Еще недавно я утверждал, что в рядах республиканских конгрессменов нет даже признаков единой и организованной оппозиции политике Обамы в отношении России. Однако я предупредил тогда, что шумный антироссийский «фронт» может вскоре появиться в Палате представителей благодаря продвижению на пост председателя комитета по международным делам Илеаны Рос-Летинен (Ileana Ros-Lehtinen). А сенатор Джон Маккейн быстро превращается в неугомонную антироссийскую занозу в Сенате. Вместе Илеана и Джон могут составить новую энергичную вашингтонскую пару, способную отравить возникшую недавно позитивную тональность в российско-американских отношениях.

Недавно Рос-Летинен дала интервью Дженнифер Рубин (Jennifer Rubin) из Washington Post, в котором новая госпожа председатель бодро пообещала, что ее комитет будет «с удовольствием говорить о свободе и демократии». (Весьма любопытно слышать такое, учитывая то, что наша страна ведет одновременно две войны.) Можно представить себе ту длинную очередь из борцов за свободу и приверженцев демократии, которые будут маршировать перед членами комитета Рос-Летинен за счет средств американских налогоплательщиков.

Что касается позиции Рос-Летинен в отношении России и российской политики Обамы, то позвольте мне просто процитировать два абзаца из статьи Рубин.

«Если мы сместимся в сторону России, - заявила она, выдвигая доводы против ратификации договора СНВ, - то попадем в стратегическую смирительную рубашку». По ее словам, «администрация не дала пока исчерпывающие и удовлетворительные ответы на вопросы», заданные сенатором-республиканцем из Аризоны Джоном Кайлом (Jon Kyl) по поводу проверок и противоракетной обороны. Она также заявила, что заключение соглашения о сотрудничестве с Россией в ядерной сфере является  ошибкой. Рос-Летинен сказала: «Нам не следует заключать соглашение со страной, которая столь отвратительно ведет себя в вопросах нераспространения». Она отметила, что «мы не можем даже проверить», масштабы деятельности России по распространению.

Она фактически заявила, что ей не нравится отношение к России в целом. «Сколько еще уступок мы намерены сделать?» - спросила Рос-Летинен. Она отметила, что встречалась на прошлой неделе с высокопоставленной делегацией из Грузии и выразила ей поддержку «в противодействии российской агрессии». Считает ли она, что мы должны поставить в Грузию оборонительные системы вооружений, от чего воздерживается администрация Обамы, дабы не расстраивать русских? Рос-Летинен ответила, не задумываясь: «Безусловно! Именно этого они хотят, и именно это им нужно. Они не агрессоры…»

Маккейн, в свою очередь, отправился 10 декабря в Школу фундаментальных международных исследований (School of Advanced International Studies) при Университете им. Джонса Гопкинса (Johns Hopkins University) и произнес там речь, озаглавленную «Реализм в отношении России: власть, интересы и ценности». Признав наличие «некоторых скромных результатов» в политике Обамы по перезагрузке отношений с Россией, Маккейн выразил сомнение по поводу того, насколько далеко «эта попытка перезагрузки заведет нас с нынешним российским правительством». Такой «реалистичный» подход Маккейна заставил его усомниться в значимости России в современном мире. Вот слова самого сенатора:

«Упадок России это геополитическая реальность. Попросту говоря, Россия все меньше и меньше способна выступать в качестве глобального партнера США и великой державы».

Основываясь на своих оценках, Маккейн призвал «более трезво подходить к нашим отношениям с Россией», а также «вести дела с Россией как со скромной и ограниченной державой, какой она и является, а не как с великой державой, какой она была раньше». Более того,  сделав шаг, который порадует каждого, предпочитающего дела словам, Маккейн предложил ряд конкретных мер по реализации своего «трезвого подхода» к российско-американским отношениям. Во-первых, он призвал возобновить поставки «оборонительных вооружений» в Грузию. Во-вторых, он потребовал, чтобы администрация вышла из состава российско-американской Рабочей группы по вопросам гражданского общества, которую возглавляют Майкл Макфол (Michael McFaul) и Владислав Сурков. (Маккейн мог, по крайней мере, публично признаться в том, что первая идея это любимый проект его внешнеполитического советника и платного лоббиста грузинского правительства Рэнди Шенеманна (Randy Scheunemann), а вторую выдвинул Борис Немцов, с которым, по признанию самого Маккейна, он «встречался несколько раз в этом году».)

Однако самой оригинальной идеей, которую, очевидно, родил сам Маккейн, стала его мысль о начале «общенациональных дебатов» по России. Почитайте его заявление:

«В конечном итоге, нас нужны общенациональные дебаты по вопросу истинной природы этого российского правительства, о том, какого рода взаимоотношения  возможны с этим правительством, а также о том месте, которая Россия должна в реальности занимать во внешней политике США».

Понимает ли Маккейн собственную логику? Зачем нам нужны общенациональные дебаты о якобы клонящейся к упадку стране, которая является «скромной и ограниченной державой» и «все меньше и меньше способна выступать в качестве глобального партнера США и великой державы»? Чтобы Маккейну было о чем произносить свои высокопарные речи на протяжении следующих шести лет в Сенате?

Но Маккейн про Россию еще не закончил. 16 декабря, когда республиканцы в Сенате жаловались на нехватку времени для ратификации нового договора СНВ во время заключительной сессии в старом составе, он прервал слушания по ратификации и разразился речью на 2290 слов, жалуясь на отложенное оглашение приговора по делу Михаила Ходорковского.

Трудно себе представить двух людей с такими разными биографиями и квалификацией, как у Рос-Летинен и Маккейна. И тем не менее, у них есть нечто общее. Рос-Летинен родилась на Кубе, и из нее до сих пор ключом бьют антикастровские настроения. Политические взгляды Маккейна сформировались в то время, когда он находился в плену во Вьетнаме. Куба и Вьетнам получали мощную политическую поддержку и помощь от Советского Союза. Советского Союза давно уже нет, но Илеана и Джон не хотят этого замечать, и продолжают ненавидеть Россию вместо СССР. Страсть хороша в брачных отношениях; но она опасна, когда ее используют в отношениях международных.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.