Вашингтон – Новое соглашение с Россией о сокращении стратегических ядерных вооружений вот-вот будет ратифицировано в Сенате и принесет президенту Бараку Обаме важную политическую победу. В то же время, оно выявило разногласия  в рядах Республиканской партии относительно противодействия президенту по важным вопросам национальной безопасности.

По меньшей мере 11 сенаторов-республиканцев отошли во вторник от линии партийного руководства и скорее всего обеспечили договору достаточную поддержку для того, чтобы он был утвержден. Сенат большинством голосов 67 к 28 принял решение перейти к окончательному голосованию по ратификации нового договора о сокращении стратегических вооружений СНВ.

Если такой расклад сохранится, то договор преодолеет необходимый для ратификации барьер в две трети голосов. Многие законодатели считают, что у него появится даже больше сторонников.

Окончательное голосование по ратификации договора должно состояться в среду. Оно может успокоить европейских союзников США, поддержавших договор, и убедить их в том, что у Обамы еще достаточно политических сил, чтобы подкреплять свои слова делами – даже после поражения демократов на промежуточных выборах. Если ратификация состоится, это будет первый в истории случай, когда президент-демократ успешно заключил и ратифицировал договор о сокращении ядерного оружия.

Долгая и ухабистая дорога к ратификации вызвала волнения в рядах Великой старой партии в той политической области, которая всегда считалась ее сильной стороной. Несколько дней назад казалось, что договор в опасности, поскольку лидер республиканцев в Сенате Митч Макконнелл (Mitch McConnell) и его ближайший помощник сенатор Джон Кайл (Jon Kyl) выступали против нового СНВ.

Против выступали и некоторые потенциальные кандидаты в президенты, многие из которых занимают позиции на правом фланге в Конгрессе. Бывший губернатор Массачусетса Митт Ромни (Mitt Romney) написал 6 июля передовицу в Washington Post, в которой назвал договор СНВ «самой серьезной на сегодня внешнеполитической ошибкой Обамы».

Сенатор Джон Тюн (John Thune) из Южной Дакоты, являющийся потенциальным претендентом от республиканцев, также осудил это соглашение. Бывший губернатор Аляски Сара Пэйлин (Sarah Palin), выступая на страницах National Review, призвала Сенат отвергнуть договор, заявив, что он «однобокий и не имеет стратегического смысла».

Но похоже, все эти выступления и мнения не оказали существенного воздействия на законодателей, поскольку целый ряд республиканцев в Сенате отказался от своей оппозиции договору, приведя в качестве причины тот факт, что СНВ почти единодушно подержали американские военные, а Белый дом дал новые обещания.

Раскол в рядах Великой старой партии показывает, что дебаты в ее рядах могут развернуться по двум направлениям. Группа громкоголосых кандидатов в президенты постарается обострить свои идеологические разногласия с демократами. В то же время, кое-кто в Конгрессе говорит о том, что партии необходимо продемонстрировать конкретные достижения. Целый ряд потенциальных кандидатов также выступает против компромисса по налогам, договоренность по которому удалось выработать президенту и республиканцам из Сената.

Республиканский стратег Кевин Мэдден (Kevin Madden), работавший советником у Ромни в 2008 году, заявил, что когда президентская гонка начнется по-настоящему, законодателей из Республиканской партии в Вашингтоне потянет вправо по целому ряду вопросов, причем в этом они будут следовать примеру потенциальных кандидатов в президенты.

В августе (2011 года) в Эймсе, штат Айова, должен состояться выборочный опрос общественного мнения избирателей. Это станет официальным сигналом к началу гонки в рядах Республиканской партии.

«К концу лета, началу осени напряжение предвыборной гонки станет очевидным», - заявил Мэдден. Это станет сигналом для республиканцев на Капитолийском холме, которые также могут оказаться втянутыми в борьбу за номинацию.

Для многих из внешнеполитического истэблишмента раскол из-за нового СНВ стал откровением.

Почетный президент Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) Лесли Гелб (Leslie H. Gelb) заявил, что зарубежных лидеров озадачило противодействие республиканцев новому договору СНВ, который вначале критиковали за то, что он слишком скромный и ограниченный. Эти дебаты, сказал он, «наносят серьезный ущерб [республиканцам] в вопросах национальной безопасности».

Согласно условиям договора, США и Российская Федерация могут иметь не более 1550 развернутых боезарядов и по 700 пусковых установок. Это означает сокращение примерно на треть. Кроме того, договор предусматривает возобновление инспекций сторон на объектах, где размещается ядерное оружие.

Когда США и Россия подписали в апреле это соглашение, ратификация не казалась серьезной проблемой. Однако шансы на ратификацию то увеличивались, то уменьшались, что было связано с суматохой промежуточных выборов, особенностями последней сессии Сената в старом составе и расколом в рядах Республиканской партии.

Противники договора жаловались на то, что Обама сделал слишком много уступок и торопится провести соглашение через Сенат. Кое-кто также опасался, что договор будет препятствовать американским планам создания противоракетной обороны, которые являются центральным элементом внешней политики республиканцев со времен Рейгана.

Обама снова пообещал модернизировать ядерный арсенал США и продвинуть вперед планы ПРО. Активное лоббирование Белого дома также помогло обеспечить поддержку со стороны колеблющихся республиканцев.

В среду сенатор из Теннеси Ламар Александер (Lamar Alexander), занимающий третье место в иерархии республиканских сенаторов, заявил коллегам, что поддержит договор, «потому что после его реализации у нашей страны останется достаточно ядерных боезарядов, чтобы уничтожить любого агрессора, и потому что президент взял на себя обязательство выделить в рамках 10-летнего плана 85 миллиардов долларов на то, чтобы это оружие работало».

Администрация Обамы пообещала незамедлительно приступить к новому этапу переговоров по контролю вооружений с Россией. Сейчас она планирует начать дискуссию о сокращении менее мощных тактических ядерных вооружений, обычных вооружений и остающегося у двух стран стратегического арсенала.

По конституции для ратификации необходима поддержка двух третей присутствующих сенаторов. Обычно это означает 67 голосов, однако сенатор-демократ из Орегона Рон Уайден (Ron Wyden) отсутствует по болезни, в связи с чем для утверждения договора нужно 66 голосов.