европы. Ее эффект не ограничится Европой – он будет глобальным. Именно поэтому ратификация договора и его вступление в силу - в наших общих интересах.

Кроме того, существует еще один аспект, на который редко обращают внимание.

У Евросоюза существуют давние стратегические связи с Соединенными Штатами, а теперь он считает и Россию своим стратегическим партнером. Последний саммит НАТО в Лиссабоне стал важным событием в истории евроатлантического сотрудничества. Он может положить начало новым отношениям между Россией, Соединенными Штатами и Европой, которые будут основаны на взаимном доверии, прозрачности и предсказуемости. Наше сотрудничество должно создать общее пространство, в котором будут царить мир, процветание, стабильность и безопасность.

Мы полагаем, что этот положительный импульс не должен пропасть зря. Необходимо воспользоваться представившейся возможностью и сделать мир более безопасным. Ратификация нового договора о СНВ стала бы важным шагом в этом направлении.

Мы советуем Соединенным Штатам и России руководствоваться в своем выборе этими ключевыми соображениями.

В этом отношении мы, министры иностранных дел европейских стран, полностью поддерживаем усилия правительств Соединенных Штатов и России.

Мы призываем к скорейшей ратификации нового договора о СНВ и вступлению его в действие.

Михаэль Шпинделеггер (Michael Spindelegger) (Австрия), Стевен Ванакере (Steven Vanackere) (Бельгия), Николай Младенов (Nickolay Mladenov) (Болгария), Маркос Киприану (Markos Kyprianou) (Кипр), Лене Есперсен (Lene Espersen) (Дания), Урмас Паэт (Urmas Paet) (Эстония), Александр Стубб (Alexander Stubb) (Финляндия), Мишель Аллио-Мари (Michèle Alliot-Marie) (Франция), Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle) (Германия), Димитриос Друцас (Dimitrios Droutsas) (Греция), Янош Мартоньи (János Martonyi) (Венгрия), Михол Мартин (Micheál Martin) (Ирландия), Франко Фраттини (Franco Frattini) (Италия), Гирт Валдис Кристовскис (Girts Valdis Kristovskis) (Латвия), Жан Ассельборн (Jean Asselborn) (Люксембург), Тонио Борг (Tonio Borg) (Мальта), Ури Розенталь (Uri Rosenthal) (Нидерланды), Радослав Сикорский (Radoslaw Sikorski) (Польша), Луиш Амаду (Luís Amado) (Португалии), Теодор Баконски (Teodor Baconschi) (Румыния), Микулаш Дзуринда (Mikulás Dzurinda) (Словакия), Самуэль Жбогар (Samuel Žbogar) (Словения), Тринидад Хименес (Trinidad Jiménez) (Испания), Карл Бильдт (Carl Bildt) (Швеция) , Уильям Хейг (William Hague) (Британия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.